PENNY DREADFUL

Объявление

http://idolum.rusff.ru ждем вас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ПРОВАЛЫ В ПАМЯТИ » обязан вернуться


обязан вернуться

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Я не просила, чтобы ты приходил. Но ты теперь обязан вернуться.
"Если тебе есть, куда вернуться, вернись."(с)


http://s8.uploads.ru/7ZFKC.png

story about us.
И вдруг меня охватывает несказанная печаль, которую несёт в себе время; оно течёт и течёт, и меняется, а когда оглянешься, ничего от прежнего уже не осталось.
Да, прощание всегда тяжело, но возвращение иной раз ещё тяжелее.

names.
Оливер & Лиза
time & place.
полгода назад, вечер.
Дом, что находится по адресу palmers rd, 13.

Отредактировано Liza Randall (2014-03-12 18:27:46)

+1

2

Возвращение. Знаете, а ведь Оливер давно думал об этом. Возможно, было бы неплохо вернуться, наладить дела с семьей, объясниться перед друзьями. Особенно перед Лизой. Но если ты уезжаешь, не прощаясь, то куда проще там и оставаться, нежели найти в себе силы вернуться. Да и зачем? Сначала скучаешь по той жизни, которую оставил позади, потом привыкаешь к новой. И все в порядке.
Так и было. До тех самых пор, как вдруг перестало. Опять эта чертова ситуация, когда у тебе нет другого выбора, кроме как кидать в чемодан свои немногочисленные вещи и уезжать, куда глаза глядят. На этот раз глаза Джонса взглянули в сторону дома. Того самого настоящего дома, который он когда-то оставил из-за чрезмерной импульсивности. Но вот только не совершил ли он ошибку, вернувшись? Как оказалось, семья Оливера больше и не семья вовсе. Сестра совсем сбрендила и перебивается какими-то сомнительными заработками. Куда она дела деньги от продажи дома, никому неизвестно. Кажется, ей в том числе. В некотором роде Оливер и винил и себя в том, что случилось с его сестрой. Когда-то она была другой. Нужно было лучше следить за ней. И нельзя было вот так оставлять. Но что сделано, то уже сделано. И он понимал, что в скором времени постарается разобраться и в том, что случилось с его семьей за то время, что парню пришлось отсутствовать. Но не сейчас. Сейчас он хотел чего-то другого. Сам не знал, чего именно. Потому просто бродил по улице, где раньше жил, уныло волоча за собой чемодан. Интересно, бомжам всегда так невесело? И где они вообще обычно тусуются? Кажется, Оливеру предстоит еще многое узнать о жизни бездомных, чтобы попасть в их закрытый клуб. Думая обо всем этом, парень невольно усмехнулся. А потом понял, что находится прямо перед домом Лизы. Пожалуй, она сейчас была единственным человеком, которого он одновременно очень хотел увидеть, но в то же время и не хотел. Наверняка она была обижена. Возможно, даже скучала. А потом стала жить дальше, забыв о его существовании. И теперь нате вам подарочек под дверью? А, впрочем, какая разница. К черту все эти раздумья, если уж он забрел сюда, то нужно повидаться с ней.
Оливер постучал в дверь и как только девушка открыла, начал говорить, не давая ей шанса захлопнуть дверь перед его носом. На всякий случай. Вдруг и правда обиделась.
- Давно не виделись, Лиззи, - парень улыбнулся так радостно, как только мог и тут же заключил подругу в объятия. У нее не должно быть времени на раздумья. И на то, чтобы осознать, какой он на самом деле придурок, тоже. Пусть все просто будет так, как будто ничего и не произошло. Объяснять-то, что к чему, чертовски не хотелось. Всегда проще просто попытаться начать с того места, на котором закончили. - Как там твои дела? - Джонс уже вошел в дом, не дожидаясь приглашения. И чемодан втащил вслед за собой. Продолжая вести себя крайне по-хозяйски, он быстро зашагал в сторону кухни. Благо, устройство этого дома парень знал отлично. - Хм, что-то у тебя тут не густо, - недовольно пробормотал он, открыв холодильник девушки. - Ладно, не страшно, - захлопнув его, Оли начал набирать номер доставки пиццы. Хотел начать набирать, но понял, что уже и номер-то забыл. - Слушай, ты номера-то не помнишь? Пиццу закажем. А то я стар становлюсь, не помню уже ничего, - парень рассмеялся и, наконец, замолчал. Спектакль вроде получился неплохой, но вид Лизы явно говорил о том, что она ошарашена этим его появлением. Да и кто бы не был на ее месте? Впрочем, сдаваться Джонс не собирался.
- Эй, Лиз, ты что, призрака увидела что ли? Земля вызывает Лиз! - Оливер помахал руками перед лицом девушки и, подойдя к ней поближе, похлопал ее по плечу. По-товарищески так. - Нам нужна пицца.

+1

3

внешний вид;

http://s9.uploads.ru/VuWBq.gif

Он вернется, когда не нужно.
Когда снова зажгутся звезды,
И на улице станет душно.
Он придет, когда будет поздно.

      Мне всегда казалось, что этот гребанный мир запрограммирован так, чтобы я оставалась всегда в одиночестве. Каждый раз, когда я чувствовала привязанность к какому-нибудь человеку, он обязательно исчезал из моей жизни, и не важно каким образом, просто его резко не становилось. Черт возьми, как это было круто. Если по началу я переживала из-за утрат, то потом я просто привыкла к этому, перестала привязываться, стала все больше отстраняться от людей, замыкаться. Просто послала все к черту и перестала убиваться. Кому нужно было, тот был рядом, а остальные пусть катятся куда хотят.
     Ко всему прочему я всегда завидовала людям, которые могут вот просто так взять и сорваться с места, улететь, убежать подальше от всего, что его не устраивает, начать все заново...я была не из таких людей. Если раньше я думала, что в городе меня держит только бабушка, то после ее смерти, я не знала, почему не уехала, хотя клялась себе, что сделаю это, как только останусь совершенно одна. Слабохарактерная идиотка, которая слишком была привязана к городу и дому, чтобы бросать. Мне казалось, что если я продам дом и перееду, то вместе с ним я продам и память к бабушке с дедушкой, порву какую-то невидимую связь между нами...поэтому я осталась в этом чертовом городе, который давит на меня с невероятной силой. В глубине души я знала, что отсюда нужно бежать, слишком много плохого ассоциировалось с этим городом, слишком многих людей я потеряла здесь, слишком много мест напоминали мне о потерях, заставляя старые раны заболеть вновь.
     Сегодняшнее утро началось с глобальной уборки чердака, я наконец-то решила расправиться со старым ненужным барахлом, оставив только самое дорогое сердцу. Сколько же всего я нашла там наверху, начиная от старых детских игрушек, заканчивая фотографиями с близкими людьми. Было очень мило и трогательно перелистывать альбом, в котором были фотографии с родными, я проводила пальцами по лицам близких, и как будто чувствовала их рядом с собой, -Вы навсегда в моем сердце. -подумала я, всегда считала, что они слышат мои мысли. Я перевернула страницу альбома, начала рассматривать фотографии, когда дошла до самой нижней, я закрыла альбом и кинула его в сторону. На нижней были мы с Оливером, моим когда-то близким другом, который, как и все исчез. Я сложила все ненужные вещи в коробки и вытащила их на улицу, поставив около крыльца. -Потом выкину, сейчас уже нет сил. - я прокашлялась, видимо надышалась пыли, глаза слезились и чесались, противное ощущение. После уборки я легла спать, сильно болела голова...я не знаю, сколько я проспала, разбудил меня звонок в дверь.
     Одев тапочки и потянувшись, я пошла открывать дверь, даже не имея представления, кто мог ко мне придти. Знаете, я все могла представить, но такого исхода, я даже во сне не видела. На пороге стоял он. Мой. Нет не так, когда-то мой Оливер. Он так внезапно появился, так внезапно начал говорить, все тем же беспечным голосом, такой же веселый, только такой повзрослевший Оливер. Мне правда хотелось просто проснуться сейчас, я не верила в реальность происходящего. Я сглотнула и начала щепать себя за руку. Но после того, как он обнял меня, я вообще, кажется, перестала верить во все. -Привет, - кое-как вымолвила я, все еще не веря в настоящее. Я обошла его и подошла к раковине, начала умываться холодной водой, чтобы проснуться. Прошло столько лет, я столько представляла нашу встречу, думала, что скажу ему, что выскажу все-все...а теперь он стоит передо мной, и я не знаю, что мне делать. Хочется и кричать, и радоваться одновременно. Я оперлась о косяк двери и стала наблюдать за ним, такое ощущение, что мы перенеслись лет на десять назад, он как и раньше хозяйничал у меня дома в поисках еды, которой раньше было больше. -Как мои дела? - с тяжелым выдохом произношу я, - Все прекрасно, почти... -ну да, он прям поверит моим словам, ибо моя интонация и голос ну вообще не выдают всей херовости моего существования здесь, - я одна. - я осеклась, не зная, что ему говорить и как говорить. - все умерли, - так и хотелось добавить, что вместе с ними умерла часть меня, но я не стала.
    Он так много говорил, не давая вставить мне ни слово, и я понимала почему: он боялся услышать меня, боялся потерять последнее, что связывает его с родным городом. Хотя, может быть, я просто тешу себя этой мыслью сейчас, черт его знает. Я облизнула пересохшие губы и пошла к кухонному столику, открыв полку, я достала из нее тарелку с булочками, которые пекла вчера вечером, потрогав рукой чайник, я поставила его подогревать, а тарелку с булками поставила на обеденный стол. С каждой секундой во мне закипали эмоции, я начинала учащенно дышать, а мысли начинали путаться, я гневно посмотрела в его сторону, потом подбежала к нему и вмазала пощечину.... бубух. Взрыв эмоций произошел, все, что накопилось за столько лет, требовало свободы, и я дала ему это. У меня "заходили" скулы, я сжала кулаки и стала зло смотреть на старого друга, -Ты бросил меня! - я снова закашлялась, видимо простуда это, а не пыль, - ты бросил меня, когда был так нужен! - повторила я. Стала внимательно смотреть ему в глаза, мои же начинали слезиться, черт возьми, как я не люблю такие моменты.

+2

4

Оливер суетился. Лиза по-прежнему смотрела на него так, будто не верила в то, что это происходит наяву. Хотелось, чтобы дальнейшим пунктом было нечто вроде "да-да, сейчас дам номер, а ты пока выбери, какие фильмы будем смотреть ночью, нам ведь так много всего нужно наверстать". Вот только полагать, что так и будет, было бы как-то очень уж наивно. Но Оливер все равно в глубине души надеялся, что разговор о том, где он был и почему не звонил, не писал, не приезжал, можно будет хотя бы отложить. Ведь придется извиняться. Подбирать какие-то слова. Выдавить из себя, что на самом деле он временами очень скучал, но уже не мог себе позволить влезать в жизнь человека, с которым так поступил. Да и не позволил бы никогда, если бы не такие вот обстоятельства.
Лучшее решение проблемы - это откладывать ее решение до того момента, когда уже все станет настолько в порядке, что разговор будет не таким тяжелым. Сейчас явно не тот момент. Так что, когда Лиза начала отвечать на вопросы, Джонс уже вздохнул с облегчением. Значит опасность миновала, и все нормально. Он толком даже не вслушался в то, что девушка сказала, продолжая имитировать крайне бурную деятельность и болтать. Болтовня - это ведь всегда прекрасная маскировка волнения.
Зря он так сделал. Хоть с запозданием, но слова Лиз дошли до него, и заставили, перестав улыбаться, застыть на месте как вкопанному. Она одна? Все умерли? А его не было рядом, чтобы поддержать. Черт побери, он должен был быть здесь, а не черт знает где черт знает с кем.
Должен был. Надо было думать об этом раньше. А сейчас Оливер и придумать, что ответить-то толком не мог. Сейчас в нем вообще боролись две мысли: "я мудак, почему я не вернулся раньше" и "я не должен был приходить сюда вообще никогда". И пока что у мыслей была ничья.  Потому он просто наблюдал за тем, как Лиза организовывает им еду на стол и молчал. Да, в кои-то веки Оливер заткнулся.
Было стыдно. А еще было тошно от самого себя. А всему виной эта его дурацкая привычка не думать о последствиях своих действий. Сначала сделал, потом подумал. Решил, что ничего хорошего не светит, и перестал думать, чтобы не истязать себя. Но за некоторые поступки все-таки придется отвечать. Видимо, за этот свой отъезд тоже. Хотя бы перед своей же совестью, раз уж Лиза ничего не высказывает ему.
Наверное, лучше бы и правда пошел пытаться подружиться с бомжами.
Пощечина прилетела неожиданно. Впрочем, Оливер понимал, что заслужил это. Так же как заслужил и дальнейшие слова Лиз. Наверное, он даже ждал этого. Лучше уж крики, чем молчаливая обида. Пусть выскажется, пусть бьет его, пусть делает что угодно, только бы злость отошла. Не только потому что Олли в общем-то было больше некуда идти.
- Никто не идеален, - проговорил парень. Вообще он собирался попросить прощения, но почему-то сделал в этих словах настолько много ошибок, что они заменились чем-то другим. Чем-то похожим на худшее, что можно было сказать в такой ситуации. 
- Ты, кажется, приболела, - проигнорировав сверкающие злостью глаза девушки, Оливер заботливо похлопал ее по плечу. - Ну ничего, мы тебя вылечим. Он говорил ерунду. И прекрасно понимал, что говорит ерунду, которая только еще больше будет злить ее. Но как заставить себя просить прощения, если ты понимаешь, что действительно очень сильно виноват?
Оливер уже направился к столу, собираясь как ни в чем ни бывало взять булочку, перекусить, сменить тему, но резко остановился, несколько секунд постоял спиной к Лизе, после чего развернулся, уже не пытаясь казаться таким беззаботным, как до этого. Притворством он только сделает еще хуже. Пришло время откинуть свой идиотизм и принять то, что некоторые проблемы в долгий ящик отложить не получится.
- Слушай, я знаю, что это было неправильно, - парень старался не задерживать свой взгляд на подруге. - Но сейчас я здесь, - наверное, здесь должны быть аплодисменты за худшее извинение в мире, да? Извинение, в котором даже самого слова "прости" и не прозвучало. Да и вообще вся та часть, что отвечала за покаяние, была пропущена. Ну что ж, хотя бы начало и конец есть. Уже неплохо, не так ли?
- Успокойся. Пожалуйста, - наконец взглянув в ее глаза, Олли понял, что дело плохо. Он не сможет видеть ее слез. Тем более если сам же и является причиной их появления. Пусть делает что угодно, но только не плачет. Пусть лучше злится. Он даже готов ей в этом помочь. Нужно просто снова сказать что-нибудь нелепое. Но уже как-то язык не поворачивался.

+1

5

Знаете, в какой-то момент, после моих громких фраз, я испугалась. Я реально испугалась, что он повернется и уйдет. Снова исчезнет из моей жизни, оставив в одиночестве. Я не хотела такого исхода. Наконец-то в моей жизни появился родной человек, и не важно, что произошло до этого, главное то, что сейчас он здесь. Главное вообще то, что после возвращения, он зашел именно в этот дом. Пусть и идти ему по-сути было больше некуда. Я совру, если скажу, что я не рада его приходу в мой дом, я совру, если скажу, что мое сердце не ускорилось при виде его, стоящим в моей кухне. И если я скажу, что не ждала его все это время - это будет самая большая ложь в моей жизни. Как бы я не злилась и не бесилась на него, я ждала и надеялась, что когда-нибудь снова увижу его растрепанные светлые волосы, услышу его чуть хрипловатый смех. И вот сейчас он стоит передо мной, а я как идиотка, включаю обиженку и совершая глупые действия, которые, возможно, оттолкнут его.
      -Никогда не верила в совпадения, - чуть слышно произношу я, на кухне стоит режущая тишина, поэтому он вполне меня слышит, - но придется видимо поверить, - я еле заметно улыбаюсь, - разбираясь сегодня на чердаке, я наткнулась на наше фото, - снова глупая улыбка наползает на лицо, перед глазами появляется та фотография, сделанная много лет назад, - это кажется было на мой день рождение, мы сидели на крыльце дома, и ты подставил мне рожки, -сколько же времени уже прошло с тех пор, как же все круто поменялось, а я бы душу продала, чтобы хоть на денечек вернуться в то время, почувствовать кого-то родного рядом, а не только знойную тишину полупустого дома, в котором я живу. Я усмехаюсь, а потом поднимаю свой растерянный взгляд на Оли, да, мои слова заставили его пересмотреть свое поведение здесь. Я тяжело вздыхаю и подхожу к чайнику, который уже вскипел. По памяти завариваю ему чай, вроде не забыла сколько сахара он кладет себе, себе же делаю кофе, ибо сегодня какой-то изнуряющий день, мне нужно взбодриться. Ставлю чашки на стол, из  холодильника достаю сегодняшний обед: мясо с рисом, ставлю подогреть. -Он наверное очень голодный с дороги, - думаю я. Сейчас злость начала медленно спадать с меня, я успокаивалась, теперь подступала какая-то радость...и непонятно, то ли от осознания, что мой друг вернулся, а то ли от того, что в доме стало не так одиноко.
     -А черт его знает, - говорю я, - приболела, не приболела, кого это волнует, - горько усмехаюсь и иду доставать из микроволновки мясо. Поставив тарелку на стол, я указываю ему рукой на стул, сама же продолжаю стоять как столб. -Само пройдет - машу рукой и откашливаюсь в кулак.
     Лучшее средство для защиты - нападение. Такой тактики сейчас придерживался и Оливер. Он нападал на меня разговорами, пустой болтовней, которая могла оттянуть тот разговор, который просто обязан был состояться между нами. -Он устал, голодный, - думала я, мне хотелось одновременно и выяснить все, и оставить его в покое, просто насладиться его присутствием в моем доме, присутствием, которое оживило все вокруг. Ведь неизвестно, как долго он пробудет здесь, может он вовсе проездом. Сейчас нужно было просто радоваться, что он здесь, что он живой и невредимый, а не грузить его скандалами и разборками, на которые ему возможно плевать. Не хотелось бы снова разбежаться с ним на плохой ноте, вообще не хотелось бы больше ругаться с ним и расставаться, мне нужен был этот человек. Пусть и не рядом, просто знать, что он есть. Лучшее, что он может мне дать сейчас.
     -Я спокойна, Оливер, - говорю я спокойным ровным голосом, который еще пару минут назад срывался и хрипел. Делаю глубокий вдох, а потом глубокий выдох. - И я рада, что сейчас ты здесь, - почти неслышно говорю я. Хочется его крепко обнять, рассказать все-все, что произошло со мной за эти долгие годы, поделиться всем, не забыв ни о чем. Услышать где он был, как жил, что пережил. Узнать все-все. Но почему-то слова даются мне с огромным трудом, кажется, что в голове много всего, о чем можно поговорить, но на деле оказывается, что я просто молчу, опустив глаза в пол. Я сажусь на стул, поджав ноги, отпиваю немного кофе и бросаю беглый взгляд на Олли, потом перевожу на чемодан, -Надолго ли ты приехал? - спрашиваю у него, а у самой сердце начинает бешено колотиться в ожидании ответа. Я искренне боюсь, что он скоро снова уедет, что он заехал только проведать семью, ну и по внезапному стечению обстоятельств, а может просто случайно зашел ко мне. Отпиваю еще кофе. Кажется, я не рассчитала сколько нужно налить кипятка, поэтому обожгла себе язык, негромко ойкнув. -Мне не хватало тебя, - опять же таки чуть слышно говорю я, уткнув свой взгляд в кружку с кофе, не знаю почему, но слова даются мне тяжело сейчас, как и встреча взглядом с ним. Он тоже избегает зрительных контактов, хоть в чем-то мы сейчас похожи.

Отредактировано Liza Randall (2014-03-13 23:48:16)

+1

6

- Ну тебе идут рожки, что я могу поделать, - парень улыбнулся и пожал плечами. - Тем более такие рожки, - упустить момент, когда девушка пошла ставить чайник он просто не мог, потому тут же, стараясь двигаться незаметно, подошел к ней и сделал то, что в очередной раз испортило бы серьезную фотографию, превратив ее в нечто веселое. Конечно, если бы они фотографировались, то потом можно было бы и в лоб получить за свое поведение, но чего уж скрывать, Лиза всегда выглядела только еще милее, когда злилась.
- Меня это волнует, - может он и находится в этом доме и в этом городе всего ничего, но это не значит, что ему наплевать. В очередной раз Оливеру стало стыдно. Все-таки видеть подругу такой одинокой и уверенной в собственной ненужности ему было тяжело. Ведь Джонс помнил ее веселой и улыбающейся. Больше всего сейчас хотелось каким-то образом вернуть на ее лицо улыбку. Знать бы только еще, как это сделать, если в какой-то степени ты сам тоже посодействовал тому, что с ней случилось.
После недолгой вспышки гнева Лиза старалась вести себя, будто все нормально, но, черт побери, это раздражало. Ведь Оливер понимал, что это все больше похоже на какую-то маску и театральное представление, чем на правду. Она не может в один момент злиться на него, а в другой совсем забыть об этом и успокоиться. Так просто не бывает. С другой стороны, он все равно не может терпеть всех этих выяснений отношений и разговоров о том, кто кому что и как сделал и кому как жаль, что он болван. Говорить о чувствах как-то нелепо. Говорить о каких-то угрызениях совести тоже. И так понятно, что они есть.
А вот наконец-то перекусить - это отличная идея. Хоть и выглядит как попытка сбежать от проблем. И на этот раз сделать это пытается уже Лиза. Ладно, раз она считает, что лучше так, то пусть будет так. Нарываться на выяснение отношений - совсем не то, что Оливер когда-нибудь мог бы сделать, пребывая в своем уме. Буря стихла, ну и ладно.
- Ммм, как вкусно пахнет, - живот предательски заурчал, выдавая голод, за что тут же получил ладонью. - Заткнись! - буркнул парень, обращаясь к собственному животу. - Это я не тебе, если что, - на всякий случай лучше перестраховаться. А то Лиза еще как решит, что он решил прибегнуть к радикальным мерам по устранению конфликта путем затыкания оппонента. Нет, если рты они и заткнут сейчас, то только благодаря вкусной еде, которая уже стояла на столе и манила к себе. Сопротивляться Оливер не стал, так что в скором времени уже сидел и оперативно работал ложкой. Как же все-таки хорошо поесть впервые за день.
- Готовить что ли научилась? - шутливо спрашивает парень, не переставая жевать. Скоро он будет сыт и доволен. И мир, определенно, будет казаться ярче и лучше. Но вот только Лиза по-прежнему выглядела и расстроенной, и какой-то напуганной, и просто грустной одновременно. И с этим нужно было что-то делать.
Вопросы-вопросы. Знать бы хотя бы самому на них ответы. Когда Оливер возвращался, то ожидал здесь увидеть что-то совсем другое. Не так все должно было быть. Он думал, что просто вернется в свой дом и все будет так, как раньше. А теперь дома нет, придется думать, где жить, где брать деньги на жилье. А с работой у Джонса всегда все проблемно. Ему вполне хватало тех заработков, что он мог получить, делая время от времени сайты на заказ или занимаясь еще какой-то работой в интернете. Но на аренду жилья этого не хватит. И на мотель не хватит. Ни на что не хватит. И, честно говоря, Оливер не знал, что с этим делать. Через себя перешагивать и идти работать каким-нибудь охранником в захудалую фирму не хотелось. Жить на улице тоже. Можно было попытаться пристроиться к отцу или матери, но расстраивать Лиз снова не хотелось еще больше, чем все вышеперечисленное.
- Я не знаю, - врать парень не собирался, так что решил сказать все, как есть. - Планировал надолго. Но сама знаешь, - Олли кивнул головой в сторону окна, намекая на то, что он больше не живет в доме напротив. Да и вообще нигде не живет. - Наверное, придется ехать к родителям. Или к сестре. Или знакомиться с местными бомжами, - он усмехнулся, - Правда, я понятия не имею, что будет завтра, но можно сегодня остаться у тебя? - по идее она должна была бы его выставить за дверь за все то, что парень учинил, и как вел себя сейчас, но Оливер хорошо знал Лизу. И надеялся, что она по-прежнему больше дорожит отношениями с кем-то, чем старыми обидами. Ведь он очень хотел помириться. Было бы слишком паршиво остаться в этом городе без единого близкого человека. - Потом буду думать, - он говорил, что будет думать потом, но при этом задумался уже сейчас. Даже есть перестал. Тяжело было осознавать, что любой вариант изначально его раздражает и не подходит. Наверное, из всего вышеперечисленного с наибольшей радостью Джонс отправился бы к бомжам. - Черт, - на несколько секунд парень закрыл лицо руками и потер уставшие глаза, после чего посмотрел на Лизу и постарался улыбнуться. - Не переживай, Лиззи. Все будет в порядке, - произнося последние слова. он протянул руку через стол и накрыл ею ручонку девушки. Ему тоже ее не хватало.

Отредактировано Oliver Jones (2014-03-14 21:53:47)

+2

7

-Да-да-да, - растягиваю я, - ты всегда так отмазывался, когда портил наши самые лучшие фотки, а я бубнила на тебя, - я улыбаюсь и толкаю его в бок, атмосфера напряженности потихонечку сходила на нет. В моей душе царило какое-то умиротворение сейчас, мне давно не было так спокойно и хорошо, как сейчас. Уже только за это я была ему безумно благодарна. Какие-то теплые воспоминания, навеянные этими "рожками", всплыли отрывистыми образами в моей голове. Я неожиданно засмеялась, со стороны это выглядело как минимум странно. Он посмотрел на меня с удивлением и поднял бровь, -Просто вспомнила, как я на твое день рождение, окунула тебя лицом в торт, - да, тот день рождение я запомнила надолго. Было очень весело и хорошо, такой теплый праздник. Я вообще всегда считала его семьей, с его сестрой у нас были не такие хорошие отношения, я ее не понимала, а она не понимала меня. С Оли все было по-другому...мы с детства были на одной волне, свои в доску ребята, и это было безумно круто. Хахаха, даже бабуля считала его очень хорошим мальчиком всегда, а если бабуля оценила и одобрила, значит все хорошо.
   Я невольно улыбнулась, когда он сказал, что мое состояние его волнует, это было безумно приятно и...непривычно. Я живу одна уже порядка четырех лет, и за это время в моей жизни не было людей, которые бы волновались за меня и заботились обо мне. Я отвыкла от таких отношений. -Да все само собой пройдет... - улыбаюсь, поджимая губы, - я всегда так "лечусь" - смотрю за окно, отодвинув тюль, кажется, сегодня ночью будет дождь, не зря поднялся ветер и небо затянуло тяжелыми тучами. -Кажется, сегодня ночью будет дождь, - повторяю я уже вслух. Дождь - это ужасно. Особенно живя в моем доме. Некоторые комнаты даже пришлось закрыть, потому что они за много лет перестали быть пригодными для жилья: кое-где подтекает крыша, и поэтому сыпятся потолки, кое-где оконные рамы настолько прогнили, что пропускают ветер, и из-за этого в комнатах в холодное время года находиться просто невозможно. Половина, когда-то прекрасного дома, становится просто опасной для жизни.
    Тишину в комнате испортило бурчание в животе Джонса, я кое-как подавила смешок, потому что уж больно громко раздавались звуки: -Мммм, какие божественные звуки, такая мелодия... - я уже не сдерживаюсь и начинаю смеяться, -  бы переложила эту мелодию на ноты, - опять смеюсь и ловлю неловкий взгляд Оливера. Эх, давно я искренне не смеялась, черт возьми, он просто приехал и за каких-то пятнадцать минут улучшил все мое душевное состояние, это так круто. Я была очень ему благодарна. -А я-то подумала, что ты ко всему прочему решил еще меня и заткнуть, - вскидываю бровь и внимательно смотрю на него, сдерживая улыбку, чтобы не испортить как бы серьезность ситуации, - это было бы с твоей стороны сверх нагло, да-да - как можно серьезнее и суровее говорю я, хотя смех так и вырывается наружу. -Ешь давай, а то я скоро перестану слышать тебя из-за громкости твоего желудка, - я подталкиваю тарелку ближе к нему и подмигиваю. Хм. заботиться о ком-то это так круто, такое щекочащее внутреннее ощущение, приятное до мурашек. Я внимательно наблюдаю за всеми его действиями, не знаю, вроде и отвыкла от него за все эти годы, а вроде ощущение, что он никогда никуда не уезжал.
  -Готовить что ли научилась, - передразниваю его я и показываю язык, -ага, нужно было выживать, поэтому пришлось научиться, уровень кулинарии был активно прокачен и поднят до максимально возможного на данном этапе, - я снова подмигиваю ему и отпиваю кофе, который уже достаточно остыл, чтобы я смогла пить его, не боясь обжечься. Он так мило жует, с таким серьезным лицом, что я невольно начинаю улыбаться. Подпираю голову рукой и смотрю вначале на него, а потом перевожу взгляд в сторону, не дай бог подавится еще.
   Сколько его помню, он всегда искренне не любил отвечать на чьи-то вопросы, причем любые, они вызывали у него отсутствие желания отвечать, но я всегда пыталась все разузнать у него, я вообще любитель задавать вопросы, всегда бесился на меня, когда я задавала ему огромное множество, на половину которых даже не ждала ответа, просто любила его немного позлить, ведь он так мило старался не обидеть меня. -Местные бомжи очень хорошие ребята, - говорю я, - около моей работы живет один, я частенько ему приношу кофе после смены, очень хороший мужик, жаль, что так судьба разделалась с ним, оставив на улице, - я тяжело вздыхаю, вспоминая Томми, - он примет тебя, я думаю, - говорю с серьезным лицом, - я, если что, могу с ним поговорить на твой счет. думаю лишний кусок картона он тебе выделит...а кофе я буду приносить вам после смены обоим, -я начинаю смеяться, увидев как Оливер меняется в лице после этих слов, -Ну не знаю, надо подумать насчет расценок на съем жилья в нашем городе, тем более в моих-то хоромах, - улыбаюсь я, стуча по столу ладошкой - тебе какую комнату, где ставни до конца не закрываются или где крыша течет?- на самом деле все это хреново очень, и как бы я не держалась, но при мысли о том, что мой дом саморазрушается на моих глазах, мне становилось ужасно плохо. -Если серьезно, то конечно ты можешь остаться у меня настолько, насколько потребуется, - я улыбаюсь ему, - мне будет очень приятно, если ты останешься, я буду безумно рада этому, - только у меня немного проблемы с жильем, - грустно пожимаю плечами я, - есть пара комнат, которые еще более менее пригодны для жилья, я думаю ты не расстроишься, если я уложу тебя в некогда родительской комнате, она пустует уже больше двадцати лет, так что она можно сказать ничья, и до тебя там максимум спала я, когда в моей комнате был ремонт.
      -все будет в порядке, - мысленно повторила я, сколько раз я говорила себе это, и сколько раз этого не случалось, ужасно обманчивая фраза в моем случае, на самом деле. Я натягиваю что-то подобное улыбки и киваю в знак согласия: -Должно быть хорошо, - я кладу свою руку поверх его и тяжело выдыхаю, - теперь должно быть лучше, - мысленно добавляю я. -Чувствуй себя как дома, - говорю я, глядя ему в глаза.

Отредактировано Liza Randall (2014-03-15 23:20:15)

+1

8

Ну конечно же нельзя просто так взять и сделать вид, что желудок не издает криков о помощи. Кажется, что-то все-таки осталось прежним. А впрочем, многое осталось прежним. Вроде бы годы прошли, Оливер успел натворить кучу не самых лучших дел, Лиза осталась совсем одна, но, тем не менее, сейчас они снова могут вести себя так, будто ничего и не изменилось. И это радовало. А то, честно говоря, парень уже начал бояться, что напряжение между ними так никуда и не подумает исчезать. Это было бы не просто плохо, это было бы почти невыносимо. Нельзя ведь так, нельзя. Лучше уж он потерпит шуточки в адрес собственного желудка. Ну как сказать потерпит. Скорее просто прикинется, что это его злит, а потом рассмеется. Как сделал и сейчас.
- Я бы вот на твоем месте так не шутил. Вдруг я пошел по стопам Ганнибала Лектора, а? - прикидываться различными известными маньяками Оливер всегда любил. Шутки ради. Правда, делал это так часто, что наверняка Лизу подобные вопросы будут только смешить. Сам виноват. Даже напугать уже толком не может.
Зато с аппетитом у Джонса все было в полном порядке. Как и всегда в общем-то. Это ведь еда. Наверное, если когда-нибудь разрешат жениться на еде, то Оливер так и сделает. Правда тогда жена его умрет очень быстро. И он сам же ее съест. Но зато любовь их будет безгранична, это уж он точно сможет пообещать.
- Ну нельзя огорчать старину...эээ.. как его там? - к счастью, шутки на тему бурчащего желудка Оливера закончились, но зато начались новые. О бомжевании. А ведь актуально, так актуально это сейчас было, что парень почти поверил в серьезность слов подруги. Вот она - настоящий мастер запугивания. С такой серьезностью скажет нечто, что кажется совсем неприемлемым, что ужаснешься. Ужаснешься и продолжишь отпускать шуточки. До тех пор, пока и правда не придется делить картонку с кем-то. Хотя по словам Лизы он казался очень даже славным малым. - Увидит, что он не единственный мужчина в твоей жизни. Ревновать начнет. Побьет меня картонкой. Придется и его съесть. Ну кому это надо, а? - раз уж они говорят серьезно, то Оливер тоже старался выдавать свои слова за абсолютно нормальную реальность, которая может стать явью в весьма обозримом будущем. Он даже почти представил все это в голове. Да, пожалуй, можно написать рассказ об этом. Пусть критики потом ищут великий философский смысл в черном цвете его куртки и каких-нибудь там красных перчатках бомжа.
А ведь сюжетец и правда может быть многообещающим. Но пусть это остается фикшеном. Не надо нам "основано на реальных событий". Тем более, Лиза уже нашла решение проблеме. Как обычно. Пока Оливер паникует и пытается скрыть это за шутками и внешним равнодушным отношением ко всем своим жизненным неурядицам, Лиз придумывает, как с ними можно расправиться. Жаль, что в тот вечер, когда он решил уехать из города, ее рядом не было, чтобы сказать, что он идиот и поступать надо совсем иначе. Может, послушал бы.
- Отлично, - проговорил Олли и закивал головой после последнего варианта, куда ему можно заселиться. - А там, где крыша протекает и ставни не закрываются, мы будем снимать ужастик. Ты будешь главной героиней. Слушай, а ведь правда, - парень подскочил со стула и достал камеру из чемодана. Тут же включил ее и направил на Лизу. - Сценарий будем на ходу сочинять. Да вообще плевать на сценарий, ты просто хорошо смотришься в кадре, - Оливер смеялся. - Ну что, идем в твои страшные комнаты. Пришло время веселья, - так и до какого-нибудь там спиритического сеанса дойти недолго. Хотя Джонс все равно не верит во всю эту ерунду. Если бы они в шутку и стали ей заниматься, то скорее всего Оливер сам же и стал бы дергать буквы на доске, чтобы попугать Лизу, а потом открыть ей страшную тайну, когда той станет слишком страшно. Перед этим правда неплохо было бы заснять ее страх. Для будущего ужастика пригодится. - Или сначала вдохновимся каким-нибудь "Паранормальным явлением"?

+1

9

-Ты? По стопам Ганнибала? - я усмехаюсь, - я тебя умоляю, не смеши меня. - толкаю его в плечо и закатываю театрально глаза, потом провожу рукой по себе и говорю: -Да и во мне есть-то нечего, сплошные кости остались, - надуваю губки и смотрю на него невинным взглядом. Какой из него Лектор, слишком я его хорошо знаю, чтобы поверить, что за время нашей разлуки он мог превратиться в монстра, тем более кровожадного. -Скорее, это я могла здесь превратиться в маньяка в одиночестве, поэтому, - я делаю хитрый прищур и коварно произношу: -тебе стоит задуматься, может я разрешила пожить тебе у себя не по доброте душевной? - я поднимаю опускаю брови и злобненько улыбаюсь, как обычно улыбаются главные злодеи в кино. Временные границы начали потихонечку стираться, я снова чувствовала себя как раньше, в окружении близких людей, впервые за последние годы стало так тепло и спокойно на душе.
    Я встала, похлопала его по плечу и подошла к кухонной полочке. где у меня лежали некоторые лекарства, достав таблетки,  я выпила одну, запив обильно водой. Посмотрев в баночку, я поняла, что скоро снова придется идти за рецептом, ибо мои запасы заканчивались, к огромнейшему сожалению. Я вернулась за стол, отставив кружку с кофе в сторону, уложив голову на руки. -Эх, как я не подумала, а-то приревнует меня еще к такому красавчику... эх, сломаешь ты мое девичье счастье, дорогой Оливер, - я тяжело вздыхаю и закрываю глаза, - а я только обрадовалась, что нашла человека, который ценит меня и дорожит мной, - печали моей не было предела, как и смеху, который я сдерживала, когда говорила это. -Не ломай мою прекрасную жизнь в разрушенном доме с замечательным бомжом Томми, которому я ношу почти свежий кофе. - это звучало действительно смешно, и грустно одновременно, ведь по сути так оно и было на самом деле. Говоря это ему, я не врала, хоть он мог подумать и обратное, все было правдой, кроме словосочетания "прекрасную жизнь". Моя жизнь была отстойной настолько, насколько только можно себе это представить, хорошо хоть работа пока есть, кое-ка могу сводить концы с концами, но хоть могу. Заработка начинает не хватать, поэтому придется искать еще что-то или вообще сменить ее, хоть я и привыкла к кофейне.
     Вера в справедливость и человеческое понимание и доброту разрушились во мне год назад, когда меня обокрали. Причем обокрал человек, которого я лично пустила в свой дом. Милая девушка приезжала в город по каким-то делам, а может и вовсе была проездом, но суть в том, что жить ей было негде, и по доброте душевной, познакомившись с ней в пабе, я предложила свою помощь, разрешив переночевать в своем доме. Эта сучка, обокрала меня, пока я ходила на почту, в здание через дорогу, она вынесла деньги и шкатулку, быстро смывшись. После этого я благотворительностью заниматься перестала, потому что зачастую это оказывалось "медвежьей услугой", не более. Я предпочла жить в полном одиночестве, но зато спокойно. А грусть вполне можно забить, включая громкую музыку или телевизор, создавая ощущение присутствия людей.
    Теперь же, когда я слышу настоящий живой человеческий голос на своей кухне, во мне возникает непреодолимое желание ущипнуть себя за руку, проверив, не сплю ли я. Но нет, вот он живой Джонс сидит передо мной. И признаться честно, от него шикарно пахнет одеколоном, поэтому иногда я отвлекалась на него, пропуская некоторые фразы, которые говорил мне Оливер. А надо сказать, что зря я отвлекалась, ибо в голове моего дорогого друга появлялись все новые и новые идеи, я понимала, что он приободряет меня сейчас, и мне было очень приятно от этого. -Мммм, да мой дом сам ходячий ужас, особенно, когда на улице дождь и гром, такое нереальное ощущение возникает, страшно - я подергиваюсь, вспоминая прошлые выходные, когда была сильная буря, она заставила меня понервничать, хотя я и не отличаюсь особой трусостью. -Хахха, да, сейчас мой внешний вид идеально подходит для съемок в фильмах ужасов, - я надвинула волосы на лицо, как у девочки из "звонка", и издала приглушенный стон, Оливер достал камеру из чемодана и направил ее на меня, - Брось ты, я не могу смотреть хорошо, сейчас...в таком виде...- я засмеялась и опустила глаза, прикусив нижнюю губу, все таки он заставил меня немного покраснеть,[ -В страшные комнаты хочешь? - я делаю загадочный вид, вставая со стула, - ну что же, пошли, раз смелый, только потом не прибегай ночью ко мне в ужасе и панике, крича, что боишься спать один. - я подмигиваю ему и иду вперед, остановившись около косяка. оборачиваюсь назад и говорю: -Не отставай, а то не хочу потом приводит тебя в чувства после обморока, - я поманиваю его рукой. Мы тихо поднимаемся по лестнице, скрип ступенек эхом раздается по полупустому дому, создавая мистическую атмосферу, -Если начнется гроза, то в доме может погаснуть свет, - я решила его предупредить заранее, - так как счетчик у меня слабый и старенький, - развожу руками в сторону, - на этот случай в каждой комнате, в тумбочках лежат фонарики. - делаю паузу, - на первом этаже фонарики лежат на кухне около холодильника, в коридоре, около ключницы и в гостиной, на камине. - когда живешь в старом доме со временем привыкаешь к таким закидонам, поэтому заранее готовишься ко всем сюрпризам, которыми может порадовать меня жизнь. Мы поднимаемся на второй этаж и я решаю для начала показать ему, где он будет жить. Мы проходим по узенькому коридорчику почти до самого конца, вторая дверь слева, я останавливаюсь около нее. -Это твоя комната, вот тут, -указываю на дверь напротив, - моя комната, если ты вдруг забыл, - поджимаю губы. Поворачиваюсь и смотрю в другой конец коридора, -А вот там, - натягиваю хитрую улыбку, - там начинается самое интересное, лучшая половина моего дома, самые фешенебельные комнаты в нашем городе. - я хватаю его за руку и тяну за собой, издавая типо страшные звуки, стоны и звуки ветра, чтобы усилить напряженность атмосферы. Мы останавливаемся около одной из дверей, я поворачиваюсь к нему лицом и говорю: -Только обещай не наделать в штаны и не прятаться за мою могучую спину, - я улыбаюсь ему и открываю дверь в комнату, на нас обрушивается холод и запах отсыревшего дерева. -Добро пожаловать в мою жизнь, Оливер Джонс, - проговариваю я и тяну его за руку, входя в комнату.

Отредактировано Liza Randall (2014-03-18 23:29:47)

+1

10

Не верит значит в Ганнибала? К бомжу Томми вернуться хочет поскорее? Ну-ну, как же. Никаких Томми. Только недоманьяк Оливер и беспредел вокруг. А ведь он уже и правда вполне вдохновился. чтобы снять настоящий ужастик. Треш получится, но процесс все равно веселый, так что камеру парень из рук не выпускал, попутно пытаясь снимать все вокруг. "Паранормальное явление 10", товарищи.
- О, да. Злодеем что ли хочешь быть? - Оливер усмехнулся, увидев попытки Лизы казаться не то маньяком, не то призраком, не то еще каким-то нечто, которых так любит нам демонстрировать американская киноиндустрия. Попытка, конечно, не пытка, но испугаться от вида этой милой девушки? Даже представить парень не мог, что должно случиться, чтобы это произошло. Разве что она будет одержима дьяволом или еще чем. Да и то Олли скорее захочет помочь, чем испугается и побежит со всех ног. - Ты не прошла кастинг, прости, - он развел руками и снова навел камеру на Лиз. - Но предложение быть главной героиней все еще в силе. На самом-то деле, ты уже ей являешься, хочешь ты того или нет, - протараторил он и стал подниматься вверх по лестнице вслед за подругой. - Да-да, я уже готовлюсь бояться и трястись. Черт побери, да я же не смогу уснуть сегодня, как же мне жить, что же мне делать, - Оливер даже не пытался казаться действительно напуганным. Пытался он только не слишком громко смеяться. Ну знаете, сам пошутил - сам посмеялся, не очень хорошая схема.
- Одного я не понял, - проговорил парень, выслушав указания о том, где лежат фонарики. - Почему мы не взяли их сейчас? Я был бы отличным человеком-фонариком. Да и для съемок нам нужен свет. Камера, мотор. Ты же помнишь, что ты актриса, да? - запомнить, где чья комната было несложно, учитывая, что этот дом он знал ничуть не хуже своего собственного. Спасибо всяким играм в прятки, догонялки и "забери у Лизы что-то и заставь ее побегать за собой по всему дому в попытке отобрать это". А вот "страшные" комнаты - это интересно. Если они и правда похожи на те места, что показывают в ужастиках, то сейчас будет очень весело. Особенно когда Оливер начнет пугать Лиз и наблюдать за тем, как ей страшно, а потом смеяться и признаваться, что нет никаких призраков, только он, придурок.
- Я-то в памперсах, ты не заметишь, если что. А вот что насчет тебя, м? - Оливер изобразил самый коварный взгляд, который только мог, и вошел в комнату за девушкой.
Было темно и холодно. И смешно. Ни с того ни с сего Джонс начал смеяться. И остановиться не мог. Смеялся и смеялся. Громко и долго. Наверное, это все из-за новых попыток Лизы напугать его. Какая же она чертовски милая, когда делает это. И смешная. наконец он остановился, выпрямился и сделал глубокий вдох.
- Фух. Лиза, не надо так. Я же могу умереть от приступа смеха и тогда меня занесут в список самых дурацких смертей на планете, - договорив предложение, Оливер уставился на угол возле окна. Толком не было видно, что там, но на то и был расчет. Хочет попугать? Придется для начала самой попугаться. Парень даже не стал ничего говорить. Просто смотрел так, будто увидел мертвого.
- Лиза, - произнес он тихо и серьезно, - Вернись на место, - сколько же было в голосе обеспокоенности. Такой прямо-таки порыв, после которого парень резко дернул подругу за руку и притянул к себе. - Не смотри туда. Как же было тяжело сейчас сохранять серьезность, когда так сильно хотелось рассмеяться снова. Но нет, никакого смеха, ведь камера работает, камера снимает ночной съемкой. Когда они только вошли, Олли тут же незаметно поставил камеру на комод так, чтобы она снимала то место, где они стоят. И наверняка сейчас Лиза показывает чудеса актерской игры. Вот только хватит уже, а то вдруг она и правда забыла памперсы нацепить перед таким походом. Осталась только одна сцена, а потом можно и посмеяться над этим вместе.
- Стой здесь, - он быстро зашагал в центр комнаты. - О, злые духи этой комнаты, я не боюсь вас. Я...я..., - и вот парень уже медленно опускается на колени, изображая, что его кто-то душит. - Беги! - Оливер прохрипел эти слова так, будто они и правда были его последними, после чего громко засмеялся и уселся на полу. - Ну все, мы точно идем на оскар.

+1

11

-Я и так злодей, разве не видишь, - я делаю коварное лицо и как можно злораднее смеюсь, правда ничем хорошим это не заканчивается, ведь я начинаю кашлять..вот черт, а так все хорошо началось. Сейчас было ощущение, что мой дорогой друг пересмотрел фильмов ужасов, но это выглядело не глупо, а смешно. Он правда заставлял меня искренне смеяться. А это было жизненно необходимо мне, как глоток свежего воздуха. -Кстати, ничего смешного в этом нет, - говорю я, пихая его в бок, - из меня почти отличная актриса, так что не надо мне тут. - бубню я, как можно строже смотря на него. Кастинг я видите ли не прошла, а как же, возьму и откажусь от съемок ужастика, перестану предоставлять ему помещение для съемок, и все ку-ку-пока. -А кто, если не я будет главной героиней? - вопросительно поднимаю бровь, - может лучше ты? А я поснимаю? - я тяну ручки к камере и делаю милую моську, а глаза а-ля кот из Шрека. -Ты будешь прекрасным главным героем, все девчонки будут смотреть наше кино из-за твоего очаровательного личика и накаченного тела, да-да, -утвердительно киваю я и натягиваю хитрую улыбку, уже воображая сколько юных особ купится на его внешность...да черта-с-два, мы сорвем огромные деньги на премьере. -Наш фильм войдет в историю, и вуаля, новый любимчик девочек от 12 до 25 появился, прощай Эдвард, который Каллен, прощай Деймон, который Сальваторе, здравствуй Оливер, который Джонс. Эх, ревновать ведь буду его к поклонницам молоденьким, променяет меня старушку на "молодую кровь"-думается мне, а потом я ловлю себя на мысли, что я  что-то засмотрелась на его рельефные руки, это стало вызвало во мне смех, не знаю почему.
   -Еще раз повторяю, ко мне в комнату даже не ногой, не хочу успокаивать тебя, я хочу спокойно ночью спать, а не утирать слезки с твоего щетинистого лица, - проговариваю я и поджимаю губы. Потом он задал достаточно интересный вопрос про фонарики, по правде говоря, я сама себе его задала после краткой инструкции, -Без фонариков интереснее, они слишком яркие, глаза бы слепили, да и вообще вся мистика бы пропала, отвечаю - нахожу хоть какую-то отмазку я, хотя понимаю, что источники света сейчас бы не помешали вообще. -Я актриса, как смешно это звучит на самом деле, - думается мне, -Знаешь, если бы ты все таки стал главным героем, то кассовый сбор нашего фильма бы повысился, - я начала мысленно представлять те деньги, которые мы можем срубить, благодаря его коронной улыбки и прищуру, да емое, я даже дом, наверное, смогу починить. Да что там починить, я себе новый куплю. Два куплю. Во! -Ты бы просто улыбнулся, поправил волосы и поиграл мускулами, и все, - я показала ему то, что он должен был бы сделать, будь он актером, - мы миллионеры, - я подмигиваю ему и утвердительно киваю.
  -Я слишком давно живу в таких условиях, чтобы бояться, а вот тебе, городскому баловеню, должно быть непривычно, - серьезно говорю я. На самом деле, как бы ему не было смешно от состояния комнат, которыми я пытаюсь его как бы напугать, все это печально и грустно. И сейчас, глядя на комнаты еще раз, меня снова посещает мысль, что пора откладывать деньги на ремонт. А то так жить просто невозможно. Господи, как же все сложно, хочется пойти и просто застрелиться иногда. -Бе-бе-бе, - начинаю дразниться я, показывая ему язык, -аккуратней, а то правда сейчас лопнешь, а мне потом соскребать тебя с пола и стен, доставишь мне кучу проблем, Джонс, к черту ненужных проблем. - договаривая это, я складываю руки на груди.
  -Попугать меня решил значит, - нет, я конечно могу сделать вид, что все это капец как испугало меня, но черта-с-два, я не хочу дурковать, да еще это и возбудит в нем чувство, что он смог меня испугать, что он победитель. А я не хочу этого, ибо не заслужил. Я специально громко сглатываю, а потом медленно поворачиваю голову в сторону, к окну, куда он указывал рукой. -ТВОЮ МАТЬ! - думаю я, сердце начинает учащенно биться, а я жадно глотаю воздух ртом и медленно отхожу к стене. Я вижу серый сгусток в углу, повисший в воздухе. Закрываю глаза, протирая их кулаками, потом щипаю себя за руку. Открываю их снова, но уже осторожно. Это что-то все еще висит в воздухе. Я отшатываюсь назад, задевая рукой пустую рамку на комоде, которая тут же падает на пол и разбивается. Серый сгусток начинает двигаться, а потом исчезает вообще. Я снова протираю глаза и начинаю озираться по сторонам. Взгляд метается по комнате, в поисках этого неизвестного объекта, я решаю подойти к тому месту, где я видела его. Провожу там рукой по воздуху... ничего. Там ничего нет. Я опираюсь о стенку. -Я же приняла таблетки. Какого черта это произошло?! - я ухожу в свои мысли, лицо становится мрачным и серьезным, я не обращаю внимания на цирк, устроенный Оливером. Только последние фразы доносятся до меня отрывками: -Да, оскар у нас в кармане. - говорю хриплым голосом я и снова обвожу комнату взглядом. Во мне нарастает паника. Неужели это снова начало происходить...

+1

12

Да уж, этой ерундой Оливер мог бы заниматься вечно. Прикидываться режиссером, актером, клоуном и просто придурком одновременно - это всегда пожалуйста. Тем более когда компания так хороша. Радовало, что Лиза так искренне улыбалась. Кажется, им и правда удалось снова наладить контакт.  Так быстро. Вот что значит дружба с самого детства. Хорошо, что все так. Но вот состояние комнаты на самом-то деле и правда пугало. Не кучей привидений, а скорее тем, что было понятно, как сильно дом и правда нуждается в нехилом таком ремонте. Хотелось бы сказать, что Оливер сможет все это устроить, но он сейчас даже не был уверен в том, что сможет устроить себе завтра покупку продуктов в магазине. О каком ремонте может идти речь. Надо искать подработку. Срочно. И какую-нибудь неплохую. Сегодня же ночью займется этим, когда Лиз будет спать.
- Знаешь, получим свой оскар и устроим тут ремонт, - уверенно сказал он, будто прямо завтра собирается начинать. Впрочем, кино-то они всегда могут начать снимать. Вторая часть дела - более проблемно, но Джонс уже пытался мысленно искать какие-то варианты, как сделать это выполнимым. - Помнишь, как в детстве тебе комнату красили, - он подскочил с пола, вприпрыжку подбежал к Лизе и закинул ей руку на плечо. - Сделаем из этого места конфетку, - он тут же засмеялся, вспоминая, во что они превратили жилище Лизы в тот раз. Разноцветные разводы повсюду, включая самих детей, а тогда они как раз были малолетними детьми. Но было мило. И как раз ускорило ремонт. Может и в этот раз поможет, а?
Оливер уже был готов продолжать эту идею с ремонтом и придумыванием, как они раскрасят эту комнату во все цвета радуги, ставни прибьют мечами джедаев, а дырку на крыше прикроют шлемом Дарта Вейдера, но... с Лизой было что-то не то. Притом очень не то. Еще совсем недавно она улыбалась, смеялась, весело шутила, а сейчас на девушке не было лица. Да и говорила она как-то слишком сбивчиво.
- Эй! - Оливер легонько подтолкнул подругу, пытаясь как-то вернуть ее в мир веселящихся друзей из того ерундового мира, в который она провалилась сейчас. - Все в порядке? - честно говоря, сейчас Джонс действительно распереживался. Она так всматривалась в комнату, будто видела там что-то. Но ведь там ничего нет и не было. Он только что обошел всю ее. Да и вообще, что тут может быть кроме мышей и еще какой подобной живности.
- Лиза, хватит. Оскар ты и так уже заработала, - хотелось думать, что она просто решила отомстить парню за его шуточки и отплатить той же монетой. Что ж, если это так, то получается у девушки очень уж натурально. Настолько натурально, что Оливер верил в ее испуг. Лучше бы прикидывалась. Спокойнее как-то было бы.
- Нет, ну серьезно, - парень снова вернулся в центр комнаты и пробежался по периметру, останавливаясь в местах, где Лиза особенно задерживала свой взгляд. - Ничего тут нет. Только я - идиот.
Судя по всему, клоунада сейчас не спасет, так что парень снова положил руку на плечи девушки и вывел ее в коридор. Там хотя бы светло. Может успокоится. Потом решил, что еще лучше будет отвести ее куда-нибудь, где она будет себя чувствовать наибоее спокойно, так что потащил девушку прямиком в ее комнату, где усадил на кровать и присел рядом.
- Ну и что ты можешь сказать в свое оправдание, трусишка? - Оливер улыбался, но в глазах его читалось волнение. Наверное, слишком долго Лиза была одна. А в таком доме, пожалуй, действительно страшновато находиться в одиночестве. Особенно если ты девушка. И если ты веришь во всю ерунду, которую показывают на всяких мистических дурацких каналах. Надо было больше усилий в школе прикладывать, чтобы выветрить это из головы Лизы. Не усмотрел. - Нам ведь еще мультимиллионерами становиться, а ты испугалась темноты.

+1

13

-Да уж, этому месту нужен хорошенький ремонт, я вроде как пыталась что-нибудь здесь сделать, но сам понимаешь, что я могу нормального сделать с учетом стоимости всех материалов и сложности проблемных зон дома. - я развела руками и постаралась натянуть улыбку, - но ничего, жить тут еще можно, в некоторых комнатах, - добавила я через минуту.своими словами он вселял в меня хоть маленькую, но надежду. Надежду на то, что он все таки задержится здесь надолго. Мне бы очень этого хотелось, я готова была предоставить ему крышу до конца его дней, лишь бы только он не покидал стены моего дома. Я больше не хочу находиться здесь в одиночестве. Не смогу просто напросто.
    Я оперлась рукой о комод и закрыла глаза. -Только не сейчас, пожалуйста, не сейчас, - с мольбой думала я, - иди к черту! - во мне закипала злость к призраку, как бы комично и нелепо это не звучало. К призраку, в которого я не верила, я прикусила губу, почувствовал боль и привкус крови во рту, я облизнулась. Такой свойственный мне ритуал, благодаря которому я понимаю, что попросту не сплю в эту минуту. Сейчас я боялась смотреть на Оливера, должно быть он подумал, что я за столько лет совсем с ума сошла, чокнутая подружка. Из раздумий меня вывел его обеспокоенный голос и прикосновения прохладной руки, я постаралась уверенно кивнуть и произнести "да", но голос предательски дрогнул. -Все хорошо, - выдавила я и попыталась восстановить дыхание. Хотелось постараться перевести все в шутку, сделать вид, что я просто разыграла его, но вряд ли у меня получится это сделать. Я облизнула пересохшие губы, а потом посмотрела на свои трясущиеся руки, -Неужели чертовы таблетки перестали действовать?! -возмущалась мысленно я, они были моим спасением все последнее время, но почему они подвели именно сегодня? Спасибо Оливеру, который тут же увел меня в другую комнату и усадил на кровать, я опустила взгляд в пол, мои скулы "ходили" ходуном, я злилась. Возможно даже на себя, за то, что так бурно среагировала на эту хрень, заставив Оливера сомневаться в моей адекватности. Не хотелось бы потерять его из-за всего, что сейчас произошло... а черт знает, как он на все это среагирует. Сбежит наверное от такой сумасшедшей. Все так всегда делали. И он может не стать исключением. Я уронила лицо в ладошки и тяжело задышала, какой-то комок образовался в горле, и теперь я старалась его проглотить.
    Я подняла голову и посмотрела на сидящего передо мной на корточках с улыбкой Оливера, как-то сразу стало намного легче, и я постаралась натянуть хоть какую-нибудь улыбку: -Все правда хорошо, Оливер, - говорю я как можно уверенней и кладу свою руку на его плечо. -А что я могу сказать в свое оправдание? Знаешь, Оливер, я тут призраков начала недавно видеть, а так у меня все отлично...ах да, в той комнате я как раз одного такого видела, но ты не переживай, он тебя не тронет, - мысленно рассуждала я, а потом что-то екнуло в груди. Черт знает на что способны эти сгустки, но я не позволю, чтобы они навредили Джонсу, только через мой...кхм, труп. -Хоть спиритическую доску покупай, вашу дивизию, - думалось мне, а то как я еще смогу связаться с ними, я же вроде не говорю с ними, хотя по правда я даже не пробовала, потому что мне было страшно вообще связываться с ними, не то, чтобы просто говорить, даже смотреть на них было страшно. Сразу мурашки по телу бегать начинали. Иногда мне просто казалось, что я медленно схожу с ума, ибо о каких призраках может идти речь. Их не существует... ведь так?
    -Если бы, мой милый Олли, я испугалась темноты, - я тяжело вздохнула вслед своим мыслям, - я уже не боюсь ее очень давно. Не боюсь ни неожиданных звуков, ни вдруг падающих вещей в доме, это стало обыденностью для меня, о мой дорогой, - я громко сглотнула, - мне нужно кое-что сделать, - я улыбнулась, правда получилось не очень. Подойдя к комоду, я достала из верхнего ящика таблетки, да-да, они располагались почти по всему дому, на всякий случай, вдруг начнутся приступы паники или ситуация выйдет из под контроля. Я высыпала на руку две таблетки и закинула в рот, потом запила из водой из бутылочки, которая стояла на том же комоде. За много лет я уже полностью продумала все ситуации, которые могут произойти, поэтому, казалось, была готова ко всему. -Не обращай внимания, хорошо? - я с надеждой посмотрела на друга, в глазах которого виднелся немой вопрос "что черт возьми сейчас было?", -а миллионы мы заработаем, обязательно, - я подмигнула ему, а мысленно добавила, если я не помру от остановки сердца или не поседею раньше времени от шока.

Отредактировано Liza Randall (2014-03-28 21:16:05)

+1

14

Она, конечно, утверждала, что все в порядке. Она бы не была самой собой, если бы не попыталась убедить Оливера в этом. Он знал, что так будет. Но знал также и то, что все ни черта не в порядке. Люди просто так не пугаются простой темной комнаты. Тем более когда рядом есть друг-идиот. Хотя... может он сам и виноват во всем этом? Со своими дурацкими шуточками, которые, может, не такие уж и смешные, как ему кажется. От таких мыслей становилось как-то не по себе. Да и от вида Лизы тоже. Она улыбаться должна, а не лепетать, что все нормально, когда все явно совсем наоборот.
- Не бойся, я с тобой, - парень ободряюще усмехнулся и взял ее руки в свои. Они были такие холодные. Как будто Лиз и правда там увидела призрака. Вот только призраков не существует. Пусть и она это поймет. Ничего, Джонс еще проведет подруге лекцию на тему того, что страшно, а что ерунда. Так вот страшен ее бомж Томми. Потому что он существует. А темнота - это ерунда, которую люди боятся из-за каких-то детских сказок. Он и сейчас был готов начать обучать девушку уму-разуму, но вот она - вряд ли. Зато какие-то таблетки принимать она еще как была готова. И уж промолчать по этому поводу парень точно не мог.
- Что значит не обращай внимания? - он тут же подскочил с места, приблизился к девушке и выхватил у нее из рук баночку. - Что это вообще такое, а? - ясное дело, фармацевт из Оливера никакой, так что по названию он ни черта не понял. Только размахивал перед лицом девушки бутыльком и ждал объяснений.
- Кажется, миллионы придется отложить, - говорил парень совершенно серьезно, о чем свидетельствовало и его выражение лица. Никаких больше улыбок. Никаких поблажек. Хотя взгляд его был скорее взволнованным, чем разозленным. Все-таки это действительно напрягало. Что с ней случилось за эти годы? Подсела на таблетки? Видит галлюцинации? Это должно прекратиться. И чем скорее, тем лучше.
- Это я забираю, - он отправил баночку в карман куртки и снова стал пристально смотреть на Лизу. Если она думает, что получится уйти от ответа, то это не так. - Часто с тобой такое бывает? - девушка еще не ответила, но Оливер уже подозревал, что такой инцидент явно случился не в первый раз. А может и не во второй и даже не в третий. Но в последний. Никаких больше таблеток. Никаких больше припадков.
Может раньше она и была тут одна и могла полагаться только на себя, но теперь все изменилось. Наверное, именно сейчас Джонс понял, что теперь он точно не имеет права никуда уезжать. Хоть он и был мудаком по отношению к ней все это время, что не звонил и не писал, но это все остается в прошлом. Теперь он будет рядом. И ей придется считаться с его мнением.
- Слушай, серьезно. Что здесь произошло, пока меня не было? - Оливер понимал, что вряд ли Лиза горит желанием обсуждать, как она до такого докатилась, но другого-то выхода и нет. Хочет она того или нет, а придется. Потому что если уж Олли собирается ей помочь, то должен знать все.

+1

15

  She's lost in the darkness
  Fading away
  I'm still around here
  Screaming her name
  She's haunting my dreamworld
  Trying to survive
  My heart is frozen
  I'm losing my mind

     -Я не боюсь Олли, - попыталась произнести я, но голос то и дело срывался и начинал предательски пищать. Я начала осматривать комнату, боясь, что это неизвестное появится и здесь, но пока все было спокойно. Я подошла к окну и задернула шторы, преградив путь лунному свету, льющемуся на пол. Я закрыла глаза, плотно придавив ладони к ним и сделала глубокий вдох, хоть я и начала успокаиваться, сердце все равно не сбавляло своего ритма. Я оглянулась, мне показалась, что из коридора кто-то смотрит, я вздрогнула, Оливер, к сожалению, должен был это заметить, а значит у него появится еще куча вопросов, которые могут окончательно заставить его думать, что я чокнутая сумасшедшая, тогда он, верно, покинет этот дом навсегда, а я снова останусь наедине со своими "сожителями". В спешке я подошла к двери и закрыла ее, теперь в комнате стало еще темней. Меня уже начинает преследовать паранойя, кажется правда пора лечиться. Да, дом оставлю Оливеру или продам его, а ему оставлю все остальное, а сама сдамся к чертовой матери в сумасшедший дом.
    -То и значит, - говорю я, пытаясь сохранить спокойствия, - не обращай внимания, - проговаривая я стальным голосом. Он выхватил из моих рук таблетки, я от неожиданности и резкого движения с его стороны вздрогнула и зажмурилась. Вот и новая порция вопросов от Джонсона. Он все задавал, а я просто не знала, что на них отвечать. Я потянулась за баночкой и попыталась вырвать ее из его рук, но он был мало того, что выше меня, так еще и обладал стальной хваткой. -Олли, пожалуйста, отдай мне ее, - я начала просить его, ведь в этой банке сосредотачивалась вся моя жизнь. -Это..-я не могла подобрать нужного слова, которое бы емко описывало все то, что он держит в своих руках, - мне необходимо это, верни мне, - пожалуйста, - почти слезно взмолилась я.
   Он сменился в лице. Я знаю это его выражение, ни к чему хорошему оно не приведет, и доли той улыбки и беззаботности не осталось, какие были в нем минут пять назад. -Ты не можешь это забрать! - почти крикнула я и снова потянулась, попытавшись отобрать у него заветную баночку, - ты не можешь! - я снова и снова пыталась забрать ее, но ничего не выходило. -Ты ничего не понимаешь! - Одновременно хотелось ему все рассказать, но с другой стороны я понимала, что в эту чушь он не поверит. Я от бессилия в данной ситуации села на кровать и опустила лицо в ладони, начал тихо шептать: -Ты ничего не понимаешь... - одним из побочных эффектов этих таблеток было то, что меня сразу накрывали эмоции с головой, они кажется, усиливали всю мою эмоциональность раз в десять, доктор говорил, что это вполне нормально. Что это все поможет. Но черта-с-два это помогало! Я все еще видела кого-то! Он продолжает задавать вопросы, но я упорно молчу, я ничего не хочу рассказывать ему, если он заберет таблетки, он лишит меня последнего лучика надежды, я снова начну погружаться в эту тьму, я снова не смогу выбраться сама.
   Что произошло пока его не было? Хороший вопрос. Я вдохнула и подняла на него убитые глаза, в которых отсутствовал тот огонек задора, что горел раньше. -Проще сказать чего не произошло, пока тебя не было, - я прикусываю губу и отвожу взгляд в угол комнаты, чтобы удостовериться, что никого нет, - Ничего хорошего не произошло, - я снова опускаю глаза вниз и начинаю учащенно дышать, потому что волна паники снова подступает ко мне, а ощущение, что кто-то следит за мной помимо Джонса не покидает до сих пор. -Вообще ничего хорошего,- я отвела взгляд полный боли и грусти в сторону, чтобы ни дай бог не встретиться с ним взглядом. Иначе придется объяснять ему еще и это. А все так сложно.

+1

16

- Не обращать внимания значит? - знаете, это уже ни на шутку злило. Как вообще можно даже предположить, что на такое возможно не обратить внимания? Твоя лучшая подруга свихнулась и подсела на какие-то чертовы антидепрессанты или еще что-то в этом духе, а ты просто не обращай внимания? Просто позволь ей продолжать в том же духе? Ей видится непонятная ерунда, а ты просто погладь ее по головке и вложи в руки таблетки счастья, будто одобряешь ее действия? Еще чего. Нет, такого не будет. Она может сколько угодно истерить, пытаться отобрать у него "свою прелесть", но ничего не выйдет. К счастью, физическое преимущество было на стороне Оливера.
Банку отдавать он не собирался. Проявлять какую-то мягкость тоже. Это зависимость. А от зависимости нужно лечиться. И раз уж он не может отправить девушку в центр реабилитации, то будет делать это самостоятельно. Как умеет. Как считает нужным. И неважно, насколько непрофессиональным будет этот подход. Главное, чтобы она не начала плакать. Истерики-то пережить не доставляет парню особой сложности. Напротив, это довольно легко, потому что он видит, что Лиза ведет себя совсем не так, как она обычно себя ведет, а значит нуждается в помощи. Но вот слезы... со слезами было бы куда сложнее.
Черт побери, Лиза, зачем ты вляпалась в это? Зачем?
Самое смешное, что Оливер даже не винил ее в этом. Скорее себя. Потому что должен был быть рядом. И должен был объявиться не сейчас, когда пришло время исправлять ситуацию, а тогда, когда ее еще можно было предотвратить. Но приходится разбираться с тем, что есть. Ведь лучше поздно, чем никогда, не так ли?
- Ты ошибаешься, Лиз, - парень пытался вспомнить все фильмы о наркоманах, которые только видел, ведь он должен же был как-то разговаривать с подругой. Притом так, чтобы не вывести ее из себя еще больше. Кто знает, что она может натворить. Главное только не злиться на нее. Она сама не понимает, что делает. И что говорит. Но он поможет ей, и все будет нормально.
- Я все отлично понимаю, - правильнее было бы сказать "стараюсь понять", но "понимаю" звучит куда более убедительно, так что Олли выбрал именно этот вариант. И ему даже показалось, что Лиза начала потихоньку приходить в себя. Показалось. Она продолжила смотреть по сторонам, будто видела там что-то. Или думала, что видела. Отводила взгляд. Наверное, надеялась, что через некоторое время Оливер расслабится, и она сможет выхватить банку с таблетками из его рук. Но нет, этого не будет.
А вот эти речи о том, что она не может ничего рассказать ему и как все было плохо раздражали все больше и больше. Неужели нельзя просто сказать? Зачем умалчивать? Кому станет лучше от того, что она докажет, что ни хрена он не понимает? Вряд ли кому-то из них двоих. Да и как вообще можно помочь человеку, который столь упрямо отказывается от помощи?
- Да, отлично, Лиза, я понял, - скрывать раздражение больше не получалось, так что парень перешел на повышенные тона. - Произошла огромная куча дерьма, из-за которого ты села на это, - он покрутил в руках баночку с таблетками, находясь на достаточном расстоянии от девушки, чтобы она не смогла таки добраться до нее. - Но перестань, поняла меня? Перестань говорить, что я ничего не понимаю. Я понимаю, что тебе нужна помощь, - он смотрел на нее, но видел, что Лиза все еще не желает слышать то, что он говорит. И ей гораздо больше интересна судьба таблеток в его руках. Что ж, ладно. Пусть будет так. Пусть сама решает, как ей больше нравится.
- Ясно. Их помощь тебе нужна больше, да? Окей, забирай, - тяжело вздохнув, Оливер поставил банку на тумбочку у двери, еще раз взглянул на девушку и вышел из комнаты. Чувствовал себя идиотом, конечно же. Устроил сцену, разозлился и свалил. Опять. От самого себя стало противно, а ведь парень уже спускался вниз по лестнице. Остановился. Развернулся. Пошел обратно в комнату и, уже стоя на пороге, постучал в открытую дверь. Так, для проформы.
- Ладно, я идиот, прости, - весь вид Оливера говорил о том, что он действительно сожалеет, но толком не знает, как это проявить, кроме как банальными словами. - Но ты тоже хороша.

+1

17

-Да, Оливер, не обращать внимания - я внимательно смотрела ему в глаза, в которых полыхало пламя непонимания и некой злости, хотя я искренне не понимала причины, ибо уж кто-то, но злиться во всей сложившейся ситуации должна была именно я. А чего он собственно хотел, мне интересно. чтобы спустя столько лет, он вернулся, а я все та же девочка-припевочка со счастливыми глазами и большой улыбкой? Глупо как минимум, безумно как максимум. Пусть вообще спасибо скажет, что я пустила его в дом, после всего. Я злилась, сжимала кулаки и отводила взгляд, чтобы не показать ему все внутренние бушующие эмоции. Я вышла в коридор и включила в нем свет, постоянно озираясь по сторонам, в надежде, что это нечто не появится вот так вновь, заставив меня нервничать, а сердце биться намного сильнее положенной скорости. Я глубоко вздохнула и так же выдохнула, меня хватил озноб, как будто сквозь меня кто-то прошел, я взвизгнула от неожиданности, прикрыв рот ладошкой, чтобы заглушить вырывающийся стон. Ускорив шаг, я как будто влетаю в комнату и приземляюсь на кровать, по пути захлопнув дверь. -Держи себя в руках, никого тут нет, - я раскачиваюсь, сама этого не замечая. Понимаю, что со стороны выгляжу реально как наркоман, наркоман со стажем. -Это был ветер, просто ветер. - я хватаюсь за голову и прикусываю губу, через несколько секунд чувствую металлический привкус во рту, прикусила губу немного сильнее положенного, пошла чертова кровь.
     Я боюсь поднимать взгляд на Оливера, знаю приблизительно, о чем он сейчас думает. Наверное, уже планирует как он сбагрит меня в наркологичку или сумасшедший дом. Он говорит, что я ошибаюсь, господи, как же он не прав... он реально не догадывается, что он ничего не понимает, ничего не понимает и не поймет. Эти его слова заставляют меня злиться еще сильнее: на него, на себя, на все вокруг. -Нет, - грубо говорю я, - это ты ошибаешься, Оливер, - я бросаю на него взгляд, а потом снова отвожу его в сторону, -ты не сможешь понять, - говорю на выдохе я и поднимаю взгляд полный отчаяния. Кажется, я и правда схожу с ума. А теперь это будет видеть еще и близкий человек. Я сглатываю и отхожу к зашторенному окну, утыкаясь взглядом в тяжелую висящую темно-бордовую ткань штор.
     Что он несет? Какая помощь? Мне уже не поможешь. Этих сущностей не выгонишь ни из дома, ни из моей головы, я поворачиваюсь к нему лицом. Он разозлился, причем сильно, я вижу как он сжимает чертову баночку с таблетками до белых костяшек, скулы ходят, а взгляд так и мечет в мою стороны молнии, голос его будто бы громовыми раскатами разливается по комнате, отдаваясь эхом в каждом ее углу. -Мне не нужна помощь! - срываюсь я на крик, - я не больна, чтобы мне она была нужна! - да, именно так я планировала нашу первую встречу, заебись. Лучше бы он вообще тогда не приезжал, чем приехал и снова начал ругаться, я приложила руки ко лбу и начала ходить по комнату из стороны в сторону, выслушивая его слова, неприятные, режущие насквозь слова.
    Что прости? Просто снова исчезнешь из моей жизни? Он ставит баночку, выплевывает последние слова и уходит. Меня одолевает невероятная злость, я подбегаю к комоду, куда он опустил таблетки, скидываю банку рукой, она раскрывается, а таблетки разлетаются по комнате. Я начинаю кричать ему вслед: -Правильно! Давай, у тебя всегда получалось круто уходить! Твой конек! - я со злостью хлопаю дверью в комнате и начинаю бешено ходить около кровати, наступая на валяющиеся под ногами таблетки. -Зачем вообще тогда приезжал?! - я все еще кричу, хотя фиг знает, может быть он уже ушел и не слышит меня и мой отчаянный крик, -Молодец! Повторить решил! Как тогда, так и сейчас, история не меняется! - я подхожу к комоду и сметаю рукой все стоящее на нем, на пол летит фоторамка, разбиваясь на сотни осколков, на руке медленно проявляется кровавая полоска, я со злостью сжимаю руку в кулак, хоть это и доставляет дискомфорт и ноющую боль. Но лучше душевную боль задушить физической. Внутри образовывается какой-то невероятно тяжелый комок, я сажусь на корточки и сжимаюсь, утыкая лицо в коленки.
     Даже не слышу как он снова входит в комнату. Вернуться решил. Неужели. В этот раз правда быстрее получилось, нежели в прошлый. Он начинает что-то говорить, но я почти не слышу его, в голове только отчетливо отбивается пульс, который просто все заглушает. Я поднимаюсь с корточек, под ногами хрустит битое стекло, не хочу встречаться с ним взглядом, поэтому всячески отворачиваюсь от него. Подхожу к кровати и из комода достаю аптечку, в которой нахожу кусок бинта. Прижимаю его к кровоточащему порезу на ладошке, чуть морщусь, потому что щипет сильно. -Но ты тоже хороша, - мысленно повторяю вслед за ним, - да, черт возьми, я хороша, я настолько, сука, хороша, что  вижу какую-то херню в своем доме и не могу никому рассказать, потому что не хочу провести остаток своей жизни в комнате с мягкими стенами. Я поднимаю взгляд и вижу в углу комнаты опять это свечение. Меня накрывает волна бешенства, я хватаю подушку с кровати и швыряю ее в ту сторону с криком: -Убирайся из моего дома! - я все еще внимательно смотрю в угол, в котором постепенно сущность пропадает, -Перестань меня преследовать! - кричу я напоследок и опускаю взгляд в пол, боясь, что это что-то появится вновь.

+1


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ПРОВАЛЫ В ПАМЯТИ » обязан вернуться


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC