PENNY DREADFUL

Объявление

http://idolum.rusff.ru ждем вас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ДОРОГА ДОМОЙ » куртизанки текут черной тушью


куртизанки текут черной тушью

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

куртизанки текут черной тушью
love hurts, love scars, love wounds 

story about us.
Только твое в высшей степени остроумие, Чакки,  может довести всех одноклассниц до нервного срыва и голодных диет. Только твой крест неудачника способен привлечь к себе девушку, занявшую в твоем списке истеричек первое место.  Порой ошибки обходятся дорого, особенно когда эта белокурая сучка  сидит и не встает.

names.
Чак, Винни
time & place.
14 февраля, 2013г.

+1

2

14 февраля - день Всех влюбленных, святого Валентина или день Неудачника. Нет, скорее "день вселенской неудачи", тот самый день, когда выкинуть очередную шутку над девчонками, питающими глубокую любовь к этим маленьким розовым открыточкам, будет особенно весело. Свой жуткий план, что казался Чаку ужасно смешным и оригинальным, он принялся воплощать с самого утра. С того же самого утра (хотя, скорее, с вечера накануне), полшколы было увито воздушными шариками приторно-розового цвета, а нескольким ученикам из старших классов было велено охранять верой и правдой ящик для валентинок, который для (псевдо) надежности был закрыт на какой-то самодельный замок. Сорвать его не составляло труда, но такого в голову не приходило никому. Наверняка каждый ученик в тайне ждал получить любовное послание хоть от кого-нибудь.
Наш мистер Чак Джонс был не из дураков и, конечно, не надеялся ни на какую валентинку в свой адрес. Его это, в принципе, даже не интересовало. По правде говоря, за все свои шестнадцать лет, что он провел в школе, ему пришла всего одна самодельная открытка в прошлом году: в ней значились признания в любви, какие-то сладкие стишочки и, кажется, она даже была музыкальной. В соответствие с могучей вселенской справедливостью, открытка была послана в качестве прикола. Раскрылась жуткая правда через пару уроков, когда с каким-то больно довольным выражением лица он сидел в столовой на большой перемене, перемешивая вилкой салат из овощей, и довольно безучастно наблюдал, как жидкий йогурт упал на поднос, расплываясь по всей его поверхности. Тогда к нему подошла та самая девчонка, автор валентинки, публично высмеяла Чака, вытащив открытку из заднего кармана джинсов. Джонни просто опешил, молча слушая и осознавая, как по столовой раскатистым громом разносится массовый гиенистый смех одноклассников, тычущих в него пальцами.
- Чак, неужели ты и правда думал, что кто-то, будучи в здравом уме, пошлет такому придурку валентинку? Ну ты и придурок, Чак, самый настойщий придурок, хахахаа! - рассмеялась девчонка, хлопая Чака по плечу, давясь от оглушительного смеха.
Джонс привык чувствовать себя дураком и олухом, но не настолько же. Он выскочил из столовой, как ошпаренный, пролив на себя йогурт с подноса, под дружный смех одноклассников. На следующий день он пришел в школу мрачнее тучи и именно тогда затеял организовать самый жестокий прикол всех времен и народов, как ему тогда казалось. Важно было не забыть обиду, потому как Чак по своей натуре отходчивый и нисколько не злопамятный. Но провернуть ту шутку, что родилась в его голове, казалось, было просто жизненно необходимо. Мало того, что это превосходная месть, так еще и просто веселая затея. Итак, понеслась.
С самого утра, приняв самый непринужденный вид, Джонни в числе первых запихал целую пачку подписанных валентинок в специальный почтовый ящик в тот момент, когда никто не видел. Улучить момент было весьма непросто, но у нашего прохиндея это получилось мастерски. Посвистывая мелодию народной песенки, он уже шагал обратно в сторону класса, празднуя победу над женским полом.
Суть его шутки заключалась в следующем: всем самым забористым сучкам гластонбергской старшей школы разослать открытки от без памяти влюбленного анонима с просьбой встретиться после школы там-то и там-то, дабы изъясниться в любви и поклясться в верности до самой смерти. Время было назначено везде разное, а место - придорожная забегаловка неподалеку от школы. Школьников там никогда не было, что исключало какой-либо подвох. А это было крайне важно. Надо было проучить этих девчонок, чтобы теперь все знали, что с Чаком Джонсом шутить плохо. Очень плохо, детка.
Итак, после школы, Чак сразу же пошел в сторону кафе. Он занял один из столиков с диванами, взял лишь банку любимой  газировки и побоялся заказывать что-либо, что может после раскрытия его планов оказаться на его же голове. Девушки, вылив на себя несколько литров духов, делая самый томный взгляд на свете, приходили после школы и, увидев, что за столиком их ожидает не принц на белом коне, а местный придурок Чак Джонс, каждый раз давали ему такого леща по щекам, что к приходу последней, все его лицо горело огнем, что, однако, не снизило коэффициент энтузиазма.
Последней должна была придти девушка, которая и прислала ему ту самую открытку, выставив лохом первого сорта перед всей школой. Предвкушая эту встречу и ее лицо, Чак мечтательно поднял глаза верх и уже представлял себе, как он ей высказывает все, что думает. И выливает на ее роскошные светлые волосы банку с вишневым маунтин дью.

+4

3

…Есть такой сорт людей, чья неадекватная самооценка никогда не позволит им почувствовать себя неудачниками. Наверное, именно поэтому Винни надела свои самые облегающие джинсы , специальные трусики, больше напоминающие панталоны, что выгодно подчеркивали бы ее юный зад, и ядерной расцветки носки под кофточку с с космомишками.  Взирая на стол со своими тремя открытками, Хоуг чувствовала себя необузданной богиней с пока еще криво подведенными стрелками на глазах. Ей было жаль этих самцов, как она их называла, ведь им ничего не светило. Винни была не готова ответить взаимностью каким-то постылым посредственностям или, чего хуже, полудуркам с доисторическими шуточками,  у которых трусы пачкаются при взгляде на кусок  женской ляжки.  Может поэтому она одевалась так, словно у нее проблемы с психикой или интеллект семилетнего ребенка?
Парень, считала она, должен быть молчалив и деловит, целеустремленный и дерзкий.  Винифред нисколько не заботило, что ее идеал расходится с сопливым текстом на потрепанной валентинке. Она давала шанс.
Оставив брату записку  «Ушла на дефлорацию; разбила фотоаппарат»  с тремя ошибками в последнем слове, аккуратно положила рядом с ней валентинки, как бы намекая.  Место встречи было усердно зарисовано.
… Неспешная походка, густо накрашенные ресницы, Хоуг была обязана опоздать на свидание к своему покровителю.
За кадром:  после школы Винифред Хоуг долго искала забегаловку, которая была все это время под ее носом. Сначала она побыла в другом конце города, сотрясаясь в общественном транспорте, а затем  долго объясняла глуховатой старухе, куда ей нужно попасть. Та материла ее на немецком  за клятый норвежский акцент и  дезинформировала  по-английски.
  Дверь отворяется. Она обводит взглядом помещение и, оправив свои одежды, приближается к столику в отдаленном конце помещения. Со спины ей видно густую вьющуюся макушку , шею, которую душит воротничок рубашки.  Девушка немного нервничает,  делает глубокий вдох и выдох, после чего быстро приближается к свободному месту напротив и буквально падает на него, взирая на пока еще незнакомца  своим суровым обаятельным взглядом. 
За кадром: Винифред не воспринимает праздники всерьез, тем более, такие, как этот. Но больше чем праздники, она не воспринимает Чака Джонса и  его глупые  «приколы».  Насколько ей известно, эти чувства взаимны и, если быть честным, оправданы.  У Винифред Хоуг симпатичная мордашка и неплохое тело, но природа наделила ее ужасным характером и длинным языком, что в будущем, возможно, будет ее главным достоинством, но не в рамках дискурса, а немного ниже.
Несколько мгновений Винни так и смотрит на Чака, не соображая что к чему. Она нервно гладит столешницу и облизывает пересохшие губы. Ситуация ее раздражает, а непонятность только добавляет жару.  Возможно, они так и молчали бы, но гениальная мысль, посетившая явно не головной мозг блондинки, расставила все  на свои места:
- И стоило вести себя как придурку, если у тебя ко мне чувства? – спокойно и вкрадчиво поинтересовалась Хоуг, переживая за тонкую психику  одноклассника. Почему-то ей вдруг  не хотелось разбивать ему сердцу, наоборот, она решила повести себя как никогда благородно. Как в сериале, который недавно смотрела.
Откинувшись на спинку диванчика, Фредди закинула ногу на ногу и со взглядом зрелой женщины ожидала объяснений  от своего фаната. Происходящее начинало ей нравиться.  Вот перед ней сидит человек, которого она ненавидит,  который как-то странно смотрит. И вот она, красивая и благородная,  с космомишками и в  панталонах.

Отредактировано Winifred Haug (2014-03-30 18:08:54)

+4

4

Это было что-то вроде того:
- Чак? Ах ты мерзавец! Да как ты посмел, сволочь!
Тут громко, словно свист, разносится звонкая пощечина по всей закусочной. Минута тишины, гневный взгляд первой красавицы, что клюнула на валентинку Джонни, туча оскорблений под веселый хохот Чака.
- Не ожидала, что ты настолько мерзкий. Это очень низкий поступок, Чак Джонс, - сказала вторая, опрокидывая недопитую парнем банку с газировкой, заставляя сладкую воду с пузырьками растечься по всему столу. Эта девчонка считала себя слишком умной и красивой, чтобы сказать что-то еще или оскорбить Джонни. А еще по ее мнению было очень остроумно и по-взрослому не допустить ни одного ругательного слова в его сторону. Что ж, пусть считает так, но кажется Чак давно так не веселился, как в этот день.
- Твою мать, Чак, да я тебя убью, знаешь что сделает с тобой Дастин?! Да-да, тот самый Дастин, мой парень, он играет в американский футбол, между прочим! Да он тебя по стенке размажет, сволочь! - ее визг звенел в ушах, но да ладно, это было все равно весело, чертовски весело.
- А Дастин-то знает, что у тебя сегодня свидание со мной? Он тебе разрешает ходить на свидания с разными придурками? Может, ты меня даже поцелуешь, а?
- Пошел на хрен, Чак Джонс!!
И девушка вылетает из закусочной, с таким грохотом хлопая дверью, что, казалось, в ней задребезжали все стекла, а пол пошел ходуном.
- Знаешь, приятель. Я думаю, что еще парочка твоих подружек, и от моей закусочной ничего не останется. Нехорошо так, да?
Это говорил темнокожий хозяин заведения, подперев руками толстые бока. Правда, по его доброму лицу нельзя было сказать, что он так уж рассержен. Напротив, и он, и все работники кафе, и все посетители с интересом наблюдали за всем этим спектаклем, вовсе не спеша уходить, а заказывая себе еще кофе, еще бургеры, еще картошку. Быть может, этот мистер Хеффли (так было написано на бейджике на его футболке-поло), хозяин забегаловки, должен еще спасибо сказать Джонни за то, что тот заставляет посетителей задержаться в этой придорожной дыре ради такого спектакля с юными дарованиями в главных ролях. Ну не суть, час пробил и должна была придти, собственно говоря, виновница всего, что случилось с предыдущими девушками.
И вот, стеклянная дверь отворяется, толкает колокольчик, что знаменует приход нового посетителя. Чак сидит спиной к двери, но он выбрал такую позицию, чтобы видеть входную дверь в глянцевом отражении конторки с кассовым аппаратом. Он видит девчачью фигуру, уверенную походку от бедра. Первые сомнения закрались в его безмозглую голову уже тогда, в те несколько секунд, но Джонни до последнего был уверен, что не мог в чем-то просчитаться и это именно та девушка, которой он хотел отомстить больше всего. Но нет, на сиденье перед ним плюхается ни кто иная, как сама мисс Винифред Хоуг, девушка, об обществе которой может мечтать лишь шизофреник или олигофрен, который будет пропускать мимо ушей все ее шуточки, язвительность, холодность и вообще. Да, фигура у нее была что надо, возможно Чак не раз представлял себе ее обнаженной во время интимных занятий мастурбацией в ванной после тяжелой контрольной по математике, которая вскрыла ему мозг. Но не на столько же она ему нравилась, чтобы на минуту подумать о свидании, или о посиделках друг рядом с другом ближе, чем за сто метров. Наверно, на лице Джонни отразились все те эмоции и сомнения, которые только что изнасиловали его мозги. Сама же Винни смотрела на него неотрывно, почти что немигающим взглядом и потому невозможно было определить, что она там себе думает. Выглядела же она слишком уверенно, чтобы в чем-либо сомневаться. Ее волнение и недоумение выдали бы руки, которыми она терла липкую столешницу, но в следующее мгновение...
- И стоило вести себя как придурку, если у тебя ко мне чувства?
"Твою мать, Винни. Лучше бы ты мне дала по морде".
Наверно, ошеломляющий фейспалм был написан на лице Джонни. Но вместо того, чтобы просто встать и уйти, он ответил ей, да еще таким голосом, будто надышался гелия:
- Привет. Хочешь маунтин дью? Еще остался.
С этими словами парень протягивает ей свою недопитую жестяную банку с газировкой, едва ли соображая, что делает.
- Я не думал, что ты придешь. Хочешь еще газировки? Или колы? Или бургер? Тут есть один бургер, называется "разорви пасть", прикинь, он такой огромный, что смысл названия доходит при одном его виде.

+2

5

Люди говорили о Винни по-разному. Если лаконично собрать воедино все мнения, получится «перманентное ПМС» или «КП»  -  она же Крикливая Пизда.   Были и другие, но стоит ли вести полный учет, если колорит и суть этой барышни можно понять и по двум? Можно, конечно, завести диалог о том, какая она колючая снаружи и классная внутри, но чревато-то разочарованиями и новыми кличками.
… Винифред внимательно выслушивает несколько нервную, как ей показалось,  речь  Чакки. Смотрит на газировку, затем на него, снова на маунтин дью. Она думает о том, со сколькими барышнями ей придется косвенно поцеловаться, отпив из банки его слюней. Прикинув в уме количество от 0 до 1.5, все же отказывается, по-дебильному усмехаясь этой мысли, глядя куда-то перед собой.  Если бы не очередная реплика Чака, возможно, она, зависнув, осталась бы в своих фантазиях, размышляя о том, скольким парням Чаку пришлось косвенно отсосать, поцеловав ту единственную возможную девушку, которая согласилась на лобзания с ним. 
Как не крути, а мир мыслей вдохновлял ее больше чем реальность с прыщавыми одноклассниками и иерархией репутаций с глупыми кличками. И уж тем более ее не вдохновляла учеба, которая держалась на парочке касперов с суицидальными наклонностями в прошлом.
- Я не думал, что ты придешь. Хочешь еще газировки? Или колы? Или бургер? Тут есть один бургер, называется "разорви пасть", прикинь, он такой огромный, что смысл названия доходит при одном его виде.
Винифред внимательно и с присущей ей высокомерностью посмотрела на  парня. Взгляд был оценивающий. Оценивающий, нужно сказать, не столько внешность, сколько готовность к дипломатическому диалогу. Ведь одно дело петь песни протеста на публику и, совсем другое, когда участвуют лишь двое. Хотя, ей было все равно.  С того момента, как перед ней вырисовался Чакки, а не таинственный незнакомец, она больше не воспринимала это как свидание, совсем расслабившись и находясь где-то на грани «здесь» и «марсианское радио Звездочка».
- Ты вроде бы нигде не работаешь, с чего бы мне  объедать твою семейку, если дома у меня братец Эйви, которого всегда можно подсуетить?  - по мнению Винни такая логика была достойна внимания. Ведь если она поест здесь, то потом будет не голодна, не сможет доставать братца с речами о том, как она хочет мармеладных червячков или вафелек.  А может она просто не умела вести себя с парнями, да и на свидании тоже. – Кстати, почему я должна не прийти?  Более того, Чакки, могу рассказать тебе о том, как после школы я искала это место и познакомилась с массой интересных людей, у которых воняет изо рта и липкие руки. Я порвала колготки и побыла в другом конце города, пока какая-то  чудаковатая старуха не объяснила мне, где конкретно находится это кафе, - не обращая внимания на взгляды и смешки близсидящих посетителей, Винни с блеском в глазах  рассказывала о своем мини-приключении. Прикусывая нижнюю губу изнутри, чтобы не засмеяться, Ви, наконец, обратила внимание на свои липкие руки и не придумала ничего лучше, как вытереть их о свой красный свитер, только потом соображая, что за фигню она только что сотворила. - Твою мать, - огрызнулась Хоуг, сменяя милость на злость.  С одной стороны она выглядела нелепо, с другой стороны, что уже изменишь, если ты с рождения рассеянная овца, наступающая на собственные какашки?
Молча поднявшись со своего места, Хоуг сделала  круг по помещению, заглянув во все двери, тем самым навлекая на себя гнев работников закусочной, прежде чем попасть в женский туалет, куда ей, собственно, было нужно. 
- У меня плохое зрение. Но это даже хорошо, - выдержала она паузу, плюхаясь на прежнее место, - а то тяжело, знаешь ли, мириться с чужим уродством.

Отредактировано Winifred Haug (2014-03-31 11:19:33)

+2

6

Чак понимал, что впервые в жизни его прикол обернулся против него же. Чувство было такое, словно тебя засунули в раскаленную печь: его щеки горели, а голос был и вовсе как у персонажей из мультфильмов. Нужно было срочно брать себя в руки и продолжать делать вид, будто ничего не случилось, вообще все именно так и планировалось и он вовсе не обескуражен тем, что в эту самую минуту вся затея с местью с треском провалилась. Его итак ненавидели все девчонки школы, а теперь они будут ненавидеть его вдвойне - и все ради чего? Главная жертва осталась нетронутой и вообще ничего не знает. Печально. Но ладно, на столе стоит баночка с недопитой любимой газировкой, а это в любом случае повышает настроение.
Так, Джонни, перед тобой сидит самая отвратительная девчонка в мире. Нет, как уже упоминалось выше, фигура у нее ничего, но ведь это не самое главное. То, что он с Винни толком никогда не общался, в корне меняет дело: он не знал о чем с ней говорить и дальше, потому принял решение нести всякую ахинею, что, впрочем, было его естественным поведением на людях.
- Ну, предки зарабатывают больше, чем на пару бургеров, так что они не будут против, если я угощу тебя. И мне очень приятно, что ты на пути к своему принцу, - с этими словами Джонни указал пальцами на себя с присущей ему довольной ухмылкой, - преодолела столько преград, но все же добралась. Ты достойна бургера, детка.
Все это время посетители закусочной увлеченно наблюдали за развернувшейся сценой. Чак успел поймать взгляд темнокожего владельца заведения, который одобрительно подмигнул Джонсу, видимо удивляясь, что очередная девушка не надавала ему по щам при одной только встрече, а даже села с ним рядом, заведя диалог. И, судя по тому, что не слышно никаких оскорблений, диалог налажен. 
Пока Винифред искала женский туалет, Чак успел сделать заказ на два бургера и еще одну газировку. Не зная что выбрать, он взял для Винни диетическую колу, помня, с какой маниакальностью девушки любят подсчитывать драгоценные калории. Когда Хоуг вернулась, на столе стояло два подноса с заказом Чака.
- Это ты о чем? - спросил парень, когда Винни села на место, одновременно пододвигая к ней ее поднос с едой. - А, не важно.
Что ж, была не была. День всех влюбленных еще не кончился, а потому следовало провести его в высшей мере весело. Недолго думая, Джонни решил продолжить спектакль ради собственного увеселения, не думая о том, что Винифред может принять его слова более чем серьезно. В общем-то, Чаку было откровенно плевать на чувства других. Когда вся столовая в издевательской форме смеялась над ним и над его доверчивостью, вряд ли в тот момент кого-то душили сострадание и совесть. Ну так знайте, у Чака Джонса тоже может не_быть совести. К тому же, дела любовные были слишком далеки от его понимания, он уже давно смирился с тем фактом, что девушки у него не будет никогда, потому можно не пытаться строить из себя мачо (или хотя бы адекватного).
- Ну так вот. Наверно ты уже поняла, что я тут тебя как бы ждал не просто так, ну и все такое, ну и вот, короче... Ты же все понимаешь, ага. Ну и получается, что... ну...
О черт, а оказалось не просто даже шутить в подобной тематике. Все предыдущие жертвы не давали сказать и слова, просто сразу ездили по лицу, а тут...
Хотя, выходит вполне натурально, как вы считаете?

+2

7

Сначала Винифред медитирует взглядом бургер, переживая, не подложил ли ее поклонник туда чего не хорошего. В голову лезут мысли о его дурацких издевательствах над учителями и сверстниками, пятна на юбках, кнопочки, скисшее молоко в ведерке. Отчасти это все разбавляло школьную жизнь, без таких как Джонс было бы слишком скучно, как и в случае с такими как Хоуг, которые противоречат всему, что вызывает у других смех или интерес. Впрочем, в случае с Чакки - его ненавидели многие барышни. Они, бабы, в этом возрасте были слишком чувствительны к критике своей внешности и высокого ума, чтобы пускать фоном свой прелестный смех.
Но мысль уходит дальше, теперь Винни заморачивается по поводу разного рода таблеточек. Что бы там о ней не говорили, а она была слишком озабоченна собой, и случайно переспать с каким-то непонятным типом, даже если бы тот был омерзительно красив, было не в ее правилах. А так как Чаку не светит быть омерзительно красивым, она просит у официантки другую газировку и проверяет каждый слой бургера, на наличие там чего постороннего. В своем сумасшествии Ви весьма непринужденна и даже деспотична.
Когда же все требования были выполнены, а еда проверена, она наконец откусывает маленький кусочек, тщательно пережевывая его, словно никогда не пробовала еду из фастфуда.
- Ну так вот. Наверно ты уже поняла, что я тут тебя как бы ждал не просто так, ну и все такое, ну и вот, короче... Ты же все понимаешь, ага. Ну и получается, что... ну...
Винни молчит. Жует свой бургер и думает о том, как много упустила. Лицо просияло задумчивой серьезностью погрязшего в мыслях человека. Кто знает, возможно, если у них с Чаком что-то получится, ему не единожды придется прикрикнуть или толкнуть "подвисающую" деву в плечо, чтобы та вернулась в реальность.
- А ты ничего, Чакки. Мне даже нравятся твои эти зализанные кудряшки. Но я не понимаю, что ты от меня хочешь и зачем пригласил. Я, конечно, видела, что на календаре 14 февраля, и девочкам сегодня принято струиться кипятком по ляжкам, фотографируясь с вениками ромашек, заливая все это счастье на фейсбук, но... - она снова кусает бургер и жует, затягивая паузу, - в общем, я с большим удовольствием приняла бы от тебя в подарок мухоморов каких или расслабляющей травки, подержалась за ручку под открытым небом, считая звезды и дебильно хихикая. Ну и все, в общем-то.
"Сейчас бы не заржать, сказать "ты хороший парень, Чак Джонс, но я люблю другого". Или другую?.. Пиздец нереальный, как сложно все это"
- Говори, что хотел, и я обещаю подумать, прежде чем сказать "нет", - Хоуг улыбается, насмешливо заглядывая в глаза Джонсу.
Целью ее прибытия сюда был отказ, прекращение страданий влюбленного в нее сердца. Так, почему бы не совместить приятное с еще более приятным, и не разочаровать в себе человека, пустив по ветру дурные слухи о том, какая она наркоблядь? Винни находила это хорошей идеей. Винни не упускала возможность дебильно хохотнуть своим мыслям. Она уже видит как ей оглядываются вслед детишки, насвистывая всякие пошлости.
"Да, детка, я плохая девочка, я ОЧЕНЬ плохая девочка, и у меня есть еще пару шестерок в рукаве"
- Ты вообще в курсе, что хозяин  этой кафешки черный? - встревоженно шепчет она Чаку в лицо, наклонившись через стол.

Отредактировано Winifred Haug (2014-04-03 13:27:14)

+2

8

"Че? Это был комплимент или прикол такой?" - Чак машинально пригладил рукой волосы, понимая, что все усилия, в общем-то, будут напрасны.
Винни, как и самого Чака, глупо было воспринимать всерьез. Но если Джонс нисколько не переживал по поводу своей такой вот натуры, то сталкиваться с подобным поведением в ответ было крайне странно, если не сказать непривычно. Люди вокруг, их поступки и мотивы были понятны Чаку. Общую массу людей можно назвать одним удобным словом "обыватели", так вот как раз их он понимал отлично. Хоуг стояла от этой категории чуть более чем на километр левее. Т.е. совсем далеко. Все, что она говорила, приходилось переваривать в своем мозгу дважды, прежде чем тот самый потаенный смысл станет ясным, потому поначалу Чак не спешил с ответами. Ему было любопытно наблюдать за Винифред, за тем, как она совершенно спокойно раздербанила бургер в поисках то ли плевка, то ли гвоздей, то ли пургена. Все для тебя, детка. А? Не нашла ничего? О чем же ты думала, ну Джонни не такой низкий мудак и подонок, чтобы девушке на "свидании" в гамбургер напихать всякого дерьма. А впрочем он бы мог, конечно... но не стал этого делать.
- А у тебя есть фейсбук? - ловко подхватил тему разговора Джони, заинтересованно подаваясь вперед, отодвигая свой гамбургер, к которому даже не притронулся. - Добавишь меня в друзья? Кстати, я там набрел на одну такую интересную группу, вот добавишь в друзья, я тебе скину ее название. Короче, фишка в том, что там сидят все старшеклассники и делятся ответами на контрольные. И из соседней школы. И мы там перекидываем друг другу задания и ответы. Получается круто, сидишь на контрольной, списываешь все подчистую, и доволен. Ну так добавишь? А насчет грибов - могу достать. Если хочешь.
Чак пожал плечами всем своим видом показывая, как легко для него раздобыть любые легкие наркотики. На самом деле, это была чистая правда, просто об этом парень никогда не распространялся - он не хотел напрямую быть связанным с этим делом, в отличие от своего друга, который ничего не чурался.
- Говори, что хотел, и я обещаю подумать, прежде чем сказать "нет".
"Ах ты самодовольная сука! Ну держись!"
- Ну, раз ты знаешь, какое сегодня число, и, учитывая тот факт, что ты получила от меня открытку и пришла ко мне на свидание, только полный лох не сможет догадаться, зачем сюда пришел. Ты вроде на лохушку несильно тянешь, давай я помогу тебе догадаться. Поиграем в угадайку? Давай ты мне выскажешь предположения на тему "какого черта я, Винни, здесь делаю и что ты хотел мне сказать", а я буду говорить тебе, угадала ты или нет. Идет? И в завершении ты попробуешь угадать фразу из трех слов, которую я хотел тебе сказать.
Ну что ж, Хоуг, если ты прикидываешься полной дурой, то почему бы и Джонни не следовать твоему примеру? К тому же у него это выходит в высшей степени мастерски.
Парень вальяжно развалился на стуле, разворачивая свой гамбургер и откусывая от него внушительный кусок, набивая булкой рот, самодовольно ухмыляясь.
- А ты расистка, кстати? Вкусно же кормят, ну. Зачем быть расисткой? Кола ведь тоже черного цвета, но ее пьют все.

+2

9

В Чаке было то, чего не было во многих других ее знакомых, сверстниках или людишках постарше – не важно -  он обладал неким шармом, этакого простоватого дурачка, который таковым на самом деле не является. Никакй тебе озлобленности, по крайней мере в открытую или желания уколоть побольнее. Хоуг находила это примечательным, более того, она ценила это в людях. Может поэтому на его тираду о фейсбуке, которой он отбил ее подачу, заулыбалась, давя смешки. Ей определенно нравилась эта  придурковатая непосредственность и легкость.

Фейсбук. Винифред по телефону ненавидела разговаривать, набирать смс-ки, что уж  говорить о иных видах связи с миром живых?
- Меня там нет, но ради такого дела я сделаю над собой усилия и зарегистрируюсь. – Подумав, она добавила, -  а может ты меня зарегистрируешь или у тебя найдется фейковая страница с которой ты завязываешь романы по переписке?
Второй вариант казался Винифред более интересным. С одной стороны, если он ее зарегистрирует, то будет знать пароль и над ним можно будет подшутить в случае плохого настроения и общей скукоты, а с другой…  это же проявление доверия, желания сблизиться! 
Наблюдая за своими одноклассницами, Фредди улавливала одно качество, позволяющее им общаться между собой и завязываться отношения с парнями более гладко. Это было не столько кокетство, сколько слабость. Порой напускная и очень фальшивая, но.  В этом смысле она гордилась своей слепотой, которая «сближала» ее с другими.
- Хочешь сказать, что я тебе так слишком  нравлюсь, что ты готов подсадить меня на галлюциногены и прочие наркотики, повреждая мои клетки мозга и общую работоспособность? Да ты «вау», Чакки!
Винни подумала и, включая самоиронию, добавила:
- Моя семья не слишком богата, чтобы финансировать такого смышленого  бизнесмена, как ты. Брат скорее запечет меня в монастырь для девственниц-лесбиянок, где читают молитву, когда жуют.   Так что обойдемся без «первая доза бесплатно».
она жалела о сказанном, ведь пропадает возможность, но вечер стоил того.
«Поиграем в угадайку?» - тут же подхватила Хоуг, передразнив Чака.
- Хорошо. Это клеевая игра. Итак…  Какого же черта Винни здесь делает, почему Винни притащила сюда свою задницу в этот знаменательный день? Может потому что Винни благородная львица, которой нравится унижать людей? Или потому что она скрывает за все своей напускной неприступностью готовность любить и трахаться? А может она надеялась здесь кого-то увидеть? Или быть может, Винни настолько тупая и отчаянная, что готова связаться с любым, кто предложит? Ну или ей хотелось есть?.. кстати предпоследний вариант, это, скорее, вытекающее из того, что шел перед ним. .. предпредпоследний , что ли?
Отпив минералки, она умолкла.
- Ну, Чакки, три слова это волнительно. Тем более, когда это твои три слова. Если бы напротив сидел какой- нибудь очкастый теранозавр-романтик, глухой и до боли пофигистичный, я бы подумала,что он сейчас, в силу своего недуга, громко прошепчет мне на всю кафешку  «Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! ВИННИ, Я ХОЧУ ВИДЕТЬ, КАК НАШ ПЛОД ЛЮБВИ ПРОРЫВАЕТСЯ ИЗ ТВОЕГО ВЛАГАЛИЩА!!». Но не ты.  Я не знаю, и я заинтригована так слишком, что угастика-ка меня еще одним бургером, паренек с небедными родителями.
Время незаметно пролетало, за окном начинало темнеть. Увидев у кафетерия парочку одноклассниц с кислыми минами, которые поглядывали в ее сторону, она постучала в окошко и сладко улыбнулась. Винифред не знала, что на самом деле происходит, и ничего дурного в своем поступке не видела. Другое дело Чак, который  упустил момент с девичьей общительностью и желанием делиться "секретами".

Отредактировано Winifred Haug (2014-04-03 16:55:30)

+2

10

На самом деле, у Чака была самая настоящая страница в фейсбуке. Но знала ли об этом Винни? Чак, развалившись на пластиковом стуле в дешево забегаловке, с набитым ртом полным рубленой котлеты из гамбургера, притом идиотски ухмыляющийся, вряд ли производил серьезное впечатление. Любое слово, любая фраза, которую скажет Чак в такой ситуации, будет принята за шутку. Стоит ли этим пользоваться? Джонни был придурком, но вот недалеким идиотом он не был никогда.
- Конечно есть. А ты думала? У всех есть фейковая страница. Да я ни за что на свете не поверю, что у тебя нет фейсбука вообще, - ответил Джонс, откусывая очередной кусок от булки. - Как-то это несовременно с твоей стороны. Но если у тебя все же нет своей странички, я могу тебя зарегистрировать, окей.
И тут он едва не задохнулся от открывшихся перспектив. Чак порой бывал настолько наивен, что верил всему, что ему скажут. Потерять бдительность ведь так легко, особенно когда твой желудок полон. Итак, возможно когда-нибудь они встретятся после школы и пойдут к Винни, а может и даже к нему домой, чтобы показать как выглядит фейсбук, как им пользоваться, как зарегистрироваться и в чем его преимущество перед другими соцсетями. Конечно, даже если у Винни и правда не было странички, они с большей вероятностью отправились бы в интернет-кафе. Но ведь можно иногда строить предположения чтобы потешить свое самолюбие?
Хоуг строила логические цепочки столь быстро, что Джонс едва поспевал за ее мыслями. Она отщелкивала каждое слово, будто барабанную дробь: вот она говорит про фейсбук, вот уже вернулась к травке, сейчас она говорит про родителей, и тут уже пошла тема про цель визита, любовь и - что? Плод любви прорывается через ЧТО? Чака едва не передернуло от таких слов. А когда он представил, как это может быть по-настоящему, гамбургер практически попросился обратно. Еще с минуту парень переваривал все те мысли, что пулеметной очередью пронеслись мимо его мозгов. Вопросы и фразы висели в воздухе, а Джонни так растерялся, что аж забыл, что во рту остался недожеванный кусок булки.
- Воу-воу, - присвистнул Чакки, поднимая брови. - Давай я закажу тебе еще гамбургер, ладно.
Джонс соскользнул со стула и метнулся в сторону касс.
Есть шанс улизнуть, парень. Нет, серьезно. Неужели ты об этом не думал? Кажется сейчас самое время, ты не считаешь? Она как раз начала нести всякую ерунду и хрень, так почему бы под таким удобным предлогом не свалить из этой чертовой закусочной, оставив Хоуг в одиночестве собственных волнующих мыслей? Кажется ты зашел слишком далеко, Чак Джонс, быть может, стоит уже признаться ради чего ты пригласил ее сюда? Ее и еще с десяток девчонок? Рассказать, отчего у тебя щеки цвета спелых помидоров и почему практически кончились деньги? Ладно, на пару гамбургеров еще хватит, это, в общем-то не проблема. Настоящая проблема сидит за столиком возле окна и в данную минуту разглядывает тебя с головы до ног. И ждет гамбургер.
Сделав заказ и получив горячий бургер в упаковке, Чак вернулся за стол. Выглядел он уже не так весело, однако старался держаться также непринужденно.
- Короче. Я-то здесь на самом деле... ну пригласил тебя по вполне простому поводу. Эти слова простые: дай списать английский.
На этих словах Чак широко улыбнулся. А что? Хорошо выкрутился.
- Слова "я тебя люблю" скажу в немного другой обстановке, здесь как-то совсем неромантично. Хотя... о черт, я уже кажется это сказал! - Джонс вновь строил из себя дурачка, прикрывая рот ладонью, делая вид, что жутко испугался только что сказанного.
- Ну, вкусно? - он кивнул на гамбургер, не зная, чем еще разбавить их такую остроумную и полезную беседу.

+1

11

Некоторое время Ви просто смотрит на Чака, который за все время их свиданки в благоприятный для таких дел день успел сменить несколько тактик, да и моделей поведения, в общем-то, тоже. Отматывая в голове историю происходящего, причем не с момента появления ее в кафетерии, а много ранее, школьница пытается (пока только на глаз)  определить степень мудачества и идиотизма, которым матушка природа, да и просто матушка наградили Чака.
Она жует второй бургер, сверлит ироничным, бескомпромиссным взглядом одноклассника. если раньше она считала его придурковатым подростком, то сейчас перед ней сидит натуральный фрик  в застегнутой на все пуговки рубашке. Его глазки бегают, движения немного резкие, а эмоции вообще как отдельный организм, что живет своей жизнью. Ей эта эксцентричность определенно нравится, речи невпопад тоже. Обычно мало кому удается держаться на уровне или хотя бы отбивать ее тщедушные вербальные подачи, а тут такое. Джонс ее еще и унизить "тонко" пытался.
Отложив в сторону еду, Хоуг протянула руку к ладони Чака, накрыв ее своей. По лицу расплылась незамысловатая глупая улыбка, нижняя губа немного дрожала, но это оттого, что девушка пыталась не заржать, а выдержать все в "едином стиле". Так как давалось это нелегко, то и речь она толкнула не сразу, а где-то через минут и то... она была не такая слаженная и красивая как в мыслях, а отдавала, скорее, ее обычным приземленным прямым языком.
- Ты дебил? - нежно переспрашивает Ви, все еще касаясь руки Чака и мелко дрожа от волны подступающего хохота. - Чувак, я норвежка со сложной биографией, братом нищебродом и, самое главное, ужасным акцентом и фиговыми способностями в плане лингвистики.
Освобождая парня с хватки, она говорит:
- Знаешь, мне с тобой весело. Я не знаю, зачем я здесь, по какой причине ты меня  позвал, но время потраченное на тебя, Чак, того стоило.  Ты клевый.
От таких слов ей и самой становится немного не по себе. Единственное, что приходит в голову, это, пока еще все не вышло с области ее контроля, ретироваться. По возможности вальяжно и даже непринужденно.
Уже встав со своего места и удаляясь из забегаловки, что-то вспомнив, бросает напоследок:
- А странички у меня и правда нет, - звучит как намек приправленный стебом, - приходи, как время будет. Сменим обстановку.
Покидает заведение.

Отредактировано Winifred Haug (2014-05-04 12:08:22)

+1

12

В следующую секунду случилось такое, чего Чак совсем не ожидал - девушка протянула руку и накрыла ею ладонь Джонса.   Он изо всех сил пытался доиграть свою роль до конца, потому ни один мускул на его лице не дрогнул, лишь идиотская ухмылка до сих пор обрисовывала его настроение. Наверняка в такие интимные минуты, когда одна ладонь накрывает другую, словно в лучших жанрах драмы и мелодрамы, разговор должен был пойти о нежных чувствах, признаниях в любви и мечтаниях о светлом будущем с кучей детей, большим домом с круговой верандой и огромной дружелюбной собакой. Но нет, следующая фраза ударила Джонни, как обухом по голове. Он приготовился было выслушивать ее воркования, а тут...
- Ты дебил?
Чакки все также спокойно и с той же улыбкой сидел на заднице ровно, наблюдая за Винифред. Та едва ли не давилась от распирающего легкие хохота, но молодец, держалась до последнего. Позднее, когда Чакки провожал ее заинтересованным взглядом, когда девушка вышла из закусочной, он ожидал услышать душераздирающий хохот с улицы, но вполне возможно, что Хоуг рассмеялась лишь за поворотом, сохраняя свое лицо, позицию и "стиль" до закрытия театрального занавеса.
- Норвежка? Да брось, если бы ты была норвежкой, ты была бы толстой. И страшной, как традиционная скандинавская баба, - с традиционной улыбкой проговорил Джонни, пытаясь продолжить свою мысль, но замечая, как ладонь Винифред соскользнула с его руки, а сама девушка встала со своего места, собираясь уйти.
- Это мы еще с тобой в кино не ходили, - заявил парень, играя бровями, словно на что-то намекая. - Ну это в другой раз, ага. Спасибо, я знаю, что я клевый.
Это прозвучало немного высокомерно, но Чакки не хотел, чтобы Винни думала, будто для него эта фраза прозвучала как похвала. На самом же деле именно так оно и было, кажется еще никто не говорил Чаку, что он крутой парень и с ним весело. Он хотел сделать вид, будто слышит нечто такое каждый день. Нет, каждую минуту. Отсюда и гордо вздернутый подбородок и широкая улыбка, проводившая Винни до двери.
- Обязательно, детка, - отозвался Чак, подмигнув девушке. Как хорошо, что ситуация сама собой развязалась. Именно на том месте, когда разговор вылился в какую-то ерунду и хрень - наверняка Хоуг это почувствовала и вовремя улизнула. Именно она спасла это странное свидание, если эту встречу можно вообще так назвать.
Когда Винифред ушла, Джонс еще минут пятнадцать сидел в закусочной на своем месте и молча смотрел на пустой стул напротив. Она ничего? Да, она очень даже ничего. И мозги у нее устроены интересным образом, ну, в смысле, есть не только сиськи и отличная задница. Мозги работают именно на той волне, которая легко контактирует с волнами Чака Джонса. Она смелая, уверенная в себе, остроумная, неглупая и даже веселая, что в последнее время встречается слишком редко. Плоский юмор девчонок из его класса порой утомлял и приводил в состояние нервной истерии.
Было очевидно, что это свидание стало самой необычной встречей и самым необычным диалогом за всю жизнь Чакки. Он заметил за собой проскочившую мысль, что неплохо было бы и вправду куда-нибудь еще сходить с ней. В кино? Отличная идея, ее надо обдумать. Но уж точно не здесь.
С этими мыслями Чак поднялся со стула, проходя мимо темнокожего владельца заведения, который снова подмигнул и одними губами прошептал "молодец, чувак!", ответил ему кивком головы и щелчком пальцев.

+1


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ДОРОГА ДОМОЙ » куртизанки текут черной тушью


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC