PENNY DREADFUL

Объявление

http://idolum.rusff.ru ждем вас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ДОРОГА ДОМОЙ » неспящие в Гластонбери


неспящие в Гластонбери

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

неспящие в Гластонбери.
Боже. Я вырубил человека клубникой.
Oh, my God. I beat a man insensible with a strawberry./c/


story about us.
Собственно, что нужно двум парням для того, чтобы выяснить отношения? Да, бывает хватает и пары банок пива, но чаще всего причиной всех срывов и демонстрации уровня тестостерона являются... конечно же женщины.
Эйвин Хоуг будет удостоен чести впервые разбить Чаку нос, защищая поруганную честь своей сестры.
Но вообще, может все еще обойдется?

names.
Winifred Haug, Eyvind Haug, Chuck Jones
time & place.
2 мая 2013 года, 21:30 p.m.;
chalice way, BA6, площадка перед домом Джонсов

+2

2

…Слезы катятся по бледным щекам, оставляя соленые следы, неприятно стягивающие кожу. Девушка стоит в дверном проходе пытаясь поймать взгляд брата. Ей важно передать ему всю боль, которую испытывает  сама, подарить ту же заразительную ненависть и  отчаяние преданного человека. Обманутого не столько другими, как самим собой.
Некоторое время она просто смотрит,  ее плечи дрожат, грудная клетка поднимается вверх-вниз. Кажется, что воздуха не хватает, и это нормально. Со стороны все выглядит так, словно ее выперли за пределы собственного мира или расширили его, искусственным путем порождая агорафобию. 
- Он пытался изнасиловать меня, -  говорит холодно, буквально сочась затупленной агрессией, в голове проигрываются сцены их встреч. – Я сказала, что если этот тупой уебок хоть пальцем меня тронет, я превращу его жизнь в катакомбы.
Она говорит быстро и четко, в голосе чувствуется уверенность в собственной правоте и истинности сказанного. Голова немного откинута назад, чтобы слезы не вытекали с  глаз.
Неуместный смешок разрывает нарастающую тишину, молчат все, даже призраки.
- Я немало чего научилась у Блэка, - трогает  амфисбену. Глаза последней поблескивают при свете настольной лампы. Их блеск не выглядит угрожающе, но чреват последствиями, которые нарушают тонкую грань человеческой жизни.
Насколько чистыми могут быть чувства пятнадцатилетнего подростка? А его желание отмстить, разрастающееся на собственной могиле переживаний, убранной не по-христиански?

**
Двумя часами ранее.

- Озабоченный на влагалищах девственник!  – кричит она на всю улицу, выискивая под ногами какой-нибудь  камешек, чтобы запустить его  Чаку  если не в рожу, то в окно. Уличка с красивыми домиками оказывается настолько вылизанной и чистой, что Винни  не брезгует заглянуть в мусорный бак. Ярость переполняет ее примерно так же, как гора отбросов одинокий контейнер. Обрушив на последний всю свою ненависть, она переворачивает бочок и разрывает мусорный пакет, изымая оттуда пустую жестяную банку маунтин дью – любимое пойло детки Чакки, – запускает в окно. Одну, затем вторую.  Фредди чувствует, что этого мало. Ее поруганное достоинство стоит не две банки газировки, и уж точно не по цене сраной валентинки или той контрольной, что Джонс  великодушно дал ей списать. Сейчас она его ненавидит.  – Да тебе ни одна баба не даст, задрот ты  невинный, если  будешь так себя вести, - не успокаивается Винни, прыгая по пакетам, словно исполняя шаманский танец в очередном экстравагантном наряде.  – Сначала ты завешь меня к себе готовиться к экзаменам, а потом, значит, лезешь под юбку?! Я этого так не оставлю! Можешь прятаться в своей халупе сколько хочешь, я все равно тебя достану оттуда Джонс! И все будут знать какой ты…какой ты… какой ты НИКТО. Подожди, - рычит она, запуская пакет из под кетчупа, - я расскажу твоей бабуле куда ты используешь ее салфетки, пусть проведет обряд экзорцизма в местной богодельне, сраный онанист!!
Хоуг  остыла  лишь тогда, когда  весь газон был усеян мусором, а в клумбах валялись макароны. В таком сраче она чувствовала свое превосходство и была почти как дома. Но…

**
…Винни сидит напротив брата в мастерской, руки сложены на коленях. Она слегка приподнимает юбку, показывая синяк на бедре. Делает это молча, настолько молча, что  даже не упоминает, как сама себе его набила, не разминувшись с пожарным гидрантом перед домом.  Ее плечи дрожат. Не от страха и не от шока. Тело содрогается от приливающего к нему адреналина, желания подправить лицо парню, которого она считала нормальным, возможно даже особенным.
- Он ничего мне не сделал там - все тем же тоном говорит Винифред, касаясь рукой низа живота. - Но… он сделал кое-что другое, если ты понимаешь о чем я.

Отредактировано Winifred Haug (2014-03-31 20:20:33)

+4

3

А я ведь хотел провести этот день спокойно. Я хотел никуда не выходить из дома и весь день заниматься своими фотографиями. Я думал запереться на замок, когда Винифред ушла гулять с каким-то парнем, но решил этого не делать, иначе эта маленькая сука начнет бить окна и жаловаться матери. Проблем мне еще не хватало. На самом деле, меня совершенно не волновало, куда она сейчас пойдет, и чем будет заниматься. Возможно, у нее там уже активная половая жизнь, главное, чтобы потомство в дом не принесла, мне одного ребенка вполне достаточно.
Так вот, шло все нормально, я занимался своими делами, но тут врывается моя сестра. Сначала я даже не посмотрел на нее, так как она, скорее всего, просила меня сделать что-то ну очень важное, типа поставить книгу на полку или купить ей тампоны в магазине. Когда же она произнесла о том, что ее пытались изнасиловать, я все же повернулся к ней лицом и отложил фотографии. Она была вся в слезах. Сначала я подумал, что она шутит, но, видимо, произошло действительно что-то серьезное.
- А разве ты там уже не трахалась, нет? – она постоянно разговаривала со мной в таком тоне, так почему я не могу? Дальше она начала рассказывать про то, что она угрожала ему. Да, она угрожала своему же насильнику, в ее духе. Может, все не так серьезно, как она хочет представить?
- Какой еще Блэк? – нахмуриваюсь, пытаясь вспомнить, - тот мужик за сорок, который бегает за тобой? Может, это он тебя пытался изнасиловать? Я подозревал, что он заглядывается на девушек до шестнадцати.
Он постоянно дарит ей всякие амулеты и прочие безделушки, возможно, я просто ничего не знаю, потому что являюсь обычным человеком и с призраками общаюсь не так тесно, как они. Может, он ее там изгонять их учит, кто знает? Или учит жить по спартанским условиям, ей бы такое не помешало. Она показывает довольно внушающий синяк на ноге, это ее так тот парень схватил? Должно быть, он внушающего размера, так как даже я могу не оставить такое, если постараюсь.
Сделал что-то другое. И что же? Она указывает на низ своего живота. И что ты мне хочешь сказать этим, женщина?
- И что же он сделал? – вздыхаю, - если он тебя не трахнул, то заставил отсосать, что ли?
Ну, это единственное разумное предположение, хотя я бы никогда даже на такое не решился. Порой от одного вида у меня живот сводить начинает, да и тошнить  начинает, а тут кто-то попытался ее изнасиловать. Я вздыхаю и небрежно беру ее за локоть, выводя из комнаты. Может, все же помочь ей в этом разобраться? Она все же моя сестра. Мы сразу же заходим в мою спальню, где я начинаю переодеваться. Не пойду же я к нему вечером в одних спортивных штанах? Как бы я вообще не готов куда-то идти, ну да ладно.
- Вот скажи мне, - надевая джинсы, - у него с головой что-то не то, он педофил, маньяк? Кто тебя захочет насиловать? Я бы к тебе и пальцем не притронулся, меня бы вырвало быстрее, чем ты бы притронулась ко мне.
Думаю, обо мне у нее такое же мнение. Что поделать, семейные отношения и прочие радости кровных уз. Все же нельзя все это так оставлять, все же поруганная честь сестры. Да и вообще я думал, что она давно таким занимается. 
- Ладно, показывай мне его дом и я сейчас разберусь с ним, представим, что я хороший брат, - уже закрываю дверь на ключ, - вот скажи, ты вообще девственница или как?  Если нет, то какой смысл мне туда ходить?
Все же мы доходим до дома того парня и я стучусь в закрытую дверь. Интересно посмотреть на него. Должно быть, здесь какая-то ошибка и она просто смеется надо мной. Возможно, решилась кому-то отомстить, используя меня, ее логика вообще не поддается объяснению.

Отредактировано Eyvind Haug (2014-03-31 21:41:46)

+3

4

Цель сего предприятия была такова: затащить Винни к себе домой, когда предки уехали в гости и где пробудут до глубокой ночи, а там раздеть и уложить в постель, лишившись, наконец-то, девственности, которая тяжелым грузом лежала на душе и не давала воспринимать себя как полноценного подростка. Джонни было трудно как-то определить свои чувства к Хоуг. Да, она была классной девчонкой, хорошо целовалась и, как оказалось, с ней было о чем поговорить. Но, если смотреть на ситуацию трезво. а не сквзь розовые очки, мнение Чака о Винни на этом заканчивалось. Да, Чакки, как и любой пятнадцатилетний подросток, только и думает о сексе, да о том, где бы им заняться. Против природы и гормонов не попрешь, что называется. А посему мозгами и логикой Джонса управляли именно эти злосчастные гормоны.
Чак не верил, что Винифред не подозревала, ради чего он зовет ее в гости. Тогда, после школы, Джонни недвусмысленно навекнул на тот факт, что его родители будут допоздна в гостях. а значит они будут дома совершенно одни. Последнюю фразу он выделил особой интонацией и был уверен, что ее смысл дошел до девушки в том формате. в котором был посыл. Как оказалось, Джонни ошибся. Конкретно ошибся.
Когда Винни пришла в четко обозначенное время, сбросив сумку с плеча и оставляя ее у входной двери, парень подумал, что план его точно воплотится в реальность без каких-либо изъянов. Ребята поднялись на второй этаж в комнату Чака, где полчаса усиленно изображали подготовку к итоговым экзаменам в конце года. В итоге Джонни присел на кровать, рядом с Винни, дал волю рукам, тиская девушку в самых разных приятных местах, ему показалось, что Винни была вовсе не против переспать с ним. Ну разумеется, она ведь пришла. В итоге, после пары минут обжиманий, в традициях лучших фильмов для взрослых Чак, наклоняясь к уху девушки, предлагает ей сделать ему минет, за что получает такую оплеуху, пришедшуюся по щеке и виску, что из глаз аж посыпались искры. Не произнеся ни слова, девушка в мгновение ока выскочила из его спальни, подхватила портфель, оставив все свои тетради на постели, и выбежала на улицу. А Джонни сидел, пораженный словно молнией, не зная, что только что произошло. Все же шло хорошо, разве нет? Разве у взрослых это не считается нормой. за что же она ему так врезала?
С улицы послышались вопли Винни. Теперь Чак понял, почему она врезала ему молча: очевидно всю злость она копила для того, чтобы сделать столь громкое заявление на улице. Да, чтобы слышали все соседи, что рядом с ними живет школьник-извращенец, мерзавец и полный кретин.
"Твою мать, Винни! Да ты охренела!" - подумал Джонни, вскакивая с кровати, устремившись к окну. Он поднял стекло, выглядывая наружу. Но лучше бы он этого не делал - в висок ему ударила жестяная банка маунтин дью, затем еще одна ударила рядом с окном, в панельную обшивку дома.
- Винни! Какого черта ты делаешь, что за фигня! ДА ЧТО Я СДЕЛАЛ, ТВОЮ МАТЬ!
В ответ посыпались красноречивые оскорбления и еще несколько жестянок. Джонни закрыл окно и сел рядом, схватившись за голову. С улицы доносились звуки неистовства его так называемой девушки, которая, очевидно, возненавидит его после всего случившегося. Чак и правда не мог понять, что он такого особенного сделал или сказал. Но, в конце-концов, Винифред Хоуг была слишком неординарной личностью, непохожей на других девушек, ее действия и настроение, реакцию, невозможно было предугадать, потому Чакки винил себя за такую действую наивность по отношению к ней. План казался безупречным, однако он вдребезги провалился.
Тем временем, ситуация за окном успокоилась. Подождав еще минуту-другую, Джонс выглянул в окно сквозь занавеску и, не заметив на улице никакого движения, все же спустился на первый этаж и открыл входную дверь. Лужайка перед домом была усыпала мусором и представляла собой жалкое зрелище. Если предки это увидят... да отец просто размажет его по стенке гаража. И не видать ему на день рождения новый велик с увеличенным количеством скоростей. О черт!
Чак Джонс полез в кладовку за мусорным пакетом и парой перчаток. Следовало все это убрать до того, как вернутся родители, но копаться в мусоре и уж тем более собирать развешанную по кустам полусгнившую вермишель... от такой перспективы его аж передернуло. Он итак неделями не убирался в своей комнате, а тут собирать макароны.
И тут в дверь позвонили. Ага, должно быть это Винни вернулась! Напустив на себя самый грозный вид из тех, на что был способен, оставаясь в розовых резиновых перчатках, Джонс пошел открывать дверь, представляя, что он скажет Винни.
"Винифред! Ты двуличная целка, ты развела меня, как какого-то придурка, катись отсюда ко всем чертям, чтобы я тебя никогда не видел!"
Это было бы весьма эпично. Учитывая розовые перчатки.
Но на пороге оказался парень, выше его раза в два. А из-за спины выглядывала Хоуг.
- Что за херня?! - Джонс недоуменно смотрит то на этого парня, то на Винифред. - Ты че сюда охрану привела, защищать свою честь и достоинство? Дура что ли совсем? Спятила?

+3

5

Что чувствовала Винифред Хоуг? Вспышку гнева. Почему она это чувствовала? Кто его знает. Одна из версий это дурные нервы. Может она и сама хотела переспать с Чаком, но, в силу обстоятельств и его спешки, испугалась и не придумала ничего лучше, как облить его грязью в прямом и переносном смысле. Этот парень безумно ей нравился, больше чем она ему. С ним было уютно и она чувствовала себя нормальной, в своей нормальной тарелке. И все же, они были не настолько близки для фразочек в стиле "встань передо мной на колени и попробуй не блевануть, когда я буду брать на таран твою глотку". Не, конечно, Чак сказал не так, но для Винни оно звучало именно таким образом. Это как разводить на секс девушку, которую только что встретил в баре, всем своим красноречием и улыбками посылая ей скрытым текстом "милая, давай ты отсосешь мне? мы оба знаем, что нам понравится".
Хоуг не ожидала от брата ничего такого, что не в его характере, и не в его понимании братско-сестринских отношений. Поступил вполне предсказуемо. Если бы не вся эта суета, она бы еще злорадно посмеялась по этому поводу, намекая на богатый и глубокий жизненный опыт без резинки и прочего. Ей нравилось изводить Эйви дурацкими рассказиками, при этом упрекая за равнодушие и черствость.
- И что же он сделал? – вздыхаю, - если он тебя не трахнул, то заставил отсосать, что ли?
- Ну, ты или догадливый экстрасенс или бревно в постели. Так как ты не экстрасенс, то сожалею всем твоим мертво-живым девушкам, - не сдержалась Винни, бубня свою привычную недовольную речь. - Как будто в постели можно только в миссионерской позе трахаться и в рот брать, ей богу. ты меня с ума сведешь. Но, да. Он сделал это. А я, сейчас разочарую тебя, братец Эйви, не шлюха. И я не заигрываю с парнями, доводя их до эрекции и бросая в открытом поле. Этот мудак  должен получить свое.
(пауза)
- ...Не, я не намекаю на то, чтобы ты засадил ему по гланды, но, все же, урок этикета и обращения с девушками не помешает. Посему, остановимся на парочке выбитых зубов и сломанном носе.
-  ...у него с головой что-то не то, он педофил, маньяк? Кто тебя захочет насиловать?
Сдержать смех было сложно. "Какой же ты жалкий, Эйви. Намекаешь мне на мою неполноценность, а сам, урод, баб своих в темноте кадрил? Что одна чумная, что вторая на любителя-извращенца, который из тех. что тащится от дев с 45 размером ноги и разрастающимся горбом на спине." - Винифред было очень жаль, что она, в силу сложившихся обстоятельств, не может сказать это Эйвинду вслух. Это стоило ей больших волевых усилий и истеричного хохота, определенно.
- Я девственница, Эйви. Теперь можем идти?
Нужно все-таки отстоять честь моего оскверненного рта.

...По пути к дому Чака нашу Винни тешил лишь один вопрос: успел ли тот прибрать макароны или она все еще может натолкать его в них мордой?.. Да, самонадеянная. Но уж точно не страшная и не мечта педофила, как о ней отзывался брат. И как она считала.
И вот. Культовый момент. Звонок в дверь, обескураженное лицо, розовые перчатки. Внутри что-то сжалось. Нечто согревающее и холодное одновременно. Напустив на себя самый суровый и обиженный вид, она смотрит на парня, выслушивая его нападки, выглядывает из-за спины брата. Молчит.
"не прибрался, сучонок, значит. ну подожди"
- если бы у меня были не такие слабые руки, я бы и сама тебя придушила, выкусив печень. Или ты забыл уже, как хватал меня за волосы, притягивая к свои гениталиям, а? Хочешь чтобы я пошла в полицию и накатала на тебя заявку, показывая все на кукле? Где ты меня трогал, что пихал в мой рот, а засранец? Или ты считаешь, что это тебе так сойдет с рук?
Это было почти трогательно и душевно. Винни действительно было больно и неприятно, но в определенный момент ее и правда накрыло. Учуяв эту дистанцию, в словах и действиях, в отношении друг к другу, она действительно уже была готова засадить Джонса в тюрьму. Горевать на воле, слать ему письма, клясться в верност, обещать дождаться и все такое. Но пока ему светил только разбитый нос.
- Может, я и не самая популярная девушка в школе, может меня многие и ненавидят, но никто не заслуживает такого отношения. И это нужно пресекать на корню, если ты понимаешь о чем я.
Винни отвернулась. Почему-то ей не хотелось, чтобы эти двое видели ее жалкие слезы  обиды.

Отредактировано Winifred Haug (2014-04-04 01:17:09)

+3

6

Она могла просто подшутить надо мной. Поставила сама себе синяк и решила придумать какое-то изнасилование. Куда же тогда она меня может вести?
Сожалению всем твоим мертво-живым девушкам. У меня пока что она мертвая, надеюсь, больше их не будет. Весь мой дом наполнен женщинами и это отвратительно. Мертвая подружка ревнует меня к другим. Женщина-фашистка, от которой в Самайн лучше бежать. Сестра, пожалуй, самое отвратительное, что есть в этом доме. С обитанием фюрера и Фредерики я уже как-то смирился, но с Винифред все никак не выходит.
- Фредерика не жаловалась, - я произнес это уже на улице, хотя говорили мы об этом еще в доме, - и тебе станет намного легче, если я ему сломаю нос? Может, лучше связать тебя и привезти к нему? Пускай он сделает то, что не успел сделать сегодня.
Если он и вправду такой извращенец, можно отдать Винифред ему на несколько дней, возможно, он даже убьет ее. Мне от этого будет легче, сделаю вид, что я очень сожалею, буду плакать над ее могилой и приносить ее нелюбимые цветы. Кстати, о цветах.
- У тебя есть цветы, которые ты ненавидишь? Может, у тебя на какие-нибудь из них аллергия? – странный вопрос, но лучше узнать сейчас, чем никогда. Возможно, это единственный шанс избавиться от нее. Да, она моя сестра и тому подобное, но все же она не дает мне спокойно жить, хуже, чем привидение.
- Обходишься мастурбацией? – качаю головой, я уверен, что она порой таскает мой ноутбук, когда меня нет дома.
Мне открыл дверь парень, который примерно одного возраста с моей сестрой. Он не очень похож на извращенца, который мог бы схватить ее и заставить сделать себе минет. Он, конечно, по своей глупости и неопытности мог предложить моей сестре что-то такое, но вряд ли что-то более. Нужно быть идиотом, чтобы предложить Винифред отсосать, она сама его ударит скорее, чем сделает это, или же повезет меня. Спятила? Видимо, он совсем плохо знаком с ней. Я бы держался от нее подальше, слишком она себя любит. Мне даже его как-то жаль стало, он занимался уборкой, а тут Винифред приводит с собой брата, надеясь, что я ему разобью нос. Маленькая сука. Я специально этого не сделаю. Он создает вид парня, который бы испугался и убежал, если бы Винифред начала раздеваться и предлагать секс, вряд ли бы он стал хватать ее за волосы и заставлять что-либо делать. Я отвлекся от своей работы, чтобы пойти сюда, посмотреть на школьника в розовых перчатках. Ты испортила мой день.
- Ты уверена, что мы не ошиблись домом, и изнасилование не является плодом твоей охренительной фантазии? – поворачиваюсь к парню, рассматривая его розовые перчатки, - она говорит, что ты трахнул ее в рот  и оставил огромный синяк на ноге.
Демонстративно задираю ее юбку, указывая на синяк. Подхожу ближе к парню и опускаю свою руку на плечо, сжимая его. Если он убежит или же пожалуется родителям, будет не очень хорошо, поэтому лучше держать все под контролем.
- Если все это было как-то иначе – лучше расскажи сейчас, а то я ведь и вправду разобью тебе нос, как и хочет моя сестра, - хлопаю его по плечу, выдавливая из себя улыбку. Отвратительный день, еще мне не хватало принимать участие в разборках моей сестры и ее одноклассника. Винифред пытается давить на жалость, отворачивается, будто ее честь и вправду поругана и она сейчас сгорит от стыда. Возможно, я бы поверил во все это, если бы передо мной стояла совершенно другая девушка, а не сестра, которую я знаю уже… сколько ей лет?  Пятнадцать? Я в пятнадцать лет был таким же отвратительным, как и она? Как бы мы брат и сестра, в нас должно быть что-то общее, но мы даже внешне не очень схоже. Может, наша мать ее нагуляла от какого-нибудь панка-наркомана? Если у нее есть тяга к наркотикам, то я буду полностью в этом уверен.

+3

7

Со стороны все это выглядело дико. Нет, глупо и смешно. Эта курица, значит, сама к нему пришла, позволяла себя тискать и обнимать, и вообще наверняка догадывалась, для чего Чак ее позвал. Надо быть стопроцентной дурой, чтобы не догадаться, верно ведь? Всем известна неотворотная истина, что парни никогда просто так не зовут девчонок к себе домой, когда "родителей не будет". Даже если они запудрят мозги и пригласят к себе под предлогом посмотреть кино или позаниматься дополнительно. В контексте мысленно все равно будет звучать, что смотреть он предлагает порно, а лучше заняться тем, что показывают в этих фильмах для взрослых (читай "позаниматься дополнительно"). Ну серьезно, неужели Винни думала, что они и правда будут делать домашку?
А теперь весь его передний двор в жутком сраче, макаронах, пустых банках. На душе дерьмо, на руках резиновые розовые перчатки, предки скоро вернутся и обязательно зададут кучу вопросов на тему "Чакки-детка, с тобой все в порядке? Ты не курил ничего? Не глотал ничего? Тогда что здесь произошло?". Ну не скажет же он своей матери и отцу, что полчаса назад ему отказала первая девушка в его жизни. Тогда отец непременно возьмет его за руку, отведет в гараж и начнет рассказывать, как правильно вести себя с девушками, что им нравится, а что нет, и за что можно получить по яйцам. В сущности, Чак совершил тучу ошибок, скажет ему отец. Но надо ли это знать Джонни? Да в гробу он видел такие задушевные разговоры с папашей. Это не их дело. Это не их собачье дело!
И вот, когда на душе самое настоящее дерьмо, а на руках резиновые перчатки, как уже говорилось выше, раздался звонок в дверь. Если это родители - хреново. Если это Винни - хреново. Если это полиция - ебать-копать! Этого еще не хватало. Что сказать Винифред Джонни знал и представлял, с каким выражением лица он это сделает. Но что сказать родителям и полиции (в сущности, это одно и то же), Чак не представлял.
Но слова Хоуг его просто вывели из себя. Ведь она все утрировала донельзя, она старалась выставить себя несчастной жертвой,  Чака взрослым здоровяком, который рвал на ней волосы, запихивая член в рот. Это же была не правда! Он же ей просто предложил, а она извратила всю правду, перевернула ее с ног на голову, ведет себя как взбалмошная целка, притащила сюда какого-то парня, чтобы выбить к черту все зубы Джонни. Ну уж нет, Джонс не будет терпеть это вранье.
- Что ты там вякаешь, дура? Что ты вообще несешь? Такого не было, что за херня! - заорал Чак, делая шаги вперед и встречаясь с рукой ее защитника. Однако это его не остановило.
- Этого ничего не было, у тебя мозги к ебеням поехали?
Вообще Чак Джонс не был матершинником. Да, он был придурком, но он не был матершинником. И уж точно не был способен по-настоящему кого-то обидеть, в особенности девушку. Но ситуация требовала показать, у кого яйца больше - у него или у Винни. У Винни по определению их вообще быть не должно, начнем с этого, а закончим тем, что кажется, все же они были больше, чем у Чака.
- А ты вообще не трогай меня, мудак, - Чак посмотрел на парня, что был выше. Тот был явно настроен нисколько не агрессивно. Но Джонса это не волновало. - Ты-то какого хрена здесь делаешь? Или ты ее парень? Не взрословат ли будешь? Так вот знай, твоя девчонка самая настоящая дура и идиотка, понял? И не трогай меня, урод!
Чак сбросил руку парня со своего плеча, толкнув его в грудь и стараясь спихнуть с порога своего дома.
- Валите отсюда к херам, оба! Твоя подружка если и сосала кому, только не мне! Строит из себя такую неприступную, а у самой в голове... короче пошли нахер!

Отредактировано Chuck Jones (2014-04-15 21:23:46)

+3

8

- Я не люблю цветы, - апатично глядя на брата отзывается Ви. Ряд вопросов не кажется ей странным, они в рамках их отношений очень даже нормальны и приемлемы, отражают всю суть и близость братско-сестринских отношений. Мастурбирует ли  она? На самом деле нет, но на вопрос брата кивает не беря в голову обид и прочего. Это существо было настолько в своей галактике, что все внешнее, мокрое и стоячее ее не интересовало. В  Винифред не было кокетства и женской хитрости, она не умела вести себя с парнями и крутить ими. Но  командовать, ругать ненормативом и вообще вульгарно выражаться ей это не мешало. Список можно продолжить: осуждать, лезть в чужие отношения, лгать, насмехаться, высмеивать, желать смерти, обижать близких, забирать свои слова назад, рассказывать всем  все и про всех  ets. Стоит ли удивляться, что она за правду не ожидала такого поворота с Чаком? Ну да, пригласил к себе, ну нет родителей и нет, и что с того? Скажи он ей прямо "я сегодня собираюсь заняться сексом, не хочешь присоединиться?", она может и подумал бы, ответив "да/нет/иди в жопу" в зависимости от настроения, а тут такие дела.
...Вот сейчас стоит Фредди, смотрит на разворачивающуюся картину, не маслом, но дерьмом, и старается не заржать, сохраняя свирепо-обиженную мордашку. Если минуту назад она, проникнувшись собственной ложью, хотела рыдать, строптиво отворачиваясь от мальчиков и сдерживая свои водопады ненависти, что уже практически разъели ее щечки солью, то сейчас хотелось откинуть голову и громко смачно заржать на всю осыпанную скисшими  макаронами улицу. Словно открывая новую грань своего долбоебизма, она любовалась ситуацией, ведь  Чак после своего неубедительного, как ей казалось, но злостного речитатива показался ей жалким и очень маленьким, будто он действительно уменьшался в размерах на ее глазах, погрязая в розовых перчатках по самое плечо. 
Стоя полубоком к парням, сложив руки на груди, Винни то и дело прикрывала лицо рукой и трагично махала головой, словно не может поверить в случившееся, в его, Джонса, такую наглую, НАГЛУЮ ложь. И прочее прочее, конечно же.
Взглянув на брата, она поняла, что Чакки нарвался, во всяком случае, надеялась на это. Да, теперь ей было его очень жаль  и вообще хотелось пожалеть, а если бы он заплакал, то может она бы и отсосала ему, замаливая  мелкие грешки. Большие замаливать не собиралась. А то так может и аллергия на сперму развиться, а там  литр нездорового энтузиазма в желудке, а потом и нелюбимые цветы на могилке от братца. Но это все впереди и в ее побитом   воображении.
В таких вот идиотских ситуациях и понимаешь, что эти люди тебе близки, думала она. Как Эйвинд, так и Чак. Но это тоже потом и ненадолго.
Поймав на себе взгляд Чака, Винифред, стоя за спиной у брата, задумчиво нахмурилась и кивнула, так и не определившись в каком месте должны быть уголки губ.
- Ну ты и чмо, Чак.
А следом взгляд в стиле "А что?!"
Я жажду крови. Чтобы мою потасканную сучку было видно за километр, а машины пропускали на переходах, путая зеленый цвет твоих глазок со светом светофора .
Неспешно разгуливая по газону, Ви еще раз хорошенько пнула мусорный бак, а затем крышку, которая впоследствии отлетела на середину проезжей части.

Отредактировано Winifred Haug (2014-04-15 19:32:44)

+2

9

Скорей бы все это кончилось, и мы бы вернулись домой. Я смог бы закончить проявку снимков, смог бы заняться чем-нибудь еще, но, к сожалению, сейчас я стою возле парня в розовых перчатках. Он обзывает ее дурой. Обзывает дурой мою сестру. Обзывает дурой Винифред Хоуг. Он точно знаком с нею? Отсутствие мозгов виднеется издалека, поэтому удивительно, что он так разозлен ее поступком. Да, она могла солгать мне, я даже в этом уверен, но все же. Я бы обходил ее стороной, правда. Как может поехать что-то к ебеням, когда этого вообще не существует? Надеюсь, что с возрастом у нее это пройдет. Постоянно находит себе каких-то уродов, а еще что-то говорит по этому поводу мне. Из ее слов я узнаю, что его зовут Чак. Чакки. Дерьмовое имя у него, впрочем, как и он сам.
Я не был настроен агрессивно, вся эта ситуация наводила на меня тоску, мне хотелось скорее вернуться домой, но, видимо, у него и вправду нет мозгов, как и у моей сестры. Вот не стоило задевать меня. Все же я могу и ударить, если разозлить, а у него это получается. Чакки, ты выбираешь разбитый нос или губу? К счастью, она не моя девушка и никогда ею не будет, не понимаю людей, которые способны на инцест. Это же отвратительно. Например, я и Виннифред – что может быть хуже? Этот Чак сбрасывает мою руку и толкает в грудь. Где она находит таких слабаков?
- Я ее брат, - надо же его поправить, - Винифред, где ты находишь таких слабаков и идиотов? Ты и то можешь сильнее толкнуть меня, чем он.
Если я возьму и уйду, Винифред не простит мне этого. Она будет напоминать об этом всю оставшуюся жизнь, поэтому я размахиваюсь и ударяю его в нос. Не очень сильно, но, думаю, нос сломан. Он ведет себя, как мудак, удивительно, что ему не разбил нос кто-то до меня. Теперь он вряд ли свяжется с Винифред, если, конечно, он не совсем идиот.
- Твоя честь защищена, - хотя здесь я больше защищал себя самого, - мы можем вернуться домой? Разбитого носа достаточно?
С одной стороны, мне даже жаль этого парня. Он связался не с той девушкой, правда. Если у них что-нибудь когда-нибудь получится, Винифред будет трахать его мозг каждый день, как это делает мне. Не повезет же ему, надеюсь, он умнее, чем кажется на первый взгляд. Пока Чаки не отошел от удара, поворачиваюсь к Винифред и дотрагиваюсь до ее запястья, тяну за собой. Нам пора домой, скорей бы вернуться.
- Пока, Чакки, - машу ему рукой на прощания, буду вежливым, - надеюсь, мы не увидимся.
Дом этого Чака все дальше, а наш дом все ближе. Дома меня ждут фотографии, мягкая кровать, привидения там. Двое. Точнее, две женщины. Плохо, когда в доме слишком много женщин, нужно как-то избавиться хотя бы от мертвых женщин, а то на одну живую они плохо влияют.
- Может, ты все же скажешь мне правду? – конечно же, она мне ничего не скажет и будет настаивать на своем, женщина же, - хотя я догадываюсь, что тот парень говорил правду. Да и вообще, откуда ты такого взяла? Еще говоришь, что это я нахожу себе каких-то уродливых женщин, тогда у нас совпадают вкусы. Он же твой парень, да? Только не приводи его в дом, прошу. Там и так тесно нам вдвоем, да и лишние мужчины в доме мне не очень нужны, знаешь. Ах, да, ты не хочешь мне хотя бы «спасибо» сказать?
Слова благодарности от нее услышишь редко, но я надеюсь, что она хотя бы не будет приставать ко мне несколько недель. Если она не будет трогать мои фотоаппараты, не будет ничего ломать – прекрасно. Это будут лучшие дни, еще бы это оказалось правдой. Открываю входную дверь и потягиваюсь, наконец, я дома.

+2

10

Ее брат? Да пошел ты нахер, ее брат, как будто от этого должно стать легче и камень с души должен упасть. В сущности, даже факт того, что это нее ее великовозрастный ухажер-педофил, отвратительного положения дел не менял. Конечно Чак наслышан о патологической любви всех девчонок современности искать себе защитника среди парней постарше да побольше их обидчиков и устраивать бой за честь, однако сам Чак не собирался принимать в этом участие. Он-то задними мыслями прекрасно осознавал, что шансов остаться целым и выйти достойно из ситуации при таком раскладе сил, роста и веса у него нет в принципе. Однако, сохранять благоразумие оказалось гораздо сложнее, чем пустить в пляс свои эмоции, выкрикивая всякие гадости.
- А, значит она притащила сюда своего брата? Как же это смело с твоей стороны, Винни! И кто после этого чмо?!
Чак выглянул из-за спины ее брата, заметив, как девушка разгуливает по газону среди макарон. Она еще раз пнула и без того несчастный мусорный бак, который жалобно заскрежетал и извергнул последние остатки мусорных пакетов и прочего хлама прямо на цветочную клумбу с мамиными гортензиями. От такой наглости у Чака натурально отвисла челюсть. Ладно газон, ладно помятый мусорный бак, но никто не смеет трогать мамины гортензии.
- О ГОСПОДИ! - воскликнул Чакки, потрясая кулаком в розовой перчатке. Последний раз, когда он наехал на эту клумбу гортензий на своем велике, неудачно вписавшись в поворот и выворотив ко всем чертям добрую половину земли и цветов, он потом самолично месяц после школы надевал садовые перчатки, брал в руки инструменты и всячески пытался вернуть к жизни это убогое растение, конечно же под пристальным вниманием матери. Потому-то Джонни прекрасно себе представлял ее лицо, когда она увидит свою любимую клумбу всю в картофельных очистках и гнилых овощах.
- Чтоб тебя! - заорал Чак во всю глотку. Наверняка он разбудил соседей. - Хренова сволочь! Ты хренова сволочь, Винни! Пошли отсюда вон!
Не успел Чак завершить свою тираду в защиту гортензий, как внезапно получил такой хороший удар кулаком в нос, что желание говорить наверняка выскочило откуда-то из затылка и растворилось в темноте коридора за спиной. Совсем не ожидая такого поворота событий и будучи нисколько не готовым получить в нос, Джонс едва удержался на ногах, схватившись за дверную ручку и ударяясь головой о распахнутую входную дверь. Он приземлился на стоящую позади тумбочку со всяким хламом - если бы не это препятствие, Чакки рухнул бы на пол, не иначе.
- О-о-о... - замычал Джонни, хватаясь рукой за стремительно распухающий нос. Рот наполнила кровь - ее было совсем не много, а вот боли от такого удара было хоть отбавляй. Чаку показалось, что он слышал хруст. "Боже мой, только бы мне это показалось, черт-черт-черт!" Он попытался стянуть с руки перчатку, но рука внутри вся взмокла и чертова резина никак не хотела слезать; когда же содрать перчатку у него получилось, та больно хлестнула по колену с характерным звуком. Только у самых закоренелых неудачников может приключиться нечто подобное.
- Пока, Чакки, надеюсь, мы не увидимся, - сказал парень, на что Чак Джонс не решился отвечать. Он сидел на тумбочке в коридоре, прижимая руку к сломанному носу, откуда теперь уже хлестала кровь, и жалобно мычал.
"Чтоб им провалиться обоим, чтоб их по дороге машина сбила, чтоб их забрали в полицейский участок, чтоб их... Господи!"
Чак любил себя жалеть, сейчас было самое подходящее время. Не считая нужным попрощаться или сказать хоть пару слов, Джонни с грохотом захлопнул входную дверь, чувствуя себя униженным, как никогда. Он шмыгал носом, понимая, что дышать через него бесполезно, он шарил по кухонным шкафам в поисках полотенца. Найдя его и смочив в ледяной воде, вытирая кровь с подбородка, он представлял, что сейчас скажет отец. Что скажет мать. А это будет похуже сломанного носа, который распух до невероятных размеров.

+2


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ДОРОГА ДОМОЙ » неспящие в Гластонбери


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC