PENNY DREADFUL

Объявление

http://idolum.rusff.ru ждем вас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ПРОВАЛЫ В ПАМЯТИ » Tomb is full of a hope


Tomb is full of a hope

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Tomb is full of a hope
So let’s move into that house next to the cemetery…
We’ll listen to the ghosts dance… ©


http://s9.uploads.ru/t/lm7Wb.jpg

story about us.
Стариковские байки не в силах убить любопытство подростков. Но что может скрываться за дверьми полузаброшенной кладбищенской часовни? Тем более, когда где-то рядом бродит сторож-мизантроп…

names.
Wendy Osgood & Oswald Gilbride
time & place.
August 1996, 98 Wells Road, Glastonbury

+2

2

Вэнди проводила выходные в доме у бабушки. Так было практически каждые выходные, когда самый старший медиум семейства хотел открыть своей внучке очередные секреты возможности общения с призраками. Вэнди же настолько к этому привыкла, что перестала относиться серьезно. Ей не хотелось просто сидеть за маленьким журнальным столиком в гостиной и пить чай за книгами, которые она уже перечитала и обсуждая всю важность дара и ответственность. Анна была из тех людей, которые верили в Дар Божий и в то, что если дар есть – его надо использовать по назначению. Вэнди уважала свою бабушку, но этого ей было мало. Девочке казалось скучным сидеть дома или идти к кому-то в гости и пытаться объяснить, почему покойные мать, сестра или муж не считают целесообразным местонахождение вазы для цветов или же остальные прочие глупости. Осгуд младшая искала приключений, ей хотелось ощущения опасности. Она была «тепличным» ребенком. Ее оберегали от трудностей жизни, воспитывали на разговорах, а не ремне, прививали понимание что «хорошо» или что «плохо». Вэнди никогда не допускала вероятности того, что с ней может, в принципе, случиться что-то плохое. Именно по этому, когда бабушка уходила к соседке для обсуждения новых городских слухов, а это была субботняя традиция, девочка поднималась на чердак и залазила в сундуки со старьем. Ей запрещали туда подниматься, потому что семья скопила слишком много вековечного барахла, и что-то могло ее привалить. Изначально это правило было придумано из-за того Вэн была маленькой, а потом из-за опеки никто его не упразднил.     
   Девушка, как обычно, посидела у окна на кухне до тех пор, пока не увидела как обе женщины сели у окна в соседнем доме и не принялись пить чай с пирогом. После этого она прочла одну страницу старой книги оставленной Анной и не спеша поднялась на чердак. Там слабо отдавало сыростью, а паутина слегка виднелась сквозь лучи солнца. Он был довольно сильно завален старой мебелью, несколькими сундукам и множеством коробок со старыми игрушками и макулатурой. Вэнди убрала одну коробку с сундука и отставила ее в сторону, поставив сверху еще одну. Девочка открыла сундук и села на отставленные коробки, приступая к рассмотрению старых фотографий, газетных вырезок со статьями и ручными записями бабушки (как думала Вэн). Этот ящик смотреть запрещалось. На него запрет распространялся куда сильнее, нежели на весь чердак. Однажды они с Лили забрели сюда в поисках игрушек и открыли его. Анна застала их довольно быстро и запретила лазать в «бумаги» взрослых. После этого случая на этом сундуке всегда стояло минимум два ящика. Вэнди чувствовала, что там есть что-то важное, интересное, запретное. Просто не понимала в этом смысл. Вообще. Девушка достала старую фотографию бабушки и еще нескольких ее подруг, кажется, одной из них была та самая соседка, стояли возле какого знакомого небольшого здания. Кажется, это было на кладбище. Потом она достала одну из газетных статей, в которой говорилось о психопате, который во время молитвы зарубил нескольких человек. К тексту прилагалась фотография того самого убийцы, который выглядел довольно пристойно. Так же упоминалась о том, что он был казнен на электрическом стуле. Потом Вэнди достала еще одну статью, написанную спустя два года. Она говорила о том, что мать пыталась задушить свою шестилетнюю девочку во время молитвы в той же часовне со словами «маленькая стерва». Женщину поместили в психиатрическую лечебницу. Журналист объяснял причину маминого мнения тем, что ее дочь часто играла в компании нескольких мальчиков. Вэнди нашла еще две фотографии со своей бабушкой и теми неизвестными женщинами у той часовни. На фотографиях не менялось место, часовня, даже приблизительный внешний вид. Вэнди собиралась еще немного порыться, когда услышала стук входной двери. Наспех она закрыла сундук и попыталась тихонько спуститься в свою комнату, дабы создать видимость, будто устала и решила прилечь. Вырезки из газет и фотографии Вэн взяла с собой и спрятала в своем рюкзаке.
   Пообедав, Осгуд отправилась к своему другу, будучи уверенной в том, что его все это заинтересует. Оззи был хорошим другом. Вэн нравилось с ним общаться просто, потому что чувствовала себя с ним комфортно. Дети еще не понимаю что это такое, какие причины, поэтому они просто дружат. Да даже спустя годы она не совсем поймет. Просто некоторые друзья - это твои люди.
    Девочка поприветствовала миссис Гилбрайд и прошла в комнату своего друга. Не теряя времени, они выложила перед ним на кровати все, что нашла в сундуке и с широко открытыми глазами посмотрела на Оззи.
- Давай сходим туда? А что если это не так? В смысле, причины не те, которые написаны в этих статьях. Я успела прочесть только эти две, но уверена что там есть еще что-то. Пойдем вместе? – в ее голосе звучал энтузиазм. Вэнди даже не допускала, что это может быть опасным. Она совсем недавно начала формироваться как девочка. Она еще даже бюстгальтер не носит, хотя некоторые девочки из ее класса уже преуспели в этом. Вэн, кажется, еще даже не знает что такое «любовь». Она не понимает, что носить короткие шорты и рубашки с застегнутыми не всеми пуговицами – это может быть откровенно. Ей всего пятнадцать лет и ей никогда не рассказывали о том, что надо быть осторожной, потому что с тобой может произойти что-то плохое. Ей просто говорили, что надо быть осторожной. Вэнди просто знала, что с ней ничего плохого не произойдет никогда, потому что она Вэнди.

+1

3

Вэллс Роуд, 98. Равномерно теплый шершавый камень под ладонями словно отдает вековую основательность свою. Оззи представляется, как у старого фундамента отрастают известковые корни и всё глубже уходят в почву, переплетаются в тугие клубки с могилами – этакая грибница-гробница. Стены обители молитв, кажется, слегка стерты столетними ветрами и ливнями. Подростку очень хочется дотронуться до камня кончиком языка, как в детстве до вырастающих ледяной «бородой» сосулек, и приникать ухом к фронтону, пытаясь расшифровать в его вибрации какие-то еле внятные слова или охи;  но вряд ли его поймут шествующие после молебна старики. Они бы только головами бы покачали на его: «Хочу ощутить, как часовня дышит, узнать, какая она…». Солнечные зайчики играют в догонялки, бликами скачут по стрельчатым окнам с маленькими «розами» под вимпергами. Как замечательно, что сегодня никого не хоронили, а до дома их подбросят на машине. Нет отголоска сквозняковой грусти. Двенадцатилетний Гилбрайд приникает щекой к отштукатуренному камню вновь, уже ожидая, как его окликнет отец, поторапливая к отъезду до Мера. Только вместо этого его грубо отрывают от стены за плечо, встряхивают, и звучит речь резкая как ругательство, хотя не произносится ни одного бранного слова: «Катись уже отсюда, крестоносец. Прилип как чертополох!» Невольный испуг неприятно стесняет грудь чувством стальной стягивающей проволоки; Освальд видит местного сторожа, который, кажется, готов прогнать его садовыми граблями от часовни. На лице мужчины чуть ли не неприязнь. Оззи не понимает, в чем провинился, но стремительно срывается с места, чтобы оказаться в салоне автомобиля прежде отца, унимая мерзко колотящую изнутри тревогу. Успокоиться он смог только в теплом кольце материнских рук, у родительницы хватило терпения не терзать его расспросами, почему у парня плохой аппетит, хотя с раннего утра до службы в кладбищенской часовне в Гластонбери они с Гилбрайдом-старшим только по чаю успели отпить…

    От мысленного вырисовывания крепостной стены на потолке своей комнаты после обеда мальчика отвлек приход подруги, которая была старше него на три года. Вэнди Осгуд, пожалуй, чем-то напоминала Освальду свою знаменитую тезку (по имени) из истории про Неверлэнд и мальчика-который-не желал-взрослеть, потому что сочетала в себе как располагающую к ней доброту, так и храбрость, когда наравне с «келлскими братьями» выходила на разведку в очередной странный дом. Только порой Гилбрайду чудилось, что подруга слишком уповает на некое сверхчудесное охранение, не ожидая подвоха от Госпожи Судьбы. Сам-то он следовал больше поговорке «на Бога надейся, а сам не плошай». А еще, кажется, она парню нравилась. Хотя сестра язвила по этому поводу: «Тебе нравятся все и никто», - намекая на то, что Оззи не отдает никому предпочтения в симпатиях. Несмотря на то, что мальчишки в его возрасте были уже не такими невинными птенцами, как сверстники, хотя бы на полвека жившие ранее их, Гилбрайд был всё еще как безмятежное озеро, по которому не проходилась рябь искушений. Наверное, поэтому Осгуды без опасений отпускали свою дочь до соседнего селения в гости к пареньку. (Даже став старше, он не перейдет некоей черты, которая могла бы перевести их отношения с Вэнди совсем в иное, нежели только дружеское, русло. Но, как ни странно, они от этого приобрели больше, чем упустили…)
   Девушка со своей находкой из залежей бабушкиного сундука была как метеорит, ворвавшийся в атмосферу спокойствия; в глазах - азарт охотника на приведений пополам с увлеченностью Паганеля.
- Давай сходим туда? А что если это не так? В смысле, причины не те, которые написаны в этих статьях…Пойдем вместе? – Вэнди ни капли не колебалась, чтобы отправиться на предприятие, которое может быть не  безобидной прогулкой в выходной день.
   Точно она и не читала статей или напрочь игнорировала тот факт, что там описывались необъяснимые припадки одержимости, которые были как-то связаны с местом захоронений. Оззи прикусил губу, когда разглядел, какая часовня красуется на снимках.
- Ты уверена, что тебя не засекли? – начал издали подросток, сосредоточенно водя по строчкам текста. – Эти фотографии ж недаром так тщательно были спрятаны, как ты сказала. А если их хватится твоя бабушка? – Освальд намеренно пытался перевести внимание юной Осгуд на факт того, что пропажи могут хватиться, и спасибо им явно не скажут, но и воспоминания об утреннем  столкновении со странным сторожем, который, как мальчик успел уловить из части беседы прихожан, сторонился людей и чуть ли не летучими мышами в обнимку спал, придерживали зарождающееся любопытство. – И, Вэнди… ты не думаешь, что без … в смысле, это  же неосмотрительно идти без подготовки! – он состроил серьезную мину, проницательно глядя на подругу.

Отредактировано Oswald Gilbride (2014-04-10 03:20:15)

+1

4

Вэн всегда подозревала, что бабушка многое скрывает от мамы. Это было видно по лицу Анны, когда дочь задавала ей вопросы, касающиеся медиумов, а та уходила от ответа. Даже в общении двух этих женщин было что-то странное, словно Анна отказывалась разговаривать на определенные темы. Возможно, так было из-за того, что Оливия не была медиумом, а возможно, потому что Вэн не следовало даже улавливать некоторые факты из истории Осгудов.
  В любой семье есть свои тайны. Особенно, если вы можете составить семейное древо до шестого колена минимум. Просто Осгуды хорошо скрывали эти самые тайны шлейф откровенности, вежливости, дружелюбия и готовностью помогать всем и каждому. Это темная сторона наследия семьи, скелет в их шкафу и не самый худший в мире. Некоторые секреты не нужно узнавать их просто надо оставить в истории, забытой истории. Но Вэнди не знала. Она не подозревала о том, чем занималась ее бабушка и зачем ей нужны были эти фотографии, и что за женщины рядом с ней у той часовни. Все что она знала, так это то, что бабушка помогала жителям Гластонбери и гостям поговорить с умершими родственниками или успокоить бущующего каспера. Это предстояло делать и Вэнди 
- Не думаю, что бабушка меня заметила. А фото… Они там лежат уже несколько лет, и если бы их не следовало трогать, они бы были спрятаны куда-то в более надежное место. Это просто старые фотографии у довольно подозрительного места, вот и все. Я тебя умоляю, она последний раз на чердаке была в прошлом году. У нее проблемы со спиной, она выше второго этажа не поднимается уже очень давно. –  Беззаботно произнесла девушка, усаживаясь на пол и раскладывая фотографии и вырезки из газет в хронологическом порядке. Замечалась довольно интересная закономерность, после каждого проишествия в часовне в течении максимум года, бабушка и ее подруги фотографировались на одном и том же месте у кладбища. Сами газетные вырезки датировались различными датами, но фото молодых медиумов был всегда в одних и тех же рамках. 
  - Знаешь, я думаю это не все фото и не все вырезки. Можно поискать что-то в городской библиотеке, они хранят старые газеты не известно сколько лет. Возможно, узнаем когда это все началось или еще каких-то преступлениях. Кто знает. Может есть история постройки этой часовни, как думаешь? - начала рассуждать Вэнди, внимательно рассматривая выложенную линию. Она ничего толком не понимала и даже не была уверена, что все это имеет смысл, ей просто хотелось в это верить. Ее бабушка любила ходить по воскресеньям в церковь, возможно, в какие-то праздники она ходила и в ту часовню. В конце концов, Осгуды живут в этом городе уже довольно давно, корни этой семьи очень древние, поэтому нет ничего странного в любви к старым местам или каким-то забытым традициям, дани прошлого. Но маленькой Вэнди хотелось верить в что-то тайное и секретное, в что-то, что могло иметь место в Гластонбери.
  - Конечно, мы подготовимся, Оззи. Обещаю. Это будет интересно! Тебе понравится! Пойдем! Пожалуйста! – начала умолять девушка, с нетерпением ребенка пяти лет. Ей хотелось какого-то приключения, как в книгах о Херлоке Холмсе. В опасность, по сути, она все еще не верила, потому что не стыкалась. С хорошими девочками ведь ничего плохого не случается. 
  - Ну пожалуйста, пойдем! – Вэнди обратила свой взор на друга, широко раскрыв глаза. Ей хотелось, чтобы он согласился и девушка была практически уверена в том, что именно так все и будет. Оззи нужен ей, потому что он вполне смышленый и может разбираться в таких вот штуках, похожие на ту, которую вот в этот момент хочет провернуть Вэн. Не то чтобы у Гилбрайда была репутация, которая об этом гласила, но Осгуд была уверена, будто он именно тут человек, который ей нужен.

Отредактировано Wendy Osgood (2014-04-21 23:54:31)

0

5

Вэнди была как китайский замысловатый фейерверк, который начинает искрить от двух-трех бикфордовых шнуров, а потом все  по-ступенчато вспыхивает и начинает вертеться в пестром завораживающем сиянии. Её любопытство было как скоростной поезд, у которого сорвало тормозные колодки, и уже неотвратимо состав несется, сбивая все хлипкие препятствия на своем пути.
- ...Я тебя умоляю, она последний раз на чердаке была в прошлом году.., - и вот уже разложена пасьянсом  фото-история, а девушка загорается авантюристским запалом и хочет поиграть в детектива.
Признаться, что Оззи тоже невольно начинает пытливо изучать разнящиеся эмоции на лицах юных медиумов на снимках, попутно комментируя  пламенную речь Осгуд:
- Если бы были еще какие-то громкие случаи, о них бы слухи ходили до сих пор, превращаясь в какие-нибудь легенды-страшилки, которыми пугают непослушных детей.  Вероятно, то, что стряслось на кладбище, не было из серийных убийств, - по очереди Гилбрайд коснулся фотографий, на которых были запечатлены Анна Осгуд и её подружки,  и добавил. –  Не похоже, что твоя бабушка и её знакомые там экскурсию проводили.  Видимо, на людей совершались нападки  каких-то потусторонних сил, иначе зачем бы туда влекло всех этих медиумов… А про постройку я тебе и так могу рассказать: возможный год возведения – одна тысяча восемьсот пятьдесят пятый.
…Пойдем! Пожалуйста! Ну, пожалуйста, пойдем! – не отступала от Оззи подруга.
- Оу-у-у… ладно, Вэнди, давай прокатимся до часовен, пока не зарядил дождь. Может, что-то и удастся у старых работников узнать. Библиотека-то все равно закрыта сегодня. Но.., - и здесь парень понизил голос, заставляя Осгуд пригнуться к нему, - … на кладбище есть кое-кто, кто терпеть не может детей. Он мне чуть плечо не раздавил. Говорят, что он с дробовиком отгонял мальчишек, которые ночью решили  провести что-то типа скаутского испытания. Всё еще не пропало хотение пойти?
Он соскакивает с кровати и, пока Вэнди, забавно оттопырив нижнюю губу, обдумывает свой ответ, подхватывает прогулочный рюкзачок и проверяет наличие батареек в фонарике, блокнота с незаполненным страницами и не мажущих ручек. "Не забыть воды", - делает он себе мысленную пометку, потому что нутром чует, что засевшая в головку подругу идея не выветрится  легкими сомнениями, которые могли бы возникнуть после предупреждения Гилбрайда.
- Я готов практически. Выдвигаемся или как? Или же кладбищенские истории подождут, пока мы хотя бы вооружимся осиновыми колышками? - интересуется, обернувшись через плечо, Освальд, слегка поддразнивая девушку.

Отредактировано Oswald Gilbride (2014-05-02 23:43:39)

+1

6

Девушка испытывала удовлетворение, когда стало определенно понятно, что Оззи будет участником этого ее приключения. Ей необходимо было сходить в ту часовню и ощутить атмосферу. Вэнди – медиум и ей говорят об этом каждый день, с тех пор как она впервые увидела маленького мальчика с шариком, бегущего вдоль улицы, этого мальчика видела только она. Такова ее жизнь, со всем прекрасным и не очень. Бабушка часто перед сном рассказывала внучке, как это замечательно иметь возможность контактировать с умершими людьми, и сколько пользы может принести подобное умение. Вэнди нравилось это ощущение собственной важности и особенности, именно поэтому, с того момента, как она посмотрела на эти запретные фотографии, ей было важно сходить в часовню и убедиться, что там все тихо и умиротворенно, как и должно быть. Это было что-то вроде внутреннего чувства потребности, понимания, что в том месте для тебя есть что-то важное.
  - Как часто в твоей семье вспоминают все плохое, что произошло в этом городе? В моей практически никогда. У меня есть шанс узнать о всем этом лишь благодаря спрятанным вырезкам из газет. Понимаешь? Что если это не серийные происшествия, ведь смотри случаи разные по своей натуре, и виновники разные, и периоды. Вряд ли кому-то бы в голову пришло связывать эти события. Так ведь часто бывает. Они могли забыть об одном несчастном случае до того, как случился второй и так далее. – Девушка пожала плечами, поднимая с пола одну из фотографий, и перевернула ее, стараясь разобрать непонятный почерк. Там была написана дата и еще что-то, но Вэнди не могла разобрать, поэтому положила фотографию в свой маленький рюкзачок, начиная складывать и все остальное. Освальд, понизив голос, рассказал Осгуд довольно интересную информацию, которая заставила девушку на несколько секунд сомневаться. Она посмотрела на друга слегка удивленным взглядом, пытаясь понять, насколько серьезно он сейчас это сказал. Ей казалось не совсем правдоподобным история о том, как охранник шугает детей, но ведь Оззи никогда не врет, поэтому причин не верить, как таковых, не было.
  - Думаешь, он будет бегать за двумя подростками с дробовиком посреди белого дня? – немного сомневаясь, уточнила Вэнди. Ей казалось это неправильным, а потому не реальным. – Может просто те парни громко себя вели? К тому же, кто ночью ходить по таким местам? А мы, как воспитанные и с чувством такта, идем днем. – Осгуд уверенно кивнула головой, словно сама соглашалась со своей теорией, и закрыла свой собранный рюкзак. Она поднялась на ноги и направилась к выходу, потому что погода действительно не обещала быть солнечной. Тучи медленно затягивали небо, поэтому предложение парня отправляться как можно быстрее имело место.
- Давай, поехали скорее. Твоей маме не понравиться, если ты намокнешь и потом простудишься. Да и мои тоже будут не в восторге, - Вэнди вышла на улицу и подняла голову, посмотрев на небо. Тучи были какими-то совершенно не красивыми и бесформенными. Обычно, в них можно увидеть фигуру какого-то животного, но сейчас складывалось впечатление, словно по небу плывут исключительно геометрические фигуры.
  Девушка села на свой двухколесный велосипед, забросив рюкзак в корзинку на переднем колесе, и выехала на тротуар, направляясь в сторону часовни. Освальд должен был ехать следом. Звонок на руле невольно дребезжал из-за неровностей на дороге, а радужные ленточки развивались на ветру. Воздух становился прохладней, и Осгуд чувствовала, что ее ноги начинают замерзать, жалея о неодетых утром джинсах, а ведь бабушка говорила…
Через двадцать минут молодежь уже ехала к небольшому ограждению кладбища и слезла со своего транспорта. Вэнди с легкой дрожью осмотрела все по сторонам, открывая скрипящую калитку, ее пришлось немного приподнять, чтобы она легко открылась. Кладбище не внушало умиротворения, только потому что оно кладбище, тут обычно людей хоронят. На улице было пасмурно, но достаточно светло, чтобы видеть все детали окрестности. Осгуд забросила на плечи свой рюкзак, и они направились по небольшой асфальтированной тропинке вверх по небольшому склону. Могилы были довольно редко расположены, если сравнивать с городским большим кладбищем. Это радовало, но кресты были менее ухожены и только у некоторых лежали цветы, что делало это место довольно скупым, старым и одиноким. Теперь этот поход не казался хорошей идеей, но Вэнди не собиралась отступать сейчас, когда они всего в нескольких шагах от цели. К тому же, она была уверена, что ей просто неуютно и никакой опасности нет. 
   Дети прошли по тропинке и увидели на горизонте два здания, Озгуд отметила их схожесть и полезла в рюкзак за фотографией, чтобы определить какое именно здание им необходимо. С ориентировкой произошли не большие проблемы, поскольку фотографии были сделаны слишком близко к входным дверям, а отличительная растительность в кадр не входила. Вэнди решила войти сначала в ту, которая была к ним поближе, если повезет – удача им улыбнется.
- Оззи, пойдем скорее, пока нас никто не увидел. – Она поманила парня рукой и приоткрыла дверцу здания. Внутри ничего интересного не находилось. Несколько лавочек и алтарная. Самая главная комната была не большой, если сравнивать с основной городской церковью, куда ходила бабушка Вэнди каждое воскресенье. Свет из окон падал на землю и освещал летающую в воздухе пыль. Пахло плесенью и сыростью, а еще ничего не чувствовалось. Девушка прошла по проходу между сидениями и заглянула в небольшую подсобку, где на небольшой тумбочке лежало что-то сильно напоминавшее ладан и какие-то миски.
- Давай зайдем в соседнюю, -  предложила Озгуд и направилась к выходу, намереваясь пройти в соседнее здание. Сейчас ей казалось, что именно вторая часовня им и нужна.

Отредактировано Wendy Osgood (2014-05-03 21:45:21)

+1

7

Ob-la-di ob-la-da life goes on bra
La-la how the life goes on
Ob-la-di ob-la-da life goes on bra
La-la how the life goes on
, -
  Освальду пришлось поднажать на педали, чтобы нагнать « наездницу» на велосипеде с пестрыми лентами, бьющимися по ветру и словно сопротивляющимися своими яркими цветами наступающей непогоде. Его забавляло, что Вэнди как тропический цветок, капризный до сквозняков, ежится от прохладцы; он-то сделал остановку, чтобы снять с себя легкую куртку да повязать ту вокруг талии, - так его разогрел разгон от порога дома. Ритм незайтеливой битловской песенки очень помог в том, чтобы сократить возникшее расстояние. При приближении к Уэллс Роуд они  катились след в след почти, а все тревоги о нелюдимых охранниках мест упокоения вылетели у Гилбрайда из головы.
   Парень не удержался и провел ладонью по серому камню надвратной башни, как приветствовал кладбище снова. Ему пришлось поторапливаться, поскольку девушка почти неслась к часовням, точно за ней волки голодные гнались, да и вид у неё стал слегка удрученным. Ни одного могильщика или иного служителя, включая и странноватого сторожа, ни  щебечущих птиц, перелетающих с памятника на памятник, в поле зрения не попадалось. Их встречало только дремлющее спокойствие могил. Поэтому, наверное, Гилбрайд с легкой усмешкой отреагировал на заявление Вэнди:
- Оззи, пойдем скорее, пока нас никто не увидел, - словно они собирались совершить страшную пакость, за которую их могли прихватить за холку да оттаскать хорошенько.
  Подруга скрылась за дверью, и мальчик почти уже сделал шаг, но словно уперся в пружинящую темноту или это у него в глазах мгновенно весь мир померк и стал тягучим. Будто что-то постороннее пыталось вломиться в голову. Но, цепляясь за дверь и где-то на инстинкте – за пребывание в реальности, Освальд выпалил первое, что на ум пришло: «Окружи меня, Господи. Храни свет близ и тьму подальше». Есть такой страх, который дает сильный толчок к действию и невероятной вере – это и произошло с парнем. Что-то незримое, но ощущаемое как вибрация, отскочило от него, все предметы обрели снова четкие очертания. Мальчик привалился к косяку, пробуя унять неприятную дрожь в ногах, наблюдая, как Вэнди деловито изучает помещение. Ему не досталось дара от матери, но и без него все с пометкой  «аномальное» подсознательно опознавалось им. Что-то, доселе тщательно маскировавшееся среди древних зданий, только что пробовало завладеть им. «Убираемся отсюда, Вэнди», - хотелось ему выговорить, но в горле пересохло, и звуки вырвались каким-то неразборчивым сиплым шепотом, да  и то, вероятно, что слышны были только ему. Девушка же в упор не замечала его состояния, уже готовая на новые поисковые подвиги:
- Давай зайдем в соседнюю, - провозгласила она, и Гилбрайд отлепился от двери и неуклюже, как если бы вдруг охромел, пошел за ней, чтобы ухватить за руку и потащить прочь.
- Уйдем. Прошу, Вэн, уйдем отсюда, - он почти умолял, но в глазах девушки мелькнуло  изумление, а потом беззаботное веселье, будто она желала сказать: «Что на тебя нашло, Оззи? Стращал меня, стращал. А сам чего -  дрейфишь?»
  Гилбрайд так и ступил за порог второй часовни, держась за локоть Осгуд. Настигшее головокружение заставило его невольно еще сильнее сжать руку подруги. Стены медленно вращались; взгляд на какие-то секунды расфокусировался, а потом «зацепился» за едва проступающие знаки над висящей иконой-новоделом. Дурнота прошла. И в этот же миг как трескучий гром прозвучали слова:
- Я ж тебя предупреждал, не лезь без спроса, крестоносец. Еще и девчонку притащил с собой. А-а-а, это никак из тех ведьм подколодных, что с картами своими здесь шлялись. Такая же несносная тварь вырастет, обманщица, - необъяснимая злоба наполняла каждую фразу возникшего как черт из-под земли сторожа, лицо его было красным и перекошенным от  ярости.
  Бежать бы без оглядки, но Освальда словно самого полоснули  как заточенным лезвием оскорбления, обращенные к Вэнди. Какая-то дикая храбрость появилась. И звонким высоким от переполняющего его протеста голосом Гилбрайд прокричал:
- Не смейте унижать её, она Вам никого зла не сделала, -  несмотря на то, что парень уступал и в силе, и в росте, он подскочил к наступающему мужчине, пытаясь  оттеснить его к стене и дать возможность Осгуд убраться из помещения. Гилбрайд бросил коротко, – Беги, Вэнди! – прежде чем его поглотило черной волной.
Но и с меркнущим сознанием Оззи успел мысленно обратиться:"Окружи меня, Господи. Храни защиту близ и опасность подальше…"

Отредактировано Oswald Gilbride (2014-05-12 00:42:36)

+1

8

Атмосфера была настораживающей, но Вэнди считала, что так только потому, что она сама по себе чувствует какую-то настороженность. Все такие, она впервые пытается раскрыть тайну сама, без бабушки в роли наставницы, а с местом связано множество странных и устрашающих событий. При взгляде на стены, в голове девушки так и мелькали жуткие картины, навеянные статьями из старых газет. Вэнди не могла выбросить из головы фрагменты убийств, они были очень яркими и в тоже время призрачными, словно верхним и весомым слоем накрывали остальные, менее яркие или важные мысли-воспоминания. Девушка недовольно махнула головой, чувствуя, как рука Оззи сильнее сжимает ее локоть. Он боялся, как и она, а может и больше, поэтому девушка решила не показывать собственной настороженности. Они дети в опасном месте и они тут по ее вине, поэтому она не может позволить себе чувствовать себя слабой. Нельзя сеять панику и давать сознанию слабинку.
- Все будет хорошо, не переживай, - произнесла девушка, направляясь к двери и планируя покинуть эту часовню. Здесь не было ничего интересного и ее манило в другое здание. Это будто, когда ты смотришь на коридор, и твое зрение определяет только одну определенную дверь, игнорируя все остальные, выделяя ее ярким и манящим белым светом, только у Вэн это было внутри, словно она видела дорогу сердцем и верила этому.
  Дети вошли во вторую часовню, девушка не заметила, когда именно в нее вошел и охранник. Возможно, он вообще не заходил, а был там еще до прихода детей, просто из-за игры теней они его не заметили. В любом случае – его появление было весьма неожиданным. От испуга Осгуд вздрогнула и, кажется, даже подпрыгнула на месте. Его формы и внушительно страшный вид заставляли усомниться в правильности решения. Конечно, взрослые детей обижать не должны обижать незнакомых детей, но действие проходило в слишком странном месте и неизвестно каким  именно образом оно влияет на людей.
Охранник предположил, будто Вэнди медиум, что было весьма странно. В смысле, у нее ведь с собой ничего этого нет, и на футболке отсутствует надпись «Медиум», собственно, как и на лбу, а он понял или предположил, но суть от этого не меняется. Обычно люди удивляются, когда видят ее рядом с бабушкой, считая, что общение с призраками не для маленький. Девушка не успела что-то ответить или решиться на бег, когда вперед выступил Оззи. Они был немного другим,  не таким, каким она привыкла его видеть каждый день, когда они играли. Вокруг него была странная аура, словно пелена какая-то его накрывала. Девочка не успела рассмотреть и, потом, первым делом подумает о хорошем освещении и ярких лучах солнце, проникающих через окна.  Парень попробовал поставить охранника на место, научив его хорошим манерам, что было бы не уместно, даже при условии физического превосходства младшего. Охранник был словно гора, по сравнению с Вэнди и Оззи, преграждал дорогу и смотрел на детей озлобленным и ужасающим взглядом, а его голос, будто гром и, Вэн могла даже поспорить, отбивался эхом о стены. Каким именно образом парень смог отпихнуть эту махину в сторону – Осгуд не успела сообразить, потому что начиная с этого момента все происходило довольно быстро. Изначально в одну сторону полетел охранник, но его оставила стена, находившаяся всего в паре метров, а в другую Оззи. Сама девушка застыла на месте, судорожно осматриваясь по сторонам, в поисках какой-то палки или еще чего-то, чтобы звездонуть охранника или хотя бы попробовать отбиться.
- Оззи! – прокричала девушка, бросая на друга волнующий взгляд. Он предложил ей бежать. Но могла ли Вэнди убежать? Конечно нет. Это было совершенно и полностью исключено. Пока она выбежит на улицу, а потом воспользуется возможностью вызвать милицию – неизвестно, что этот буйвол сделает с бедным Освальдом. Вэнди металась из стороны в сторону. На кукую-то секунду она замешкалась, потому что она заметила парнишку призрака за одной из колон. Как только мальчишка увидел, как Осгуд на него смотрит, он скрылся из виду, а девочка решила вернуться свое внимание охраннику, но было весьма поздно. Мужчина уже надвигался в сторону девочки, а спустя несколько секунд, его мощная рука крепко сжимала маленькое предплечье Вэнди и он начал ее куда-то тащить.
- Отпустите меня! У вас нет права! Вас уволят! – кричала девочка, сопротивляясь, пока ее вели к какой-то двери в боковой стене. Она оборачивалась, чтобы посмотреть на Оззи, который лежал на полу, и сильно переживала, потому что не знала, как ему помочь.  Охранник затащил ее в небольшую комнатушку и запер. Местечко было не из лучших. Через минуту он принес Оззи и положил на пол, после чего запер их двоих и куда-то ушел. Первые несколько минут, Осгуд молотила кулаком в дверь, взывая на помощь, но поняв, что это бессмысленно, вернулась к парню, пытаясь привести его в чувства.
- Оззи! Ты ведь жив! Оззи! – умоляюще произносила Вэнди, понимая, что он в порядке, просто потерял сознание, ведь крови не было, но страх все равно ее не покидал.

+1


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ПРОВАЛЫ В ПАМЯТИ » Tomb is full of a hope


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC