PENNY DREADFUL

Объявление

http://idolum.rusff.ru ждем вас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ФАНТОМ В ЗРИТЕЛЬНОМ ЗАЛЕ » #5 killing the death


#5 killing the death

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

#killing the death

Когда живешь бок о бок со сверхъестественным и видишь воочию проходящих сквозь стены духов, интерес не может не окутывать сознание липкой паутиной идей, экспериментов. Так было и с одним медиумом, новатором и исследователем всего необычного. Раз можно застрять между мирами, значит, можно попробовать выудить "это" обратно, на Землю-матушку. А почему бы и нет? А сколько шума-то будет, стать известным, богатым, ух... Вероятно, так он думал. Но одному начать разработку будет проблематично, стоит найти сообщников. С таким порывом экспериментатор и решил поделиться идеями с друзьями-коллегами. Одобрят ли они это или покрутят пальцем у виска?
"Экспериментатор": Salvia Morgan
Коллеги: Theodore Carpenter, Ginger Lambert, , Irmeline Brosnan, Helga Richter


очередность: Salvia Morgan, Ginger Lambert, Theodore Carpenter,  Helga Richter

0

2

От неё чего-то ожидали. Она чувствовала это ожидание в чужих взглядах. Жалостливых. Липких. Удушающих. От неё ждали слёз. Истерик. Чего-нибудь, что позволило бы им провести очередной никому не нужный урок терпимости. Что разрешило бы им вдосталь наговориться о несчастных ущербных, которые всё равно являются частью мирового сообщества. И которые изо всех сил стараются вести нормальную человеческую жизнь. С работой. Друзьями. Семьёй. Пикниками по выходным.
Ждали, что она сорвётся, разобьёт пару тарелок или чужих носов. Школьный психолог вызывал её к себе в кабинет с регулярностью пару раз в день. Показывал чернильные кляксы и просил описать, что она чувствует.
А она ничего такого не чувствовала. Ничего, о чём говорится в учебниках по психологии, которые она тайком от матери прочитала, чтобы понимать людей вокруг. Никакой скорби. Никакой злости. Никакого отрицания. Ничего этого не было. Было только гнетущее, давящее на плечи ожидание.
Она ждала, что отец появится из-за угла. В своем глупом костюме типичного офисного клерка. В смешных старомодных очках-велосипедах. В нелепой фетровой шляпе. Появится и махнет рукой, привлекая внимание.
Ждала, что будет доказывать маме - вот он, совсем рядом, просто протяни руку! Ждала, что отец будет общаться с миром через неё. Ждала, что он будет рядом. Всегда. Пусть даже в виде духа.
Но его не было. Ни дома, ни в здании полицейского участка, где его совершенно нелепо и абсолютно случайно застрелил молодчик в наркотическом бреду. Ни где-нибудь по дороге. Его. Нигде. Не было.
Она пыталась даже вызвать его. Взяла "в долг" спиритическую доску и прочую необходимую для сеанса ерунду. Но отец не отзывался.
В груди начинала подниматься волна отчаяния. Салли не хотела терять отца. Только не она. Только не медиум, способный заглянуть за грань. Увидеть за этой гранью душу. Поговорить с этой душой.
Ей нужен был способ поговорить с отцом. Ей нужен был способ, вытащить его. Это ведь должно быть возможно? Существуют ведь способы заставить духа появиться перед медиумом. Значит должен быть способ, чтобы заставить духа остаться. А ещё лучше - вернуться.
Ей совсем не хотелось оставаться одной в доме с убитой горем матерью. Не хотелось экономить каждый пенни, не позволяя себе ничего, кроме еды и крыши над головой. Не хотела быть одной из тех "неблагополучных" детей с неполной семьёй, на которых вечно искоса смотрят, только и ожидая, что подлостей и преступлений.
Она. Хотела. Вернуть. Нормальную. Жизнь.

Холодный порыв ветра ударил в лицо, и девушка вздрогнула, приходя в себя и фокусируясь на действительности. Мысли увели её далеко от дома, и сейчас она оказалась в городском парке. Было холодно, школьная форма не спасала от пронзительного ветра, и Фея пожалела, что забралась так глубоко. Если бы у неё был мобильный телефон, она бы могла позвонить кому-нибудь. Попросить о помощи. Ей ведь нужна помощь. Очень нужна!

Отредактировано Salvia Morgan (2014-04-15 17:04:55)

+6

3

Джи шла сквозь парк, зябко ежась. Из одежды теплой была только джинсовая куртка, под ней - черная майка. Джинсы в обтяжечку и кеды. Ничего такого особенного. Разве что картонный стакан с горячим кофе в руках, он-то как-то от холода и спасал.
А все началось мирно - с желания получше изучить местность. Ну чего, доизучалась. Вообще все было не так плохо, но зря оделась так легко. Теперь устала, продрогла, ничего из не прикупила (да, это была одна из целей - найти что-то интересное), но зато открыла для себя новые улочки. Теперь, если что, Джинджер точно могла разобраться в той части города. Хотя бы потому что до того, как набрела на городской парк, раза четыре заблудилась и приходила к одному и тому же месту разными путями.
Жить становилось уже легче. Не было желания дергаться от каждого шороха, вглядываться в каждое подозрительное лицо. Джи уже почти поверила, что все, что ей удалось-таки убежать от собственного прошлого, теперь она в абсолютной безопасности.
Месяц дергалась. Ме-сяц! Хватит. Оплакала брата, оплакала отца... Все, хватит страдать. Новый городок, новая жизнь... Разве что частенько Джинджер подозревала, что тут что-то явно нечисто. В смысле, сила нечистая живет.
Вдруг... Фигурка впереди. Джи чуть прищурила глаза, всматриваясь. Отдаленно знакомая. По мере приближения до рыжей медленно доходило, что это девочка. Да, именно девочка. Частенько заходила к ним в паб просто посидеть, послушать музыку. Джи даже не помнила, заказывала эта девочка что-то или нет... Может, потому что постоянно молчала? Вот, точно! Вот что так зацепило.
Ламберт приблизилась к девушке, правда пока со спины, по дороге соображая, стоит ли с ней заговорить. Тоненькая такая, миленькая, мало ли чего в этом парке найдет. Да и судя по тому, как сжимается, ей тоже холодно.
"Может, у нее с головой..? От хорошей жизни молчать постоянно не будешь."
Все-таки надо помочь. Ну по крайней мере хоть предложить помощь. Девушка ведь юная такая, а Джи - воробей стреляный, сумеет разобраться, видит все с высоты собственного опыта, всем и всегда поможет. По крайней мере, сама Ламберт так думала.
Теперь максимально аккуратно, чтобы не напугать ее. А то какой-то левый человек, в пустынном парке да еще и со спины.
Джи остановилась где-то в полуметре от девушки. Касаться не решилась, поэтому просто тактично откашлялась и мягко подала голос. В тоне явно различалась улыбка.
- Здравствуй. Все в порядке?

Отредактировано Ginger Lambert (2014-04-15 18:45:11)

+5

4

Шалфей не появлялась в школе с момента того случая с её отцом. Хель переживала, зная, какие испытываешь эмоции и какую разрывающую на части боль, когда теряешь кого-то настолько близкого, что дальнейшее существование без него казалось нелепым. Ненастоящим, поддельным. Однако у Хели всё прошло иначе. Она не попала в кошмар, но два хороших взмаха ножом словно выдернули её из хорошего сна. Вот, деточка, познакомься, это реальность, и теперь она будет иметь тебя во все щели при каждом удобном и неудобном случае. Но только у Салли всё было совсем не так, наверняка не так. При всём своём поганом зрении, Хельга видела эту пустоту и скорбное безразличие во взгляде огромных голубых глаз. Шалфей не особо охотливо шла на контакт, словно закрылась и постоянно думала о чём-то. Точнее, обдумывала с каким-то отчаянием учёного, который потерял единственную дочь и во что бы то ни стало решил её вернуть назад. Вернуть…
Хельга боялась затрагивать эту тему, спрашивать о чём-то и вообще даже находиться слишком близко, словно понятие «личное пространство» вдруг ожило вокруг Шалфей, воспалилось и начало болеть и пульсировать. Но так всё это оставить Хель не могла, нет. Положив на уроки большой и толстый, девчонка вознамерилась заявиться к Салли домой, как бы грубо и беспардонно это ни выглядело. Решила срезать путь, пройдя напрямик сквозь городской парк, и плевать, что там было много народу. Мрачное небо, конечно, не располагало к прогулкам, и, тем не менее, парк всегда был популярным местом у туристов и населения Гластонбери. Хель избегала такие места, в конце концов, её внешность не располагала к выходу в свет и выставлению оной на всеобщее обозрение. Белая больничная маска, красные зеркальные очки, на голове, что-то напоминающее пучок, сделанный при помощи длинной художественной кисти. Чёрный свитер на пару размеров больше, того же цвета шорты и полосатые колготки... Весь вид Хельги напоминал сейчас образ Лидии в исполнении Вайноны Райдер из фильма «Битлджус». Красные берцы были в мелкую тёмную крапинку от грязевых брызгов, начался привычный сезон осенних дождей, который для фермеров эдвардианской эпохи ничем хорошим не заканчивался. А Хель любила такой мрак, он не опалял кожу. И холодно ей совсем не было, может, потому, что до этого она стремительно бежала вперёд? На пешеходном переходе её чуть не сбила машина и была бы права, нечего на красного стоящего человечка пробегать. Тормоза взвизгнули, но девчонка лишь невозмутимо перемахнула через передний бампер и, не сбавляя хода, побежала дальше.
Остановилась лишь тогда, когда бок закололо, а задница заболела от постоянно стучащего по ней портфеля, набитого учебниками. Приостановилась, отдышалась, обмахнула раскрасневшееся лицо ладонью и уверенно потопала дальше, выдыхая, когда наступала на левую ногу. От коликов помогало.
- Салли! – немного приглушённо выкрикнула Хель, а всё эта маска, и побежала к знакомому хрупкому силуэту с белокурой головой. Рядом с ней уже кто-то стоял с яркой рыжей макушкой. Забыв про боль в боку, Хель подлетела к подруге, наверное, испугав её внезапностью своего появления.
- Эй, Hallo! Was ist los (Что стряслось), почему мёрзнешь тут? – для ответа девушка задрала рукав кофты и подставила руку Шалфей, чтобы та написала пальцем ответ. Хель кинула взгляд на рыжую и тут же её узнала, официантка в пабе, куда девчонка хотела попробовать наняться, но тогда её кандидатуру отклонили из-за… Непривлекательности продукта.
- А ты чего здесь тоже? – приподняв очки на лоб, спросила Хельга, будучи искренне удивлённой такому совпадению.

Отредактировано Helga Richter (2014-04-24 10:43:35)

+5

5

Никогда не умел утешать. Все эти похлопывания по спине, официальные «соболезную» – необходимость простых, в общем-то, слов и действий, заставляет меня чувствовать себя более чем не в своей тарелке. Показные истерики раздражают. А молчаливая скорбь откровенно пугает, когда смотришь в чужие, покрасневшие и опухшие от бессонницы и никем не увиденных слёз глаза на осунувшемся бледном лице и будто проваливаешься в бездонные колодцы сплошной темноты. Даже прочувствовав, восприняв эту боль как свою собственную, пополам её не поделишь, не оттянешь. Время только сглаживает рваные края оставшейся внутри человека пустоты, но память не позволяет ей исчезнуть полностью.
Уж я-то знаю. Просто пережил это по другому, доказывая себе и окружающим, мол, ничего не изменилось, я в полном порядке, совершенно не сломлен (не дождетесь!) с таким энтузиазмом, что и по сей день аукается.
Мне совсем не хочется наблюдать, как нечто похожее происходит с ней. С Салли. Она не заслуживает такого. Не сказать, что бы раньше я отличался излишней эмоциональностью и способностью так уж сильно сопереживать чужому несчастью, но здесь всё по-другому. Порой я рассматриваю это чувство как распятую булавками на деревянной дощечке хрупкую бабочку, исключительно пристально и научно, и всё никак не могу понять, откуда же оно такое взялось и почему я раз за разом добровольно затягиваю на шее эту удавку. Мне жаль, так… жаль. Всё что я могу ей предложить – самого себя. Я могу быть с ней рядом, оказывая поддержку и заботу без лишних, так пусто звучащих слов, и это не обременяет. Собственно, так и делаю. Она не кричит, не плачет и не жалуется на так несправедливо обошедшуюся с ней Судьбу, а будто застыла в своём молчаливом ожидании, совершенно спокойная снаружи, всё копит внутри – не достучаться. Всю эту чёртову неделю её проблемы занимают меня куда больше, чем собственные, потому что взрыв, кажется, всё-таки грядет.
Смски уходят в пустоту, звонки туда же - мобильник отключен. Черт возьми, Морган, и где мне тебя искать? Я уже и до дома твоего дошёл и провёл в прихожей минут десять, пытаясь объясниться с твоей матерью, в итоге выяснив, что ты еще не объявлялась, не смотря на время. Вообще, я бы на её месте, таскайся за моей дочерью-школьницей долговязый кудрявый непоймикто почти на пять лет её старше, всерьез бы призадумался. Поди докажи что намерения чисты как слеза младенца и всё такое, но в этом семействе, как я понял из редких, но очень метких «встреч с родителями» ко мне относились весьма неплохо.
Мне жаль, что всё так вышло. Я повторяю это про себя, как молитву, но никогда – вслух.
Школа – нет. Книжный – нет. Библиотека, как последнее и наиболее вероятное пристанище – тоже нет, что меня уж совсем удивило и даже слегка подкосило. Да я и в паб заглянул – ну а вдруг? Салли как в воду канула. Ох, несвятые угодники, если бы только она смогла включить этот проклятый телефон. Беспокоюсь то я давно, но чем больше времени утекает сквозь пальцы в бесплодных попытках её найти, тем серьезнее всё становится. Быть может мы разминулись и она давно уже сидит дома. А может… у подруги. Нет? А я, как идиот, ищу её по всему городу и дико мёрзну, прикончив уже половину сигаретной пачки.
Или всё совсем не так. Я, вообще-то, не паникёр ни разу, но тихий с виду омут Гластонбери  с его загадочными убийствами и злобными призраками доверия как-то вот вообще уже не внушает.
-Ну чё-ё-ё-ёрт возьми, -разочарованно рычу я, в который раз слыша «абонент не абонент». Еще вчера она была совершенно не против меня увидеть, а теперь я борюсь с желанием позвонить в больницу и, на всякий случай, в морг.
До парка минут десять. Мне почему-то не приходит в голову, что в такую погоду она может находиться именно там, но шагаю в ту сторону.
Больше ничего не остаётся.

Отредактировано Theodore Carpenter (2014-04-25 00:58:11)

+6

6

Она могла бы расплакаться. Сделать именно то, что от неё ожидали. Встать в трагичную позу и разрыдаться, под заунывные стоны скрипок на заднем фоне. Позволить пожалеть себя. Стать той самой, несчастной немой девочкой, ущербной и бесконечно жалкой. Только её воспитывали совершенно в ином ключе. Ей вбивали в подсознание, что нет более сильных духом и достойных уважения людей, чем те, кого многие презрительно именуют калеками. Тех людей, которые продолжают каждодневную борьбу с обстоятельствами, обществом и самим собой. Тех, кто продолжает двигаться вперёд, несмотря ни на какие физические недостатки. Она не могла просто так сдаться. Нет. Только не она.
Телефон, старенькая "раскладушка", которую отцу в своё время выдали на работе, разрядился ещё утром. Салли не была уверена, что он вообще работает. Уронив в коридоре сумку, она отчетливо слышала какой-то подозрительный хруст. Ничего другого, что могло бы в её сумке хрустеть, тем более так подозрительно, она не знала. Если телефон окончательно сломался, это было бы плохо. Новый они с матерью, наверное, не скоро смогут себе позволить. Девушка нахмурилась, сильнее стискивая пальцами лямку школьной сумки. За ней точно кто-то шёл.
Шалфей резко развернулась. Голос был ей смутно знаком. И это позволило немного ослабить панический узел внутри живота. Всё же местный парк на ночь глядя молодые девушки предпоситали в одиночку не посещать. Каких только слухов не ходило об этом клочке земли! Но компании подростков и родители с малышами всё равно приходили сюда. Почему бы и нет? Это ведь просто досужие сплетни.
Растянув губы в подобии улыбки, Салли показала рыжей девушке оттопыренный вверх большой палец. Всё отлично, говорил этот жест. И плевать, что сейчас это была дичайшая ложь.
Внезапно голову пронзила страшная мысль. Теодор. Её друг. Её старший брат. Её учитель и негласный опекун в мире духов. Он переживал за неё. И сломанный телефон явно вызвал в его сознании самые жуткие картины. Вей резко выдохнула, повернулась к своей рыженькой знакомой с пряным именем и приложила руку к своей голове, показывая понятный всем жест "телефон".
Заметив в глазах Джиндер легкую тень непонимания, она полезла в сумку за блокнотом. Но остановилась. Хель. Её одноклассница. Девушка, в которой было столько внутренней силы, что Салли восхищалась и немного завидовала. Нет, зависть, совсем не то чувство, которое испытывала Шалфей. Но более точного определения она бы всё равно не смогла подобрать. С Хельгой у них выработался странный, но действенный способ общения.
Улыбнувшись девушкам, на этот раз куда более искренне, Салли вывела холодным пальцем на заботливо подставленной руке.
- "Мне нужен телефон. Написать смс. Друг волнуется." - Буквы кренились в разные стороны, но девушка торопилась. Если Тео добрался до мамы, паниковать будут оба. - "И мама" - Нехотя добавила Салли.
Странное дело, горе должно было их сплотить. Но вместо этого, лишь развело по разным углам ещё сильнее. Раньше мостом между ними служил отец. Он понимал страсть дочри к музыке. Её желание быть обычной школьницей. С дополнительными занятиями. Походами в кино и на концерты. А для мамы, выросшей в мире без звуков, всё это казалось пустой блажью.
Попросив девушек отправить смс на номер Тео с сообщением "я в парке. Можешь прийти?" А маме с коротким "я в порядке. Буду поздно" с разных номеров, Салли снова показала большой палец. В её голове созрел план. А значит, она не сдалась.

Отредактировано Salvia Morgan (2014-04-29 00:54:11)

+3

7

Девочка обернулась... Постоянно Джи задавалась вопросом - она человек или фейри, которая каким-то чудом сбежала из леса. Широко распахнутые глаза, улыбка нежная, вся будто сотканная из лунных лучиков. Джинджер невольно улыбнулась в ответ, смотря на нее с какой-то лаской. Редкий человек мог вызвать в Ламберт такие эмоции. Вот, большой пальчик показывает, а трясется как листик осиновый.
"Дуууурочка.."
Молчит всегда. Такая странная... Нет, не странная. Удивительная.
Не задумываясь, рыжая всучила девушке стакан с кофе, который держала в руках.
- На вот. Не знаю, пьешь ты его или нет, но он теплый. Ты потерялась? Меня зовут Дж..
"Черт! Никак не привыкнуть, блин... Все. Тут жизнь совершенно новая."
И плевать, что девочка никак не связана с конспирацией Джи. Все, ты уже решила начать заново, ты решила отпустить прошлое, перестать бояться и постоянно грустить. Поэтому стоит оставить там даже имя, которое все же могло принести какие-никакие неприятности. Да, оставить. Но все-таки не забыть.
Ламберт слегка неестественно закашлялась, маскируя неудачно сказанное.
- Кхм-кхм... Кхм... В общем, Элис меня зовут.
Вдруг еще топот откуда-то со спины. Не дождавшись ответа, Джи обернулась на звук, удивленно моргая и вглядываясь в полумрак. К ним подбегала девушка. Резвенько так подбегала.
Джинджер даже замолкла, вглядываясь в ее лицо. Нет, не потому что оно.. привлекало внимание. Рыжая пыталась вспомнить, где ее видела. Ах, точно! Эта девушка хотела занять место официантки, на которое только-только заступила Ламберт. Помнится, тогда очень мило поговорили.
- А я чего здесь?
От вопроса новоприбывшей девушка слегка оторопела. Действительно, а чего? Ламберт задумчиво провела замерзшей ладонью по пламенно-рыжим волосам.
- Девочка замерзла, греем-понимаем чего делать, вот, - логично так ответила.
"Салли.. Трогательно.."
- Смс? Сейчааааас, - Джи тут же полезла в карман джинс, чтобы достать мобильный. Не дожидаясь ничьей реакции, выпалила, тут же и набирая.
- Я другу пишу! Так... В парке...
Замерзшие руки слушались плохо, но как-то вышло. Джи очень понядеялась, что не ошиблась номером. Так, все, процесс закончен, телефон снова в кармане. Задумчиво Ламберт оглядела присутствующих.
- Так, всем все отправили.. А дальше что? И ты кофе-то пей, - последнее, обращаясь к Шалфей.
Действительно, это было непонятно. Помочь Салли выбраться из парка, а потом разойтись? Подождать друга? Что-то еще, доселе неизведанное?.. На этой мысли сердце ёкнуло. Интуиция? Возможно. Но сейчас больше беспокоило то, что белокурая девочка вся трясется от холода.

Отредактировано Ginger Lambert (2014-04-29 00:21:48)

+3

8

- Салли, ты хочешь поговорить, например, обсудить что-то? Не хочешь что-то рассказать? – без нажима, но, тем не менее, своим тоном Хельга давала понять, что лучше Шалфей во всём сознаться самой, иначе немка всё выпытает сама. Тут можно было бы услышать, как коктейлем Молотова разбивают окно стереотипы о немцах.
- Представляешь, не звонит, не пишет, уже все распереживаться успели, - обращаясь напрямую к только представившейся Элис, и косвенно к самой Шалфей. Особой разговорчивостью Хель не отличается, но сейчас в ней проснулась какая-то присущая всем евреям манера забалтывать языки и заговаривать зубы. Но сейчас Рихтер это делает не для того, чтобы кого-то развести или что-то втюхать по восьмирной цене, а просто расслабить обстановку.
- Слышала, что она сказала? Плохого не советует, отвечаю, сама же знаешь, потом горло болеть начинает, - выдохнула девчонка, подняв голову к небу.
- А кому ты сообщение попросила отправить? – как бы невзначай поинтересовалась Хель, заложив обе руки за затылок и вдыхая полной грудью. Всё же, какой бы хорошей дыхалкой она ни обладала, а побегать в Лондоне от полицаев ей пришлось не раз и не два, что и привело к развитию лёгких и мускулов ног, но подустать за время пробежки девчонка успела.
- Ты ведь точно что-то придумала, Салли, - добавила она немножко безразличным тоном, будто смиряясь с этой мыслью, - ты умеешь что-то придумывать, я знаю.
Рихтер улыбнулась, но из-под маски это было видно плохо, поэтому она приподняла очки на лоб, чтобы одноклассница могла хотя бы по их выражению прочитать, какую эмоцию испытывает Хель. Точнее, по выражению единственного глаза, другой заплыл перламутрово-серебристой пеленой и имел теперь абсолютно бессмысленное выражение, совсем как у мёртвой рыбы.
- Подождём твоего товарища тут или переберёмся в более уютное место? У тебя уже кожа гусиная, ты погляди, - Рихтер опустила подбородок вниз, из-за чего очки снова съехали на переносицу.

+2

9

Мне всё еще не удаётся посмотреть на всю эту ситуацию со стороны, осмысленно и беспристрастно, как я привык. Забить, послать всё к такой-то матушке и уйти отогреваться в номер, занимаясь делами собственными, потому что надежда на успешный исход моих поисков похожа на догорающую свечку – обугленный фитилёк вот-вот совсем потухнет, застынет в лужице воска. Салли, ты конечно девочка хорошая и всё такое, но пусть ответственность возьмёт кто-нибудь другой. Не для меня всё это. Эти слова буквально звучат в моей голове и моим же голосом, как если бы я говорил сейчас их ей в лицо. Но принадлежат будто бы совершенно другому человеку, потому что все эти увещевания «голоса разума» теперь представляют собой бессмысленный набор букв. Это ведь уже было где-то и когда-то: «не моя забота», и «не мои проблемы». Я – конченый эгоист и, поверьте, живётся с этим клеймом легко и просто. Я не ищу лёгких путей, мне так жить не интересно, но не в тех случаях, которые касаются взаимоотношений между людьми. Тем более таких непонятных и не сулящих никакой выгоды, как у меня с маленькой Морган. 
Зажатый в руке мобильник тихо тренькает, возвещая об очередной доставленной смске, причем с незнакомого номера. Резко останавливаюсь прямо посреди улицы, тихим, совершенно незлым матерным посылом отвечая чудом избежавшему столкновения со мной прохожему на его эмоциональную пару ласковых. Дальше вяло переругиваюсь уже на автомате. Отец всегда говорил мне, что святое правило оставлять последнее слово за собой когда-нибудь сыграет со мной очень злую шутку, но некоторые вещи со временем не меняются.
«Почти на месте»,- на ходу отправляю в ответ, набираю складывающиеся в слова буквы со скоростью света, едва справляясь с нахлынувшим, как огромная приливная волна, облегчением. В этом городе просто некому больше писать мне такие сообщения. Меня почти ломает от этого лихорадочного ощущения. Его не сравнить с боязнью за сохранность себя драгоценного, мой инстинкт самосохранения вечно пребывал в какой-то глубочайшей нирване, мол, «э-э-эй, чувак, давай влезем туда, а потом еще вон туда, а, случись что, человечество давно уже изобрело совершенно замечательную вещь – добровольную эвтаназию». Это сильнее.
Она в порядке. С Салли всё хорошо.
Срываюсь на бег, совершенно счастливым тоном посылая всё еще бубнящего прохожего на все четыре стороны света, в моей словесной обработке имеющие явно мужское половое начало, поднимаю кверху руку с гордо выставленным средним пальцем и больше не обращаю внимания на нечленораздельное негодующее бульканье (по-другому эти звуки не назвать) за моей спиной, это всё находится уже в какой-то другой вселенной и ко мне не отношения не имеет. У меня, вон, самое радостное известие за последние часов этак дцать и я уже вполне чётко обозначил, на что стоит отправиться всему остальному миру.
Рекорд – три минуты. В парке совсем малолюдно, что вполне объясняется отвратной погодой и временем суток, мне не приходится напрягаться дабы отыскать хрупкую фигурку Шалфей, да еще, на счастье, в исключительно женском окружении. Быстрым шагом дохожу до троицы и останавливаюсь перед Морган, оглядывая её с ног до головы, с облегчением убеждаясь в том, что с ней действительно всё нормально. Внешне. Со всем остальным разберемся потом.
-Приветствую,- по моему лёгкому, непринужденному, слегка запыхавшемуся голосу отнюдь не скажешь, что мне хочется кого-нибудь придушить, но в глазах определенно что-то есть. Нет, по отношению к Салли, как мне кажется, это чувство вообще отсутствует, что бы  там ни случилось, но это не значит, что оно не может перекинуться на кого-нибудь другого. Правда, кандидатов на мою немилость здесь ноль целых фиг десятых. Но сначала о главном,- Салли, я был у тебя дома и, скорее всего, навёл нешуточную панику. Я надеюсь, ты уже предупредила маму.
«Заставила ты меня поволноваться»,-  слова не идут, тем более что мы здесь не одни. Рыжую симпатягу я смутно помню – видел пару раз в пабе, но я по прежнему не стал его завсегдатаем и знакомств, как таковых, не завёл. Внешность второй хочется разглядывать с болезненным любопытством, подмечая мельчайшую черту, но сейчас не до этого,- А, да. Я – Тео. 
Снова переключаю всё своё пристальное внимание на Шалфей,- Рад, что с тобой всё в порядке,- да, и мне хочется буквально орать об этом! – И я очень жажду узнать, как так получилось и что вообще происходит,- нет, я ни капельки не давлю, что вы. Но если Салли в скором времени не расскажет мне о том, что за невероятная идея обуревает её в последние дни на фоне произошедшего, я взорвусь, честно,- Но сначала предлагаю перейти куда-нибудь, где теплее. Да в тот же паб.

Отредактировано Theodore Carpenter (2014-05-01 20:02:30)

+2

10

Вокруг собирается все больше людей. Некоторых звали, ждали. Других - нет. И эти посторонние люди мешают выложить план как на духу. Салли чувствует, как пальцы покалывает. И стакан с кофе принимает с признательностью. Мама вечно ворчит, что кофе для подростков вредно. И вообще, нужно пить чай. Девушка чуть морщится, вспомнив о матери. Но сообщение должно её успокоить. Даже если нет, Шалфей вернется домой тогда, когда посчитает нужным. В их семье никогда не было коммендантского часа. И не будет. Хочется верить.
Ей вообще отчаянно хочется верить. В то, что отец не умер. Не до конца исчез. Остался, пусть даже какой-то тенью. Отблеском себя прежнего. И хочется, до невозможности, верить в то, что у неё всё получится.
Фея улыбается, снова показывая всем большой палец. Её здорово знобит, но это действительно мелочи и не стоит общественного внимания. В поле зрения появляется Тео и девушка чувствует, как сжимается сердце. От него пахнет сигаретами. Так сильно пахнет, что она подается вперед, заглядывает ему в глаза. Ей хочется попросить прощения. Сказать, что всё в порядке, что она в норме и её можно отругать за безответственность. Но она может только смотреть ему в глаза и беззвучно проговаривать снова и снова "прости".
Предложение отправиться куда-нибудь, где тепло и есть еда живот Салли встречает громко и радостно. Девушка заливается краской, машинально сжимая полу школьного пиджака. Стыдно. Как же ей стыдно. Но в последнее время есть ей не хотелось совсем. Она словно не замечала течения времени, застыв, как жук в смоле, в плотном коконе бесконечного ожидания. Но теперь, приняв решение, сделав шаг вперед, время пустилось вскачь. И организм справедливо требовал к себе внимания.
- "Расскажу. Поможете?" - Вей выписывает буквы на руке одноклассницы, надеясь на её помощь, как переводчика. Салли не умеет общаться с несколькими одновременно. Ей не комфортно, ведь она не видит глаз каждого. Не может читать по их лицам. И остается только надеяться, что она не ошибается, и все готовы помочь ей.

В помещении полутьма и вкусно пахнет съестным. В животе с новой силой бурчит, и девушка пытается вспомнить, есть ли у неё  с собой деньги. Кошелек точно был, она видела его в сумке. Но остались ли там фунты? С тех пор как умер отец, карманных денег ей не давали. Может, стоит найти подработку? Нет, о деньгах она подумает потом. Завтра.
Вытащив потрепанный блокнот, Салли выписывает буквы. Торопливо, словно боясь не успеть, складывает их в слова. Для Хель, конечно, придется повторить. Хотя, Тео ведь может прочесть вслух. У него очень красивый голос.
- "Я хочу вызвать папу. Он не мог. Не мог просто уйти" - Девушка поджимает губы. Её упрямство не раз доводило родителей. - "Я хочу его вернуть" - Она смотрит на людей за столиком и заканчивает, подрагивающей рукой. - "Насовсем"

Отредактировано Salvia Morgan (2014-05-05 10:24:22)

+1

11

- Видишь, вон нас тут двое за теплые напитки!
Ей явно нравилась эта странная девочка... Кажется, Хельга. Общительная такая, вроде даже жизнерадостная, судя по голосу... Только, если глянуть на личико, жизнь не обласкала. Спрашивать о ее прошлом Джи никогда не стала бы. Не всем же везет вырваться из бандитских разборок без единого шрама, как самой Ламберт.
Тяжелые шаги, только что оборвавшийся бег. Джи обернулась, чтобы увидеть приблежающегося парня. Не сдержала легкой улыбки, удачно прикрыв ее пальцами.
"Какой кудряшка..."
Она точно помнила, что несколько раз видела его в пабе, может даже обслуживала, но дальше вежливой беседы их знакомство, по всей видимости, не зашло. Ламберт дружелюбно помахала ручкой.
- Привет. Я Элис.
"Это тот самый друг?.. Ну да. Логично. Хорошо хоть снова "Джинджер" не брякнула. "
А в кофе маленькая фея вцепилась как в спасательный круг. Ламберт уже подумывала о том, чтобы снять с себя еще и куртку. Какой странный материнский инстинкт!
Но вообще все происходящее было до чертиков странно. Что почти ночью делает в парке девочка-одуванчик? Плюс ее ищут двое людей? Джи ощутила себя оказавшейся не в том месте, не в то время, лишней какой-то. Будто ее тут не ждали, будто рыжая вмешалась в течение событий и нагленько так ворвалась.
"Может в паб с ними не пойти?.. Все, ее встретили, тут даже двое их.. Да не. Все. Взялась, теперь до дома."
Еще немножко понаглеем. И тут же явно намечается что-то интересное. В конце концов, если Ламберт будет совсем не к месту, попросят уйти, делов-то!
- Паб - дело хорошее. Там горячий чай и вообще кормят. А то у нашей путешественницы поселился внутренний кит.

Резко обдало теплом. Как тут все-таки здорово время от времени, честное слово. Хоть и место работы и глаза плохо привыкают к темноте. Давно нужно было задуматься об идее сходить к окулисту.
Найдя взглядом первый свободный столик с диванчиками, Джи тут же направилась туда. Раньше могла б еще и километр пройти, а теперь, когда так близко было "посадочное место", ноги загудели.
Сев за столик, Ламберт тут же огляделась в поисках официанта. Детишек надо было покормить, плевать на всякие деньги.
- Ты выбирай, что будешь, а ты... голодная? - обращаясь сначала к Салли, а потом к Хельге.
"Какого черта я сегодня такая мамаша? Эта девочка будит во мне альтруистические начала.."
Но всем тут явно как-то не до еды.
"ВЫЗВАТЬ?! ВЕРНУТЬ?!"
Может, у девочки разошлись родители, а она хочет ему позвонить?... Ха-ха. Нет, Джи, ты прекрасно понимаешь, о чем тут речь.
Ламберт конечно слышала, что в Гластонбери много призраков, они шатаются, пугают, творят всякий разбой... Но чтобы люди с ними связывались, вызывали. Нет, в школе как-то сидели вокруг ватмана с буковками, взявшись за руки, была история. Только тут же вроде как адекватная публика собралась.
Джи даже примолкла, чтоб проследить за реакциями, а от этого уже отталкиваться. Убегать ли сверкая пятками, прислушиваться ли... Может быть, это шанс лучше узнать городок? Или помочь девочке в горе?  Да хоть будь это очередным приключением! И вдруг вообще не так что-то поняла?!
Уперевшись локтями в стол, рыжая непонимающе заскользила взглядом по лицам собравшихся. Пожалуйста, хоть кто-нибудь, разъясните обстановочку!
- Вызвать?.. Как это так?.. В-в плане?
Лучше услышать из чужих уст, чем довольствоваться собственными домыслами.

+2

12

- Привет, Тео, ты прикольный, - с места в карьер начала девчонка, кинув взгляд на шевелюру парня, так и гласящую, типа, мол, "здесь есть чо, обращайтесь". Это всего-навсего её личные предрассудки по поводу кудрявых ребят, невзирая на то, что дедушка у Хели был таким кудрявым, что шапочка на темени едва ли могла удержаться.
- Паб - самое оно, вперёд же, - она развела руками, все двинулись в нужную сторону, а новенькая в этом городе и за ними.

Холод сменился душным теплом, и именно из-за этого Хельгу вдруг резко бросило в дрожь. Ну, там, резкие перепады температуры, всё такое. Для себя девчонка решила, что обязательно закажет самый крепкий и самый чёрный чай, чернее, чем самый чёрный негр, чем самый жёсткий металл.
- Ух, - только и выдохнула она, стиснув зубы, чтобы те не отстукивали быстрый ритм, словно ирландец чечётку. Ей было плевать, куда все упадут, она как все, ей сейчас было важно держаться рядом с Салли и, в конце концов, узнать, что подруга там себе в светлой головушке напридумывала.
Рука тотчас же перешла во владение юной мисс Морган, на бледном предплечье проминалась кожа, на какие-то мгновения, но Хель прекрасно понимала и так, что Шалфей пишет. Буквы, слова, предложения. Коротки, но содержательные. А ещё сумасшедшие. Когда подруга закончила писать, Рихтер подняла на лоб очки и приложила холодную ладонь ко лбу. Тяжело вздохнула и сняла маску, скрывающую порезанную нижнюю часть лица. Шум наполнял паб, Хель была единственным переводчиком с "немого", а респиратор имел особенность красть звуки.
- Так, Элис, не пугайся... Не спеши вызывать дурку, мы не больные, честно. И всё, что ты сейчас услышишь, узнаешь... Это может показаться невероятным, просто безумием, но это реально. А теперь, - Рихтер сцепила руки в замок и положила на столешницу.
- Отец Салли ушёл из этого мира. И теперь Салли хочет сделать так, чтобы он вышел оттуда и оказался тут, на "стыке", - неловко сказала девушка, после чего развернула корпус к Шалфей.
- Ты понимаешь, что мы не имеем права это делать? Вызвать ненадолго, может, способ и есть, но оставить здесь, навсегда... Это карается, таких умников выкидывают из диаспоры, раввинов лишают звания, - чётко и с расстановкой говорила Хель.
- Это очень сложно... - только и смогла выдохнуть девушка.

+1


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ФАНТОМ В ЗРИТЕЛЬНОМ ЗАЛЕ » #5 killing the death


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC