PENNY DREADFUL

Объявление

http://idolum.rusff.ru ждем вас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ПРОВАЛЫ В ПАМЯТИ » My head's under water, But I'm breathing fine


My head's under water, But I'm breathing fine

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

My head's under water, But I'm breathing fine
Oh, the wind Is carrying
Me home, me home Me home again


https://31.media.tumblr.com/82e0408d59f30aacf5e3648ad4941dbd/tumblr_n1q7reALQ41qb865lo7_r1_250.gif https://31.media.tumblr.com/9457a94fe46a5f5af6ad137ca9772c78/tumblr_n1ts1w1Jc11rcznqvo4_250.gif

story about us.
иногда, мы оказываемся в очень глупых и неловко ситуациях.
хорошо если вы не чувствуете стыда.
хорошо, если условия сумасшедшие.

names.
sydney & martha donovan
time & place.
самайн. ночь. 2007г.

+1

2

Иногда хочется отдохнуть, расслабиться, поэтому идешь в бар, где тебя ждет выпивка и едва знакомые женщины. Я уже давно не считаю Самайны, уже начинаю забывать дату своего рождения и дату смерти. Память у призраков, конечно, хорошая, но не до такой степени. Как-то все забывается, настоящая жизнь забывается, и остаются воспоминания о последних днях.  У меня это музыка, фестивали и героин. Последнее меня погубило много лет назад. Смерть наступила в далеком семьдесят третьем, если мне не изменяет память. Сейчас даже другой век.
Встретил ее в том самом баре, куда пришел выпить и неплохо провести время. Я сам подошел к ней, как-то разговорились, почему-то она мне казалось такой близкой, и чем-то напоминала меня при жизни. От ее предложения я не мог отказаться, так как давно не пробовал ничего, кроме алкоголя. Порой боюсь умереть снова, третьего шанса у меня не будет. Она сказала, что они легкие и ничего не случится, а я и согласился. Она была младше меня лет на десять, лет семнадцать, вряд ли больше. Эта девушка убедила меня, что ей уже давно есть восемнадцать, поэтому моя компания ей подойдет. Хотя, знаете, когда у тебя секс бывает раз в год, то и пойдешь на такое, все же я мертв и давно уже не имею возраста. Мне может быть двадцать два, двадцать пять, да сколько угодно, нужно только сказать. Вот я и представился ей Сиднеем, которому двадцать четыре, чтобы хотя бы как-то сократить разницу в возрасте.
В баре мы пробыли несколько часов, и пошли к ней домой уже изрядно пьяными, да и еще она что-то мне дала. На самом деле, я уже не помню, что это такое было. Помню, что такое ощущение я когда-то уже испытывал, только очень давно, где-то в настоящей жизни.
У нас был секс и бутылка виски на столе, пожалуй, мне этого было достаточно. Еще сигареты, но я не курил очень давно. Марта оказалась очень разговорчивой, она как-то сразу открылась и начала рассказывать о своей семье. Я молча слушал и только иногда задавал вопросы. О своей жизни почти ничего не рассказывал, сказал только, что раньше жил в Нью-Йорке и теперь давно обитаю в Гластонбери. Оказалось, что и она оттуда. Она казалась мне чем-то близким, ее взгляды были похожи на мои, я был точно таким же при жизни.
- Ну так вот, - дотягиваюсь до бутылки и делаю глоток, - мне не хватает большого города! Этот Гластонбери слишком мал, в нем почти ничего нет, а уехать я не могу. Уезжай отсюда, тебе здесь делать нечего. Найди нормальную работу и прочее.
Ставлю бутылку обратно и потягиваюсь, зажмуриваясь. Она что-то рассказывала о своей семье, хорошо, когда у тебя есть. Мои родители давно умерли, брата или сестры у меня не нет. Сейчас моя семья – маленький призрак Бити и девушка, который двадцать, она медиум. Я уверен, что у нее есть другие мужчины, поэтому я тоже позволяю себе ходить к другим женщинам. Мы с ней живем вместе и, как бы сказать, близки.
- Говоришь, твоя бабушка осталась одна в Нью-Йорке, когда ее парень уехал сюда? – я тоже оставил свою девушку там, а сам я уехал, вот только не помню ее имени, - нашла могилу деда? Да и зачем ты это делаешь? Что от этого получишь? Он же все равно мертв и ничего тебе интересного не расскажет.
Конечно, она может сейчас ходить где-то здесь, совсем рядом. Как я понял, с ее дедом мы были одного возраста, может, я его даже знаю. Всякое бывает. Поворачиваюсь к ней на бок, разглядывая Марту. Я уже начинаю отходить, мне нельзя больше пить, иначе не дойду до дома, где меня, надеюсь, ждет еще спящая Пандора.

+2

3

Не все хотят быть взрослыми, потому что это дает больше возможностей и потому что ты подросток, некоторые хотят быть взрослыми, потому что их детство — отстой. Марта не долго была той девочкой, которая любит играть в пластиковые куклы и устраивать чайные церемонии со своими подругами. По правде говоря, Марта не уверена что вообще была когда-то одной из таких девочек. Ей пришлось стать взрослой раньше, чем об этом сказал ее фактический возраст. Девушка даже не сопротивлялась. Марте не нравилась школьная команда болельщиц, которая выступала на бейсбольных матчах, потому что девочки там были слишком помпезные. Ей не нравились школьные смазливые мальчики, которые иногда думали о своей внешности больше чем некоторые девушки. Мир подростков не мог дать ей того, чего она хотела. То-то дело мир взрослых, где нет ограничений и ненужных ярлыков.
  Одна знакомая подруга подкинула Марте поддельное удостоверение личности, накинув рыжей несколько лет. У той брат учиться в колледже на последнем курсе и для него это плевое дело. Донован, в свои семнадцать лет, уже успела открыть для себя различные наркотики (не останавливаясь на травке), алкоголь, секс без обязательств и умение талантливо вводить мать в заблуждение. Конечно, она понимает что это не самый лучший способ «жить», но ей действительно нравится ее беззаботность. Ей кажется, что это именно та жизнь, которая дает ей возможность реализовать свой собственный мир, свои желания иер  рвения. К тому же, трудно быть стандартным, общепринятым подростком, когда в твоей голове чаще звучат чужие мысли, нежели твои собственные.
  Город праздновал праздник Самайн и в больнице назначили дополнительных дежурных, в числе которых оказалась мать Марты. Младшую сестру отвели к одной знакомой, потому что предполагалось будто старшая Донован проведет этот вечер с другими медиумами. Естественно, девушка никуда не пошла, а решила провести вечер в свое удовольствие, поэтому она пошла в бар. Она не настолько серьезно относилась к своему дару, чтобы проводить такой вечер с медиумами, если можно с кем-то более интересным.
  Сидней подошел первым и у них завязался разговор. Марта лгала, но не чувствовала того обычно картонного чувства, вместо того ей казалось будто этот человек напротив знает правду и просто соглашается на ее условия. Он тоже лгал. Марта знала, что он старше, чем представился и ей это нравилось. В Сиде было что-то довольно знакомое. Его мысли были очень похожи на ее собственные, просто звучали немного умнее. Донован предложила поехать к ней, он согласился, а дальше все развивалось по накатаной версии и они переспали.
  Когда Марта открыла глаза, Сид все еще был в ее доме. Он не спал, а просто лежал. Они снова начали беседовать, слегка протрезвевшие, но не полностью отошедшие от действия наркотиков.
-Не знаю... - задумалась Марта, придержав язык, чтобы не проговориться о мыслях покинуть Гластонбери после окончания школы. - Может быть и уеду. Просто пока не хочется. Тут не так уж и плохо, а большие города — они злые, - немного поежившись, произнесла Марта и сделала большой глоток виски прямо из бутылки. Нью-Йорк у не ассоциировался с плохими воспоминаниями и шрамом на левом бедре.
- Да. У них был один из тех бурных и не длительных романов. Бабушка мало могла рассказать о деде. Она ведь и сама его не долго знала. Иногда, перед смертью еще, она со смехом удивлялась что вообще знала его фамилию и смогла дать ее своей дочери. Донован. Может знаешь кого-то? В прочем, это не так уж и важно. А могилу не искала, времени как-то не было. К тому же, я типа медиум и не готова пока говорить с призраком моего деда-наркомана. Было бы, конечно, интересно... - Марта сделала еще один большой глоток виски и подумала о том, что хочет покурить. - Кстати, где-то была его фотография. Единственная в своем роде! - с неким восторгом произнесла рыжая и не потрудившись прикрыться побежала через всю комнату к семейным альбомам. Где-то на страницах самой потрепанной книжечки находились старые фотографии бабушки, а на одной из них она была со своими друзьями из какой-то неизвестной группы и со своим, тогда еще, парнем.

+1

4

- Злые? – смеюсь, толкая ее в плечо, - они наоборот хорошие! Шум, много баров, выбор велик даже в женщинах, а какая там музыка была!
Воспоминания все не дают покоя. Все же я вернулся бы, вот только не смогу. У меня даже паспорта нет, я вообще давно мертв, а мое настоящее тело давно разложилось. Все же прошло много лет. Вот бы умереть в Нью-Йорке, а не здесь.
- Какое совпадение,  - улыбаюсь, надеясь, что это и вправду только совпадение, - я тоже Донован.
Нью-Йорк. Донован. Недлительное знакомство. Что-то знакомое. Много совпадений. Хотя тогда было время случайных связей, наркотиков и музыки, поэтому многие могли приехать из Нью-Йорка в Гластонбери. Я тоже увлекался в свое время наркотиков. Ну, как в свое время? При жизни, конечно. С героином вообще не стоило связываться, это все последний год. Не самый удачный в моей жизни. Все как-то закрутилось, не те люди, не там попробовал и вот. Теперь ты мертв. Забавно. Вспоминаю последний год, как страшный сон. Слишком много. Я перебрал. Вот только однажды мне повезло, а вот во второй раз – нет.
Она убежала за фотографией, а я снова потянулся к бутылке. Приятно. Этого не хватает после смерти. Алкоголя и женщин. Иногда и наркотиков, но только немного и только легких, иначе можно снова умереть, а этого не очень хочется. Мне нравится наслаждаться жизнью хотя бы один раз в год, а иногда можно забирать чужие тела и управлять ими – это еще интересней. Можно много пить. Очень много. Можно спать с чужой женой, чужой любовницей, можно использовать компьютеры, где есть много интересного.
Она приносит фотографию, я беру ее в руки, разглядывая. Я знаю эту женщину. Как же ее звали? Может, как-то на «к»? Каролина? Нет? Впрочем, ее имя не так уж важно, меня больше волнует тот факт, что рядом с ней стою я. Эта фотография сделана меньше, чем за год до моей смерти. Неужели она тогда была беременна? Это пугает, и я не могу оторвать взгляда от фотографии. Марта моя внучка?
Хмурюсь, вглядываюсь в фотографию, но ничего не меняется, это точно я. Мне даже нечего сказать ей. Начнем с того, что еще несколько минут назад мы занимались сексом. Я трахал свою внучку. Это как-то…странно. Даже не дочь, а внучку. Ей точно не может быть больше восемнадцати. Не может. Если, конечно, она и вправду моя внучка. Знаешь, похоже, я и есть тот дед-наркоман. А это же я на фотографии. Что еще можно сказать? Взгляд нервно бегает из стороны в сторону, голова работает плохо, я еще не совсем отошел. Все очень плохо.
Откладываю фотографию в сторону и снова хватаюсь за бутылку, делая глоток. Алкоголь обжигает горло, нужно расслабиться.
- Тебе даже искать не пришлось, - голос все же дрогнул, - я хорошо сохранился, не правда ли?
Грустно усмехаюсь и встаю с кровати. Нужно одеться. Немного пошатываюсь, алкоголь и остатки наркотика не дают устоять на месте, все же такое не стоит смешивать. Одевшись, я не знал, что делать дальше. Все же нужно было как-то объясниться, задать вопросы, меня же должна беспокоить ее судьба. Она же моя родственница и чем-то похожа на меня. А если кончит, как и я? Где я там умер? В туалете или в ванной? Она много пьет, употребляет наркотики, да и случайных связей не боится, а сколько ей? Вряд ли больше восемнадцати.
- Думаю, тебе стоит меньше пить, да и с наркотиками завязывай, - а только пару часов назад я пил с ней в баре, хороший советчик, - и да, я не был таким уж наркоманом, последний год, если только.
Пожимаю плечами и снова тянусь за бутылкой, вот только та уже опустела. Обидно. Все же присаживаюсь обратно и шмыгаю носом.
- Ну, это… - и я даже не знаю, что спросить, - передавай ей «привет». Странная встреча вышла. Я бы повторил, не была бы ты моей родственницей.
Натянуто улыбаюсь. Поскорей бы уйти.

+1

5

Однофамилец. Так вот как это переспать со своим однофамильцем. Марта усмехнулась, потягивая виски и наслаждаясь легким жаром, разливается по грудной клетке. Думала ли Донован о том, что это может оказаться ее дед? Нет, конечно. Она, даже зная о Самайне, не подозревала вероятность встречи с призраком в теле. Максимум о чем она думала – это были мечты, как-то переспать с кем-то из клуба 27 на Самайн, неважно какого пола, главное впечатления.
  - Правда, удивительное совпадение. Интересно, какова вероятность занять сексом с однофамильцем, если он первый встречный? – девушка лишь пожала плечами, уделяя все свое основное внимание бутылке виски. Она нагнулась к своей кожаной куртке, чтобы достать из кармана пачку слабых сигарет и зажигалку. На тумбочке стояла пепельница, которая всегда там стояла для гостей. Она была тут еще при жизни бабушки, но вот уже несколько лет ею пользуется только Марта, когда дома никого нет. Девушке просто до одури нравиться раскинуться на диване, взять бутылку пива и посмотреть какую-то хрень по телевизору, словно в ожидании своей долгожданной свободы спустя пару лет. Потом она высыпает пепел из пепельницы в унитаз и выносит мусор. Мать знает, что ее дочь курит, точно догадывается, но этой темы в доме никто не затрагивает. Наверно, из-за страха открыть еще какие либо тайны, которые пока не столь явны. Например, такие как то, что Марта занимается сексом и не со своим мальчиком - однолеткой, а с кем-то постарше, вроде этого парня однофамильца или отчима друга из дома напротив. Или такие тайны, как игра с наркотиками, стабильная, но пока еще редкая.   
  Марта закурила, откидываясь на спинку дивана. Ей было хорошо, хотя после хорошего секса всегда хорошо. Общение с незнакомцем ей тоже понравилось, для разнообразия, но девушка поглядывала на часы, надеясь, что вот сейчас он посмотрит на фото и уйдет. В противном случае, ей придется признать о своем возрасте или даже уменьшить его, чтобы он свалил быстрее, боясь уголовного дела. Сид был милым парнем, но Марта получила все что хотела – секс и не плохую компанию, а больше она ни в чем не нуждалась. Жаловаться на свое трагическое детство она не стала даже школьному психологу, к которому она обязана была ходить после нескольких отстранений и нападения на одного мальчишку.
  - Ты в порядке? -  спросила Марта, когда заметила странности в поведении Сида. Он вел себя как-то взъерошено, беспокойно. Первое о чем она подумала – это что его тошнит из-за выпитого и наркотиков. Донован начала переживать за ковер, а точнее, как будет объяснять аварию матери, но то, что было на самом деле, оказалось более отрезвляюще. Сначала Марта обрадовалась, что ей не придется убирать, но потом осознала весь смысл слов, и это было крайне неожиданной информацией.
  - Что?! – Марта начала укутываться в простынь, будто это могло исправить то, что здесь было полчаса назад. – Да ты издеваешься, мать твою! Мой дед? Серьезно? Мой дед? - После небольшой паузы девушка начала смеяться. Громко, на полные легкие, от всей дши, заливаясь и задыхаясь, с выступившими слезами на глаза.
- О Боги, меня в прямом смысле отымел мой собственный дед! Я сейчас умру, - спустя несколько секунд она начала успокаиваться, и ее дыхание начало приходить в порядок. Наступило неловкое и грустное молчание. Марта решила последовать примеру старших и надела на себя нижнее белье и футболку. Хорошо, что молчание первым нарушил Сид, хоть и не совсем правильную тактику выбрал.
- Ну конечно. Только последний год. Ты помер из-за наркотиков и сейчас, когда у тебя есть один день в году, ты трахаешь незнакомых девушек, пьешь и получаешь кайф. Серьезно будешь продолжать меня учить? – она произнесла это с легкой иронией, потому что не видела смысла. Девушка и так знает, к чему обычно приводит подобный выбор способа жизни. Ну и что? Она все равно не мечтала завести себе семью, наплодить детей и жить долго и счастливо. Вот правда. Ей даже больше нравилась мысль умереть красивой и молодой, нежели сморщенной и в инвалидном кресле. Она вернется на землю в виде призрака и вот, как ее дед, будет получать кайф и оргазм раз в год, а все остальные дни мучить того, что поселиться в ее доме. 
- Бабушка умерла и призраком не стала, так что… - покивав головой и, блуждая взглядом по комнате, произнесла Марта. Как же неловко. – Повторили бы, конечно, если бы не... – Непонятно зачем, подтвердила Марта и мысленно отругала себя за подобную глупость.
- Ну и как быть призраком? – спросила Марта и вовремя остановилась, чтобы не спросить нравиться ли ее деду жизнь усопшего.

+1

6

-Очень смешно, - на самом деле, все это очень грустно, - еще мы с тобой не предохранялись, надеюсь, ты пьешь таблетки, иначе я еще стану отцом твоего ребенка.
Неудивительно, что у нее такая реакция. Я сам все еще в шоковом состоянии, так как это слишком даже для меня. Хотя бы внучка симпатичная, это немного радует. Она попрекает меня в том, что я сплю с незнакомыми девушками, пью и прочее, но все это я делаю только один раз в год.
- Умер я случайно. Перебрал, знаешь ли, - пожимаю плечами, - а что ты предлагаешь мне делать, когда ты жив всего лишь один день в году? Трахаться хочется и я пытаюсь хотя бы как-то удовлетворить свою потребность. Это нормально, когда ты мертв.
Вообще оживать после смерти не совсем нормально, ну да ладно. Нужно скорее бы уйти, но она все не отпускает меня. Все же моя родственница, а я таких не встречал уже много лет. Возможно, она когда-нибудь умрет и станет призраком. Тогда она поймет, что такое быть живым всего лишь один день в году. Этот день заменяет тебе все, но я бы предпочел оживать летом, когда проводится музыкальный фестиваль, а не унылой осенью.
Какого это быть призраком? Хреново, конечно же. Очень много минусов и слишком мало плюсов. Ты не стареешься, но почти весь год находишься в одном доме, круг общения очень ограничен, но ты можешь подглядывать за людьми, порой это отвлекает от мыслей.
- Это лучше, чем совсем умереть, - пожимаю плечами, - но я бы не советовал такое практиковать. Можешь с тобой как-нибудь еще пообщаться, ты же медиум, да?
Я уже был одет, но настроение было слегка испорчено, состояние тоже оставляло желать лучшего. Ночь только началась, а мне уже хочется завалиться в постель и поразмыслить о том, что сейчас произошло. И много ли у меня таких внучек и внуков? А детей? Все же случайные связи там и прочее. Вряд ли я об этом когда-нибудь узнаю, но нашлась хотя бы одна. Ее будет достаточно. Понятия не имею, будем ли мы общаться дальше или же сегодня у нас была первая и последняя встреча.
- Хочешь зайти ко мне? – снова натягиваю улыбку, делая вид, что между нами ничего и не было, - думаю, Пандора будет не против, если ты зайдешь к нам. Она моя живая соседка. Есть, конечно, еще мертвая, но она маленькая и никогда не против гостей. Только тебе не помешало бы выспаться.
Может, у нее есть брат или сестра? Возможно, такая же прожигательница жизни, как сама… А как ее вообще зовут? Как-то я не задавался этим вопросом всю ночь, а жаль.
- Кстати, как твое имя? – поправляю рубашку, - и сколько тебе лет? Тебе же меньше восемнадцати, я уверен в этом.

+1


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ПРОВАЛЫ В ПАМЯТИ » My head's under water, But I'm breathing fine


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC