PENNY DREADFUL

Объявление

http://idolum.rusff.ru ждем вас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ДОРОГА ДОМОЙ » трупаки, бабло, шизоидное ископаемое


трупаки, бабло, шизоидное ископаемое

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

трупаки, бабло, шизоидное ископаемое 
какую бы отвратительную вещь ты ни совершил, всегда найдётся человек, которому это понравится. это не дружба, не любовь, не вторая половинка. просто вы уроды.


http://sb.uploads.ru/t/DAwah.jpg

story about us.
Тяжело быть неудачником. Школа кончилась, началась взрослая жизнь, с которой совладать не так просто. Школа. Прогулы. Выпускные экзамены. Провал. Мерчендайзер в супермаркете. Обычная история, и две дамочки, чьи фамилии Хауг и Рихтер - не первые и не последние, кто в это вляпывается. Два медиума, не довольных своим социальным статусом и жаждущие наживы, эх-хе, это смесь взрывная. Особенно после их общего увольнения, ну кто же знал, что нельзя забирать продукцию с рабочего места и клеветать на грузчиков и на то, что звёзды не сошлись. Впрочем, взяв машину, немного денег и наглости, они отправляются по миру, дурить головы мирным жителям, которые не могут списать шорох за стенами на мышей, а сразу вызывают охотников за привидениями. Всё складывается отлично, деньги так и текут, но тут героиням попадается старый шизоидный дед. Но зажиточный, этот джекпот нельзя упустить.

book or film.
треш, угар и содомия
names.
Helga Richter & Winifred Haug
time & place.
где-то на границе Уэльса и Англии, недалёкое будущее, день Самайна.

Отредактировано Helga Richter (2014-05-17 10:24:44)

+2

2

Забрала, значит, Хель машину, которую Алан подарил ей на совершеннолетие. Старенький, но молодой своим автомобильным сердцем, Ровер Уолсли 2200 подпрыгивал на ухабистой дороге, расплёскивая в разные стороны грязные брызги. Недавно шёл дождь.
- Блядь, только машину помыла, - выругалась Хель, когда в стекло с характерным звуком влетел здоровый шмоток грязи. Жалобно звякнула звезда Давида, привязанная к зеркалу заднего вида, царапнув острым концом стекло, уголок с иероглифом «алеф» отлетел и шмякнулся на резиновый коврик со стороны пассажира.
- Ненавижу, - сквозь зубы процедила Хельга, вцепившись одной рукой в руль, а другую по привычке держала на рычаге коробки передач. Они проехали ради этого старого деда, слёзно молившего связать его с умершим родственником, чёрт знает сколько, спина ныла, голова гудела, в единственном здоровом глазу держалось ощущение, будто туда ссыпали минимум всю пустыню Сахару. Ехать молча, снося все прелести британского бездорожья осенью, конкретно надоело уже на половине пути, когда они с Вини преодолели последнюю автозаправку. В принципе, можно было и не отзываться на это приглашение, в кармане приятно шуршала недавняя получка от клиентов-простофиль, а значит, можно было дать себе недельку отдыха. Но уж больно еврейскую душонку задело словосочетание «щедрое вознаграждение». А она знала не понаслышке, какими зажиточными могут быть старые скряги-британцы. Да и вообще старые люди склонны к накопительству и экономии, ну, многие из них, дедушка Йоханесс, ставший к пятидесяти годам раввином, исключением не был.
В общем, молчать Хель не собиралась, ей за это молчание не платили. И она сыпала, казалось бы, нескончаемыми высказываниями, одно хлеще другого, по поводу погоды, той жопы, где живёт заказчик и своей жизни в принципе, что уши в трубочку заворачивались. В голове появилась ужасная мысль «а что если мы едем не туда?». Рихтер даже нервно сглотнула, почувствовав себя пророком Моисеем, который водил евреев по пустыне сорок лет. Наверное, потому, что уже году этак на двадцатом понял, что они безнадёжно заблудились. Но не поворачиваться же к толпе голодных и уставших евреев, пускай и большая часть их успела скончаться, и не говорить «Эй, ребят, походу, мы заблудились. Вот такая вот ситуация. У меня даже нет слов, какими можно её описать». И развести руками.
Но не успела Хельга по-настоящему запаниковать, как на горизонте замаячил внушительный особняк, не сразу заметный на фоне пасмурного неба, которое так и хотело вновь устроить лёгкий душ.
- Похоже, вон там наш дедок живёт, - с каким-то безразличием сказала Хельга, слегка зевнув и поморгав. Машину в который раз тряхнуло.
- Тебя там не укачало ещё? – слегка повернув голову к Вини, поинтересовалась Рихтер, бросив беглый взгляд в сторону зеркала заднего вида. Сзади было также пустынно и безлюдно, как и спереди. Разве что, только мрачный особняк мог порадовать глаз.
- Скоро доберёмся, у самой зад квадратный уже, - от этого постоянного сидения за рулём, мнила Хель, у неё скоро появится жопокаменная болезнь. Как у какого-то офисного клерка. Проехав ещё минуты три, в это время Хельга молчала, как некоторые фанаты в преддверие красивого гола, машина, наконец-таки, выкатилась на неприглядный передний двор особняка. Хель отпустила газ, нажала тормоз, отпустила, выжала сцепление и поставила рычаг коробки передач на нейтралку, но заглушать машину не стала, только откинулась на сидение и потянулась.
- Вот и приехали, - рот раскрылся в зеве, шрам на щеке натянулся, словно сейчас разойдётся по шву. Хрустнув шейными позвонками и повернув ключ зажигания, после чего девушка сунула ключи в карман мешковатых джинсов, она открыла дверь и вышла из машины, ожидая, что на крыльце, услышав громкий звук Рихтеровской тарахтелки, кто-то да появится.

Отредактировано Helga Richter (2014-04-21 17:36:45)

+1

3

На ней туфли из кожи на низком ходу, детские колготки в ромашках и геометрических узорах  обрезанные на щиколотках ножом, запачканный в колу свитер выше пупка. Голова откинута назад, видно как сглатывает слюну и кивает, в наушниках на всю орет музыка. От лишних синяков на заднице спасает облезлая шуба, купленная на барахолке за полцены.  В ней она однажды заработала синяк на всю скулу от негра-вегана (что само по себе смешно), участвуя в акции «мы против насилия над животными». Ее сумка набита жевательными червячками, леденцами, таблетками от похмелья и алкоголем.  Винни - алкоголичка. Она поправляет свои волосы, пряча седой локон за ухо. Это плата за ее дар медиума. Нынче голосов стало слишком много и, они, проникая в голову неконтролируемыми волнами, душат ее сознание даже во время сна. Порой ей кажется, что человек, который заговаривает с ней, на самом деле лишь открывает рот, подшучивая таким образом, а вещает, словно в рупор, очередной полтергейст-шутничок. Эта паранойя породила дурные мысли, навязчивые состояния и нежелание контактировать  с внешним миром и людьми, чьи голоса она раньше не слышала. Во всем может быть подвох, думает Винни.  Сегодня ей куда приятнее валяться обблеванной в кровати, натирая свою промежность сладкими леденцами, потекшими и липкими в душной комнате, давать себя облизать псине, наблюдать как потолок и пол сходятся в одну линию, поглощая ее, низвергая еще одну волну тошноты с остатками не переваренных конфет  себе на грудь.  А люди – живые или мертвые – дурной тон.
Она не слышит Хель, не видит в зеркало как шевелятся ее губы и ходит шрам на щеке. За последним ей нравится наблюдать, это ее возбуждает не хуже той истории с чувак под экстазе, возжелавшим заделать ей фистинг в две руки на первом «свидании».  От него она тогда сбежала, а избавиться от шрама и цвилого глаза подружки так и не смогла. 
Машина останавливается, Винни открывает глаза, щурится и матерится себе под нос, сразу же хватаясь за голову. Все раздражители разом накинулись на нее. И солнце, и холод, и звуки, и английская грязь в которую барышня пока не планировала вступать.
- Я воздержусь, - кидает в сторону нацистской еврейки, намекая на то, что «Нихуя я не буду здесь ходить!! Ну, давай подъедем к порогу, а?! Ты бы еще за пять миль отсюда разгрузилась, мать его!». Вместо этого Винни тянется к рулю и долго сигналит, воинственно вжимая руку в пластмасс. Никто не выходит, она продолжает жать. Реакции ноль.
- Слышь?.. Хотя, да, ты-то слышишь, - поправляет себя на ходу. – Может, он спит без слухового аппарата или инвалид? Метнись проверь! – лучится  улыбкой, словно это поможет, словно верит  в свои слова-команды  и развитость рефлексов 7-го порядка у подружки. – Или я буду так и дальше делать. Мне ж не сложно, ты знаешь.  У меня даже беруши где-то есть. Хочешь и тебе дам? Может, он охуеет от нашей настойчивости и выйдет к нам используя одну только нижнюю челюсть и нос?.. Или как там по телеку в паралимпийских играх показывали?.. В общем, решай, Хель, а то рука затекла уже.
Хоуг делает недовольное лицо, бубня свою привычную   речь апатичным тоном с пробивающимися истеричными нотами. Она открывает рот для очередного захода, желая рассказать о том, как сейчас к ним подкатят соседские молодые парниши с красными щеками, выросшие на козьем молоке, этакие козопасы. Угостят парным, а потом разрешат подергать рогатых за вымя и не только, но ее перебивает чужой голос, заставляя девушку закашляться, подавившись воздухом.
- Добро дня, девоньки! – в голосе слышна улыбка, голос идет откуда-то из-за спины. Сначала Винни дергается, не видя никого перед собой, затем оглядывается и немного успокаивается, видя живую запыхавшуюся женщину в теле, которая, кстати, тоже краснощекая и весьма располагающего вида.
- Проходите, проходите! Глушите машину, сейчас мы вас разместим, накормим. Ох! Заждались уже мы вас с мистером Генри. Все уши прожужжал, ей Богу!  Такой он впечатлительный у нас, как вобьет что-то в голову, так и не выкинешь, ученый человек, знаете ли, да.
Все это женщина говорит на ходу, приближаясь к экзорцисткам-шаманкам. Остановившись возле них, она вздыхает и вытирает лоб платком, оправляя свой халат. В ее чертах читается легкая, живая натура у которой все что в голове, то и на языке. Женщина немного вспыльчива, но невероятно добра. Этакая деревенская необразованная панночка с сиськами пятого размера. В ней мало английского. Винни решила, что она клевая, столько говорит и не заговаривается, надо же. 
- Так, девоньки! Давайте сразу договоримся. У мистера Генри проблемы с сердцем, недавно был криз и беспокоить его по пустякам лишний раз не стоит, в сердцах прошу вас! Так, и еще одно..что-то хотела сказать, да дурная голова моя, года уже не те… что ж хотела-то… тьфу, черт его побери, забула. Как вспомню, я вам скажу, а сейчас пойдемте, надо вже ужин готовить, а то я тут одна хозяйке. Я, да мистер Генри, больше никого в округе, тяжело, конечно, знаете ж… - женщина говорит с акцентом, местами совсем непонятно и вперемешку. 
Винни выбирается с машины, накидывает шубу и  прижимает к груди свою сумку. Бабка ей нравится, но немного утомляет, а еще она, наверное, вкусно готовит, а, значит, они, наконец, отожрутся. Девушка смотрит на Хель и крутит у виска пальцем.
В этот раз точно не обойтись без призраков.

Отредактировано Winifred Haug (2014-04-21 23:45:44)

+1

4

Как только она выскочила из машины, то сразу же сделала пару приседаний и резво нагнулась вперёд придерживая тёмные очки одной рукой. Позвонки хрустнули где-то на уровне поясницы, Хель довольно улыбалась, когда разгибалась.
- Хуле неженка такая, вылезти сама не способна? Нажираться и валяться в своей блевоте в моей машине могём, а ножки свои нежные в говнище вытащить западло? – лениво прокомментировала Рихтер, даже не думая попрекать, просто словарным запасом блеснуть хотелось. Ну, да, ей-то легко говорить, у неё на ногах берцы удивительного тридцать четвёртого размера. Зато красные, с подошвой пять сантиметров, и со стальным носком. Верные друзья с ней с тринадцати лет, их ничто не может убить, ни драка, не панк-рок фестиваль, ни огромные грязевые лужи. Эти берцы как Кольцо Всевластья, можно уничтожить, лишь кинув в вулкан. И то не факт, что это сработает.
Но Хельга, понимая, что сейчас является единственным в их компании свободно двигающимся человеком, уже двинулась в сторону крыльца, почёсывая затылок, из которого тянулись вниз несколько красных дредов, свисающих ниже уровня задницы, там же, где кончались и обычные волосы. Позади, как из-под земли, выросла женщина, которая тараторила свои деревенские речи даже быстрее, чем это умела делать Винни. Странно, Хель думала, что по силе потока словесности норвежку никто не переплюнет. Ну, разве что, еврей, который хочет что-то продать. Знает по себе и своей еврейской натуры не стесняется, как и того, что после должного обучения может легко отправиться в диаспору, надеть маленькую шапочку на темя и стать раввинской секретуткой. Но ей это не подходит, а если точнее, бесит. Впрочем, свои сухие губа она растянула в улыбке, левая щека исказилась и забугрилась на месте шрама, но это было не так мерзко, как вкупе с поглощающим взглядом невидящего левого глаза. Да, на этот глаз девушка окончательно ослепла. Но ничего, живёт же народ и без рук и ног, значит, и она проживёт всего без одного глаза и привлекательной внешности.
Женщина что-то тараторила, проглатывая некоторые звуки, что отдавало типичным валлийским акцентом, а также эти сглаживания букв, более мягкие, от этого и простоватые переходы. С валлийским языком Хель была ознакомлена бегло, в основном она знала ругательства от Алана. А ещё он любил в Гластонбери делать вид, что не понимает от приезжих ни слова, и начинал что-то скороговоркой отвечать, сильнее зля запутавшихся новоприбывших.
- Здравствуйте! Да, спасибо-спасибо, от пищи не откажемся, бесплатно, надеюсь? – Не сбавляя вежливого тона, осведомилась Хель, скосив взгляд на сидящую в машине Хауг.
- Выбирайся, мы-таки пойдём кушать, - шутливо прокартавила она, вертя на пальце за скрепляющее кольцо ключи. Нужно было щёлкнуть сигнализацию. Конечно, тут люди – явление редкое, да и кому может понадобиться эта развалюха, но, тем не менее, лишняя осторожность никогда не помешает. На жест Винни Рихетр лишь немного развела руками, дожидаясь, пока белобрысая совершить необходимые телодвижения, и таки вылезет из машины.

+1

5

Что может сказать о хозяевах особняк выстроенный из камня  в тюдоровском стиле? Тусклый, серый, с неухоженным фасадом и, как оказалось, еще более огромный, чем показалось сначала. Винифред откинув голову смотрела на крыш,   все не решаясь войти, размышляя о чем-то своем. Прикрыв глаза, она тяжела выдохнула и оглянувшись на Хель, которая разбиралась с ровером, наконец, пошла следом за женщиной.
Длинные коридоры, высокие потолки, мягкие приглушенные цвета, картины на стенах, чаще оригиналы. Большинство из них Ви не узнавала и не могла сказать к какому стилю их следует отнести. В холле были представлены несколько ранних работ Милле, а рядом совсем небольшая по размерам картина с цветами, отличной от прерафаэлита композиции и  цветовой гаммы. На ней девушка задержала свое внимание.
- Нравится?
- Да, красиво.
- Черные космеи.
Сообразив, что с кем-то говорит, Винни резко обернулась, ударяя сумкой в грудь Хель.
- Блядь, это ты. Я тут чуть не обделалась с твоими космеями.

... Крестьянка привела их на кухню, обогнув обеденный зал с длинным столом. Сейчас она казалась не такой дружелюбной и общительной, словно переменившись, даже побледнела, вся была в деле и скупа на слова. Вместо аппетитного куска мяса, она наспех поставила перед девушками кувшин с молоком и разломало сдобную булку, а после ушла, ничего не сказав.
тупо медитируя свою еду, Ви понюхала первое и второе угощение, отломила маленький кусочек и без удовольствия прожевала. Выпечка не только из печи, определенно.
- Надеюсь, хотя бы молоко свежее, - тихо пробубнила она. - А ведь все так хорошо начиналось.
По всему особняку, во всяком случае, там, где им приходилось быть, на стенах размещались  специальные крепления с зафиксированными подсвечниками, такими же старыми и неухоженными, как и сам дом. По виду можно было сказать, что они используются, и, скорее всего, достаточно часто. Кухню так же омывал свет одинокой догорающей свечи.  От тоскливой картины, хотелось волком завыть и набухаться.
- Жуй быстрее, Хель, скоро свеча догорит, -  Ви нервно хохотнула и, помолчав, добавила, - знаешь, мне кажется, в этот раз мы лохонулись по полной с тобой. Кажется, те деньги,  вырученные за билеты на дорогу, были самым ценным, что нас ожидает. Эта телка с сиськами  даже не представилась, да и нас особенно не спрашивала. Хотя... видимо у них тут случайных гостей не бывает. И я прекрасно понимаю почему.

+1

6

Автомобиль на сей раз заартачился и никак не желал блокировать замки, чтобы яростно заверещать, когда кто-то взломает дверь. Но Рихтер сразу же поняла, в чём проблема и как её можно решить.
- Oma! Hör auf! (Бабушка! Прекрати!) - прикрикнула Хель, мысленно притягивая Морию к себе. Этот призрак маленькой еврейки, сдававшей других, таких же дрожащих от страха перед фрицами евреев, непосредственно в руки своего начальства, единственный, над которым Хельга имела отличный контроль. Наверное, из-за жизненных грехов её душа не может успокоиться, будучи проклятой их иудейским богом Адонаем, Хашем, Тетраграматоном... Чёрт ногу сломит перечислять все имена бога, чьих детей сталкивала в горящие печи фрау Шульц. Женщина послушалась и оказалась рядом с внучкой. Теперь девушка без проблем заблокировала машину и проследовала внутрь дома за его жительницей и Винни.

- Блядь, это ты. Я тут чуть не обделалась с твоими космеями, - и удар сумкой по груди, довольно ощутимый, надо сказать. А ведь она всего лишь постаралась поспеть за другими, почти не обращая внимания на эти картины. Искусство Хель любила, голландскую школу, итальянскую, а эпоха Возрождения чего стоила с её художниками, которые были настолько великими, что их именами назвали четырёх мутировавших в канализации черепах.
- Нет, блядь - это ты. В следующий раз челюсть сломаю, - бесстрастно пояснила Хель, забирая чёрные кудрявые локоны в неаккуратный пучок, оставляя в свободном полёте красно-малиновые дредины.
"Sie nicht!" ("Не надо!")
Эти слова ледяным холодом отразились у Дотч на плече, пока она подхватывала волосы. Дёрнув плечом, Хель подняла очки на лоб и достала из огромного кармана мешковатых багровых джинсов упаковку влажных салфеток.
- Зи нихьт, зи нихьт... Как же ты надоела, Мория, знала бы ты, - Мория знает и чувствует это, пускай и не понимает по-английски почти ни слова. Вытащив одну влажную салфетку, а пачку вновь погрузив в безразмерный карман на бедре, девушка промакнула скатывающуюся каплю свежего гноя, смешавшегося с сукровицей и кровью.
"Надеюсь, это смертельно".

Кухня пускай и имела большие окна, но свет сюда проникал едва ли. Наверное, из-за толстого слоя пыли и грязи, прижившегося на стёклах и убивающий всякую возможность сделать помещение хоть немного более радостным.
- Сейчас откуда-нибудь вылезет призрак По и начнёт зачитывать "Линор", - философски подметила Хельга, протянув руку к стакану молока, которое было хотя бы холодным. Конечно, на завтрашний день горло будет саднить, но лучше это, чем ничего. Кусок булки девушка прожевала без претензий, вспоминая, как было не очень здорово питаться из помойки во время какого-то фестиваля. Деньги украли, Алана нет, зато была здоровая куча свежих отбросов с ближайшего супермаркета.
- Зато это бесплатно. И за работу нам обещали добрый косарь фунтов, а это просто шикарная сумма. Я уж не знаю, что с этим стариком не так, может, клад нашёл, место в жопе кончилось и эти деньги ему некуда засунуть, - Хельга внимательно посмотрела в дверной проём, нет ли там странной селянки, от чьего добродушия не осталось и следа, и немного пригнулась, задирая штанину. Вытащила из голенища берца хорошо заточенный охотничий нож, воткнула в рассохшуюся столешницу, давно лишённую лака и ухода в принципе, кивнула на него.
- Возьми, мне так спокойнее. Тут действительно какой-то отстой творится, и думать нечего, - всё же, слова Мории подействовали на неё сковывающе, была жажда наживы поубавилась. Хель сунула руку за спину, вытаскивая из-за края джинсов кольт.
- В любом случае, у нас есть чем крыть. Но это в самом крайнем случае, - чуть пожестикулировав стволом, Дотч припрятала его назад за пояс и прикрыла сверху майкой размера на три больше. Убивать она не собиралась, о нет.
- Мория сказала, что тут что-то неладно, - услышав дробь приближающихся шагов, Хель, как ни в чём не бывало, откинулась на спинку стула, та жалобно скрипнула.

+1

7

Винни противно скривилась, воображая, как изувеченная подруга прикладывает ее пока еще симпатичное лицо к каменным стенам или подсвечнику. В то, что она недурная на язык и такая же в поступках Хоуг не сомневалась и даже слегка побаивалась еврейку. С одной стороны страх, с другой - всегда есть на кого положиться и даже иметь при этом некоторую уверенность в том, что помощь окажут. Хотя, не стоит скрывать, гаденькая мысль об участи брошенки все же не отпускала.
- Господи, ты такая прямолинейная, - обескураженно и неловко выдала блондинка, идя впереди по коридору к кухне, все еще сжимаясь от взгляда Хель.

Свет свечи почти испуганно падал на лицо Рихтер, как раз на ту часть, которая отличалась нехирургической точность,  смотреть на нее сейчас было одно удовольствие, но за этими гляделками Винни практически ничего не улавливала из слов. Жевала свою сухую булку и мечтала, воображая порезанное лицо искаженное в экстазе. Иногда кивала и чему-то улыбалась, создавая видимость присутствия. Про По она, например, вообще не вкурила, так как от силы прочла 5 рассказов и три стишка, стоя голышом на стуле в глубокую ночь. Да и с тех запомнила только название или липкое неприятное ощущение после прочтения.
Когда же в стол воткнулся огромный нож, Фредди оживилась и первым делом перегнувшись посмотрела на сапог девушки, после чего заглянула той снизу вверх в глаза, измеряя степень адекватности Рихтер и задавая немой вопрос "Где ты его все это время прятала?  Не с пизды ли часом выплюнула?" Промолчав, она провела кончиком пальца по ребру рукояти и цепким движением изъяла нож, пряча его себе в сумку. Они, конечно, обе были ебанутые и мстительные, но Хель все же злее и целеустремленнее в своих начинаниях и поступках. Если что-то делала, то чаще знала как и что, а Винни, раздолбайка, могла сидеть на жопе ровно до последнего, уже потом, в самом конце, выкручиваясь и извиваясь в рамках  фантастической ситуации. В общем, та еще гремучая северно-сеонитская смесь из дегенератизма, экстремизма и насилия.
-Что еще спрятано под твоей майкой? Ну-ка срочно покажи сиськи! Обе! - затарахтела похрюкивая от восторга Винни, при виде откуда-то появившегося оружия.
- Люблю я ее, бабку твою, никогда не понимаю, что она несет, за это и люблю.

Беря пример с Рихтер, Винни умолкла, уступая тишину стремительно приближающимся шагам крестьянки. Когда та вошла, неся с собой деревянное подобие миски  сбитое из дощечек с литым дном, Хоуг, криво улыбаясь, задала вопрос, который ее давно волновал:
- А вас как зовут? Нас вот, например... - Она не успела закончить, подавленно затыкаясь под весом тяжелого взгляда. Женщина с шумом поставила на пол миску.
- Разбирайте. Когда закончите, спускайтесь в холл, там вас будет ждать человек, он вам здесь все покажет.
С этими словами она снова удалилась, оставляя после себя неприятное эмоциональное послевкусие.
- Вот же блядина стремная, - цокнула языком Ви, хлопнув ладошкой по коленке.  Слезая со стула, она, шатаясь, подошла к тому, что нужно было разбирать. Внутри находились какие-то пыльные вещи, при более близком рассмотрении, в них можно было узнать то ли начнушки, то ли рясы простого покроя, без никаких узоров и отличительных черт, с грубыми швами. Глядя на них, можно было подумать, что рубашки много раз рвали прямо на голом теле, срывая их, а затем снова наспех шились.
- А вонь какая... У тебя часом на пыль аллергии нет, ну или астмы? А то здесь пиздец, рай для чахоточного хилого ипохондрика. Вроде меня, - кашляя, бурчала медиум.

+1

8

Хель вообще не планировала всю свою жизнь провести в таком «поиске себя». В конце-то концов, то, чем они с Винни занимаются – дело подсудное. А у Рихтер и без того были с отрочества проблемы с законом, не хотелось бы в скором времени получить фотосессию с карточкой, на которой будут написаны какие-то цифры, а потом провести некоторое время в женской колонии. Нет, она там всех, конечно, сможет построить, и да помогут ей призраки, но пробовать не хотела. Такая пометка как «сиженая» - это клеймо на всю жизнь и пятно на и без того небезупречную репутацию. Да и почему-то не хватало сил сейчас дать Хоуг отворот-поворот. Каким бы жестоким человеком Дотч ни была – всё же, не зря за ней в школе зацепилась кличка Гитлер – чувство меры и справедливости она знала. Не била без причины, развязывала драку в последнюю очередь. И перед тем, как разойтись с этой странной, но со своим неподражаемым очарованием девушкой, Рихтер хотела убедиться, что у той всё будет в порядке и седых волос на белокурой головушке не прибавилось. Сердечное животное, вот кто она. Которое к Винни привязалось, невзирая на все её минусы. Но Хель мазохистка, как бы сильно она не привязалась и как бы ни было неприятно отвергать этого человека, она всё равно отвергнет. Хотя, возможно, это слишком грубое слово. И тем не менее, планы на дальнейшую жизнь были несколько иными.
Дотч говорила, скорее, для себя и для воздуха, чем для Хоуг. Та жевала и просто впендюрилась взглядом в левую часть лица Хели. Этой беспардонной дамочке ничего не стоило надолго задержать свой взгляд на ком-то, попросту игнорируя такое правило этикета, как «не пялься просто так, особенно, если объект – урод». Но для Винни правил не существовало, а если они и были, то какими-то странными. Во всяком случае, Хельга быстро смирилась с тем, что на неё так смотрят, словно запоминают каждую безобразную черту. И даже почти перестала грубить по этому поводу. Безразлично и наплевательски грубить, как она умела, словно то, что происходит, вообще её никак не задевает, а одёргивает девушка матами лишь потому, что так принято.
- Прекрати так пялиться, глаз на очко натяну, - угрозами о физической расправе Хель сыпала направо и налево, большинству они казались смешными, тем, кто Хели не знает. Какая-то искалеченная коротышка, да что она сделает. А от Винни она чувствовала какой-то призрак страха, что хоть немного повышало самооценку и культивировало желание двигаться вперёд, а не забиться в угол и тихо гнить там, осознавая собственную ничтожность.
- Я всегда с собой ношу нож в голенище, если тебя это сейчас интересует, - приподняв поломанную шрамом бровь, пояснила девушка, глядя на довольный взгляд Хоуг. Будто ей Санта на Рождество подарил именно то, что она так хотела. Нож, которым Хель на фестивалях во время драки порезала пару человек, не насмерть, но ощутимо.
- Под двадцатью килограммами взрывчатки в тротиловом эквиваленте сисек не разглядишь, уж извини. Да и не на что там смотреть, - доверительно сказала Хельга, чуть наклонившись вперёд. Взгляд она кинула себе в глубокий разрез майки и ничего внушающего под тканью не обнаружила. Ох уж эти еврейские корни, женщины их рода никогда не обладали пышными формами, зато тельце само по себе изящным было.
- Ещё бы ты не любила, она нам достаточно раз уже зад тушила. И сейчас это делает, - Рихтер сложила на груди руки, глядя на вошедшую в тёмную кухню женщину. Та поставила на стол таз с бельём, сказав одно скупое выражение, словно докладывала обстановку на фронте, и вновь скрылась в тёмном проёме двери. 
- Не нравится мне эта бабёнка, - помотала головой Хель, вставая из-за стола, и начала обшаривать ящики в поисках кухонной утвари, которая может нанести вред здоровью. Ничего, кроме пачки спагетти и двух шприцов, видимо, использованных, она не обнаружила.
- Можно подумать, ты собралась надевать этот мусор. Да и странно как-то, одежду выдавали раньше или в работных домах, или на случай, если ты оставался на ночь у почтенных господ, - тихо отозвалась Хель, кинув взгляд в таз. Наспех сшитая рванина не казалась привлекательной одеждой.
- Ладно, - махнув рукой, молвила девушка, - идём. Если тот чувак, который ожидает нас внизу, такой же овощ, как эта тётка, то ему будет всё равно, в чём мы.  
Рихтер направилась в сторону тёмного коридора, не спеша, ожидая, когда Винни направится за ней.

+1

9

Держа в руках тряпку, Хоуг наблюдала за действиями сообразительной еврейки, которая, как ей казалось, успела не только все облазить, но и приметить тайные входы-выходы для побега. Ну и еще так, по пустякам, что где на металлолом сдать можно и точки приема. Но это уже дань стереотипам в угоду ущемленного, но зажиточного народа. Винни даже стыдно стало немного, что вот она такая глупая и несообразительная кидается на то, что ей под нос суют, как на тряпку красную, али с феромонами. Нервно откинув от себя сорочку в сторону, двинула ногой таз, обматерив себя за свою недалекость. Кстати, попыталась сделать это на норвежском, но относительно быстро поняла, что ей не хватает словарного запаса для виртуозного посыла себя к солнцу под хвост.
- Не знаю, где ее выдавали, на в этой срани только жесткое порно с елементами БДСМ  снимать в антураже средневековья, - собирая по полу шмотье, чтобы сложить их обратно, бормотала Ви. На полпути ее снова что-то торкнуло и вещи разлетелись в стороны еще агрессивнее. - Либо у меня овуляция, либо недотрах, либо с хуя ли я вечно вспоминаю члены с вагинами к месту и нет?! - чисто эгоцентрическая речь, - слышь, Хель? У тебя там вибратора в носке не завалялось? Я верну, честно.
Сокрушаясь по поводу своей интимной жизни сидя на холодном полу, Винни вдруг умолкла, обращая внимание на что-то мерцающее в дальнем углу комнаты, под стулом. Добравшись туда ползком, собирая всю пыль на одежде, Хоуг достала это нечто и теперь, разжав кулак, смотрела на почерневший серебряный  перстень с рубином. К этому времени Рихтер уже вышла с комнаты, а она, поторапливаясь за ней, сжимала в руках украшение.

***
Две недели назад.
Ранее утро переполняло тесный, богато убранный кабинет особняка светом. Антикварные часы из красного дерева нарушали тишину. Мужчина с седыми висками смотрел в упор перед собой, нервно шевеля губами. Его руки были сжаты за спиной. В воздухе витало напряжение по поводу незаконченного спора.  Уже второе полнолуние, оставалось мало времени, а они так и не нашли выхода из ситуации, а главное, не было того связующего звена, что превратило бы их планы в действительность.
- Ричард, не будь упрямцем. Если мы и дальше будем медлить и перепроверять всех и каждого, то так ничего и не успеем. Ты понимаешь, что..
- Я все прекрасно понимаю, - он холодно перебил женщину в мехах и шелковых перчатках на толстых коротких пальцах, она неспешно курила сигарету прикрепленную к мундштуку. В этой леди можно было узнать ту самую крестьянку, что позднее будет обхаживать двух молоденьких девушек. Одежда ее явно преображает, но признаки деревенской родни с лица, увы, никуда не исчезли. - Но и ты пойми меня, Люсия. Спешка нам ни к чему, если что-то пойдет не так, у нас не будет второго шанса. Поэтому нужно все как можно более тщательно продумать и проверить. И ты должна справить со своей ролью не абы как, милая. Спешка нам ни к чему, - повторял он уже более спокойно. - Когда девушки приедут, прощупай их как можно  лучше, посмотри кто у них главный, как они себя ведут и что с их волей. Это, пожалуй, главное. Воля.
- Ричард, мы уже в сотый раз это обсуждаем. И я в сотый раз тебе говорю, что все будет так, как мы и планировали.

***
Наши дни.

Люсия выходит из кухни оставляя Хель с Винифред наедине, что-то явно идет не так, она злится и сшибает на ходу вазу, успевая ее словить.  Времени мало, женщина переходит на бег, тяжело дыша, пытается как можно быстрее добраться к восточному  крылу дома. Подходя к кабинету, громко стучит.
- Открывай, Ричард, чтоб тебя собаки съели. У нас проблемы!
Дверь отворяется, женщина буквально падает внутрь.
- Одна девка... - не отдышавшись, начинает она, - одна девка порезанная.
- Что? Говори внятнее!
- Что тебе внятнее? Что тебе еще внятнее?! Шрам у нее, говорю, на полморды и глаз заплывший. Она, вроде, у них и главная. Хух... о господи.. дай воды, что смотришь, воды дай! Мчалась сюда как скотина какая-то, - отпив, Люсия продолжила, - вторая тоже малахольная, и это... волосы седые у нее.
- А внешне, с лицом что?
- Да с лицом вроде нормально все. Такого уродства, как у той коротышки нет.
- Значит так, слушай меня. Сейчас ты идешь к ним, и говоришь, что внизу, в холле их будет ждать человек. Я пока доберусь туда, займи их чем-то. И главное, дальше все как планировали. А девку эту юродивую, - Ричард хаотично в воздухе обрисовал лицо указательным пальцем, - отвлеки куда-нибудь.

+1

10

От очередной бурной триады Хель улыбнулась, щека покрылась складками, подобно складкам на шве дорого кожаной сумки. К слову, стоит отметить, что, вполне возможно, из родни Хельги кого-то пустили на сумочку для почтенной арийской фрау. Вон, похожей на Вин, например. Бледная, светловолосая, голубоглазая, прямо-таки мечта штандартенфюрера. Дотч пустила взгляд в пол, провела пальцем по шраму, который чего-то начал пульсировать. Так бывает, когда напряжение от связи с призраками большое. Или в особые лунные фазы, столько лет, а девушка так и не научилась определять, когда настаёт «плохое время». Но виду она никогда не подавала. Пускай ярким пятном, магнитом внимания в их компании будет Винифред, она это переносит легче, заслуживает больше, и тошнит её от этого меньше. Хель ненавидит внимание, поскольку получает его постоянно и в передозировке. Впрочем, страдания по этому поводу не так давно перестали терзать девушку. У неё есть та, кто способен трепать нервы каждый день и каждый час, если захочет. Будет Хельга по поводу всего подряд переживать – нервных клеток не останется и тогда наступит день, когда Дотч устроит ад на том маршруте, по которому она будет двигаться. Как будто с кинокартины «Бесславные ублюдки» сошла, не иначе.
- Разберёмся с этим дельцем, приедем в первый же город, свожу тебя в секс-шоп, там куплю тебе любой самотык, какой понравится, - чуть наклонившись и по-дружески похлопав по плечу, пообещала Хель, на выходе сбавив ход. Шагала она всегда тихо, почти бесшумно, невзирая на то, что ботинки, в которых девушка ходит, не были предназначены для боевых действий в Афганистане, но не для игры в нинзей. И тем не менее, невероятно, но факт. В коридоре Рихтер сбавила шаг, прислушиваясь к движениям Винни на кухне.
- Ты где там? – позвала её Хель. Разделяться было нельзя, обычно в таких случаях, ну, в фильмах точно. Происходит какая-то фатальная катастрофа. Всех персонажей начинают убивать поодиночке, а так они этого сраного маньяка задавили бы толпой и все дела. Конечно, двух девушек, довольно хрупких на вид, сложно назвать толпой, но лучше уж так.
«Es ist etwas falsch». (Здесь что-то не так).
Буквы высветились прямо под ключицей могильным холодом. От этого перехватило дыхание и Рихтер замерла, как каменное изваяние.
- Was ist das?.. (Что такое?..) – предварительно сглотнув, шёпотом осведомилась Хельга у Мории.
«Diese beiden…» (Эти двое…)
И молчание. Хельга в нетерпении заговорила, не дожиаясь, когда Мория покороче сформулирует мысль, чтобы записать на коже внучки.
- Frau und ältere Mensch? (Женщина и старик?) – голос в пустоте мрачного коридора звучал действительно тревожно.
«Ja». Всё. И больше ничего. Хельга только развернулась, чтобы поторопить Винни, как сразу же наткнулась на неё.
- Давай просто смоемся, а? Спиздим что-то отсюда и смоемся? Можем даже не пиздить, не важно, я просто не хочу здесь оставаться, - стараясь держать себя в руках, пояснила Хельга. Никогда ещё она так сильно не чувствовала всю опасность недомолвок.
- И не отходи от меня, ладно? Всегда будь рядом, на виду, - Рихетр даже взяла Винни за руку, как почувствовала, что та сжата в кулак.
- Что это? Что ты здесь уже нашла? – поинтересовалась Хель, поглядев сначала на кулак, потом на лицо девушки. С уголка глаза снова потекла красноватая капля, от содействия с призраками так легко повышается кровяное давление.

+1

11

Еврейка что-то говорила на немецком, обращаясь явно не к Винни, пока та грела кольцо  с камешком, размышляя, на сколько оно затянет и на каком пальце можно носить. Эта цацка так очаровала ее, что блондинка позабыла и о странной тетке с титьками и о  человеке, что будет их ожидать.
- О, Хель, ты че пассуешь?! Что тебе там твоя бабка уже наплела? Мы умираем или попали в какую петлю времени с укормленными каннибалами?
Она насмешливо заулыбалась, не видя в ситуации ничего хренового. Ну подумаешь там тетка стремная, так у кого в глуши криша не поедет, когда есть одни харчи сухие  и постоянно пахать на какого-то деда-смертника? Это все фигня, которую можно понять и простить, думала она.
Когда Рихтер прикоснулась к ее руке, Ви даже просветлела вся, думая, что у фригидной подружки наконец зашевелились гормоны и вообще она поняла, как много теряет в лице ВИнифред Хоуг, но нет. Ну, конечно.
Хоуг улыбнулась и уже начиная психовать из-за своих надуманных фантазий, ответила:
- Кольцо. Это кольцо. Пока втирала тебе мантры о вибраторах и ползала раком, нашла его под стулом. Довольна? Я не собиралась его от тебя ныкать, просто несла в руке.
От столь близкого расстояния между ними, Винни стало не по себе. Она даже в глаза лишний раз старалась не смотреть, зато начинала туповато улыбаться и строить глазки. Вытекающую из глаза Рихтер каплю, она тоже не рискнула утереть, зато озвучила свои мысли:
- Я б ее слизала. Всю бы тебя облизала. Но ты фригидная сука, которая сломает мне руку и подарит кость вместо вибратора, предворительно отдав собакам погуляться ею.
Высвободившись с хватки, она пошла вперед, не дожидаясь ответа.
- И хватит очковать. До старости дожить захотела что ли?

Когда они вошли в холл, там их действительно ожидал человек. Он был в старой поношенной одежде с четками в руках.
- Доброго времени вам, - мягким раскатистым голосом поприветствовал мужчина, подходя к девушкам и поочередно пожимая им руки, внимательно заглядывая в лицо, словно изучая. - Меня зовут Ричард, а это, - плавное движение руки указывало в сторону крестьянки, - Люсия. Она наша хозяйка, кормилица. На ней весь дом держится. Так бы уже давно... Надеюсь, хорошо добрались? С удобствами? Мистер Генри очень переживал, чтобы все было с комфортом. Приятнейший человек, нужно сказать. Приятнейший. Жаль, когда такие уходят. Вы присаживайтесь
Винни, все еще взвинченная после диалога в коридоре, нарочито избегала взгляда Рихтер, игнорируя ее присутствие. На предложение мужика, она мило улыбнулась и упала  в кресло, закинув ногу на ногу и по привычке обняв руками свою сумку. Это ее движение заметил Генри и тут же добавил:
- Чувствуйте себя как дома. У нас здесь благоприятное место, знаете ли. Святое. И никто ни у кого никогда не воровал. Да и не пропадало ничего. Поэтому будьте уверены, девушки. Будьте уверены.
У блондинки даже левый глаз дернулся от этой его манеры гипнотическим голосом повторять одно и то же несколько раз. Сумку с рук она не выпустила, но сладким голосом спросила:
- Ричард, а где же тот самый замечательный мистер Генри? Мне бы очень хотелось его увидеть и узнать детальнее о проблеме, что тревожит его душу. Мы можем вас заверить, что все сказанное останется в тайне. Конфиденциальность и, как вы уже ранее заговаривались, доверительное отношение - превыше всего. Превыше всего, - передразнила Хоуг.

Отредактировано Winifred Haug (2014-04-26 19:35:38)

+1

12

- Да оставляй себе, Бога ради, - всплеснула Хель, дав, таким образом, выход негативным эмоциям. До старости, не до старости, а прямо сейчас она не собиралась складываться в могилу, ей вполне хватает не очень удобного, но по-человечески живого сна на заднем сидении машины. Никак не прокомментировав последние слова и взяв себя в руки, Рихтер, молча и уверенно, будто её только что взяли на понт, направилась в сторону главного холла. Кроваво-гнойную каплю Хель, особо не заморачиваясь, вытерла запястьем, напульсник на котором мигом впитал гнилую жидкость. А сама злобно думала, что, скорее, будет по лоскутам снимать с неё кожу, подвесив вниз головой, чтобы кровь циркулировала в мозгу и сердце и она умирала медленно.

Уже внизу они увидели какого-то человека, такого же пыльного и невзрачного, как и весь антураж особняка. В дверном проёме, в дальнем углу, Хель заметила спину той самой тётки, но мельком, можно было даже подумать, что ей показалось, но девушка была полна уверенности – не показалось. Выслушав приветственную триаду, поглядывая в то самое ответвление коридора, которым особняк, казалось, был пронизан, как тайными ходиками муравейник, Хельга присела рядом с Винни. Теперь оба глаза девушки пронизывающе впились в лицо человеку, а на губах заиграла та самая улыбка продавца-покупателя на рынке Ершалаима. Пугающая комбинация, при наличие таких ужасающих уродств. Впрочем, от показа своих слегка длинноватых клыков она воздержалась (подростковая проблема лёгкой кривозубости никуда не делась). Но напряжённость позы давала явно понять, что «сотруднику» Хель не доверяет ни коим образом.
- Нет, простите, сейчас это невозможно, - как-то слишком резко отрезал мужчина. – Мистер Генри на данный момент в тяжёлом состоянии, не так давно он пережил очередной инсульт и в этой половине дня он пребывает в забытье, - пояснил Ричард куда мягче, скорчив скорбную гримасу.
«Словно внук, получивший наследство, хоронит деда». С улыбкой подумала Хель, сцепив руки в замок и положив их на колено.
- Мой опекун - врач, мистер Рихард, - начала девушка, склонив голову к плечу. – И, я знаю, что к вечеру или даже ночи пожилым людям, обычно, становится лучше. Мы же сможем навестить нашего общего босса перед сном, не так ли? – уголок рта Хели при этих словах потянулся вверх.
- К тому же, в случае необходимости, я смогу предоставить первую помощь, - между строк читалось «продать», но это не соль речи. Этими словами Рихтер хотела пошатнуть спокойствие Ричарда, дать понять, что сказками про плохое самочувствие их так легко не обвести.
- Мне… Я… Я бы не хотел, чтобы мистер Генри сильно переживал, - начал отнекиваться Ричард.
- Я к нему и не пойду, если Вы имеете в виду моё лицо как раздражитель спокойствия. Моя коллега всё сделает в лучшем виде.

+1

13

Тем временем Винифред продолжала игнорировать напарницу. Злоба нарастала, движения становились нервными.
Чеканя лицо ироничными улыбками под шумок тихого смеха, она слушала мужика в  странном прикиде, почти не моргая. Когда Рихтер заговорила о "Лучшем виде коллеги", скривилась, тяжело выдохнув воздух. У них всякое случалось во время рабочих будней, но эта домина казалась слишком кумарной. Какой-то  пердун зовет их к себе, подкидывая работенку, при этом он не не объясняет в письме причину, сетуя на конфиденциальность. Зато платит большие деньги и обещает половину суммы вперед. Ну какие шарлатаны не купились бы на такого лоха?
Ричард с Люсией синхронно переводят взгляд на Винни, она молчит. С одной стороны ей не составит труда повилять перед припадочным стариком задницей, с другой стороны надуманная ссора с Хель. 
- Если вас не затруднит, значится, - вежливо поправляет Ричард, обрывая затянувшуюся тишину.  Он так внимательно смотрит на девушку, казалось, для него сейчас никого больше в этой комнате не существует. Взгляд буквально обгладывает ее сознание, затягивая в свои мысли. Всем своим видом этот человек показывает, что это срочно. Хотя всего несколько мгновений назад был категорически настроен против приема посетителей мистером Генри. 
Винни опускает голову, смотрит в мешковатую  сумку на торчащую из конфет рукоять ножа. Думает о словах Рихтер на счет того, чтобы не разделяться. Ко всему прочему заговорила и Мория, что случалось нечасто. Правда, на немецком Винни ничего не разобрала, лишь взгляну в сторону Хель. К тому же, было не понятно, обращается она к ней или к кому-то другому. 

***
Две недели назад.

- Ты уже подобрала людей, Люсия?
- Да, приметила нескольких. Один парень лет тридцати, практикующий оккультную магию. Хлоя Грилс, - женщина в очках склонялась над деситидюймовым планшетом,  бегло просматривая информацию сразу в нескольких вкладках, - чистит биополе, ага... снимает порчу, может видеть прошлое. Так, тут совсем что-то странное, да и расценки сумасшедшие. А, вот еще. Две девицы, работают в паре.
- Что с ними?
- Медиумы. Практикуют изгнание призраков и сущностей, общение с мертвыми родственниками. Фото нет.
- Ну и что ты думаешь?
- Думаю, что они нам подходят, Ричард. Как по мне, так здесь каким либо даром и не пахнет. Обычные шарлатанки, которые захотели легких денег. Если первые два варианта тоже не слишком вызывают доверие, то они хотя бы за время своей эзотерической практики  могли научиться различать клиентуру, прощупывать ситуацию. А эти, судя по анкете, совсем зеленые. Да и не удивлюсь, если это их первое дело.
- Почему фото нет?
- А ты как думаешь? Хотя..подожди. Вот, кажется есть.
Люсия передает планшет мужчине, увеличивая фотографию. На ней улыбающаяся Винифред Хоуг в чудаковатом наряде и Хельга Рихтер (тоже, к слову, в своем привычном образе), стоит немного боком. Изуродованную часть лица не видно.
- Совсем еще дети.
***
- Я навещу мистера Генри. Для этого мы здесь и собрались. Но, для начала, нам нужен отдых, дорога к вам была длинной. К тому же, мне было видение, - кивнула Ви, вещая глубоким доверительным голосом. - Не сочтите за грубость, господа, но мой дар отбирает слишком много сил, и прежде чем идти к человеку, который просил нашей помощи, я бы хотела возобновить силы. Почистить чакры. Ну...медитация и все такое. -"Нажрусь, например.". - Вы покажете нам комнату? Кстати, нужно сказать, мы с моей напарницей предпочитаем ютиться в одной, так требуют обряды и специальные заговоры, которые мы читаем.

... После того, как Люсия провела их в комнату, предварительно  порешав на том, что к деду Хоуг пойдет после ужина, Винни тут же отхлебнула с фляги шартрез. Не кривясь от алкоголя, она посмотрела на Рихтер, ожидая ее соло. В блондинке не было той решимости, что присутствовала в Хельге, зато в ней было много безкомпромиссного отчаяния  и деструктивных настроений, а, значит, она не собиралась отступать.

+1

14

Каково же было забавно поведение этого человека. То говорит вежливо и убористо, то резко перебивает, то вовсе добавляет фразочки, присущие лексикону деревенских жителей. Такая частая перемена интонаций в очередной раз подтверждает, что что-то здесь неладно. Хель никогда не была шикарным психологом, но кое-чего, благодаря врождённой внимательности к мелочам, подметить смогла. Нарастающую дёрганность Винифред, например. Такое явление не было редкостью, когда настроение падало или наоборот, подлетало до небес, и Хельга ни разу не смогла установить причину, хотя догадки и были. В плане человеческих чувств она стали до слёз твердолобой, не хотела копаться в душе чужой, но и никогда не изливала то, что внутри, наружу, переживая всю бурю внутри. Хотя, иной раз очень помогало избиение чего бы то ни было с каменным выражением лица. Хель просто тренирует свои бойцовские навыки, что в этом такого? На самом деле она представляет, как кому-то выравнивает все лицевые нервности, вколачивая кости до одного уровня. С возрастом девушка приятнее не стала, зато прибавилось жёсткости, даже жестокости, сравнимой с фашистской, уравновешиваемой чувством справедливости. Наверное, только благодаря этому чувству Хельга всё ещё не свернула Хоуг шею, потому, что слишком переменчивый характер девушки её попросту иной раз бесил.
Внезапное прикосновение к плечам двух призрачных рук удивило, но Хель не шелохнулась, полностью поддерживая ледяное спокойствие. Взгляд Ричарда девушке не понравился, поэтому она принялась яро гипнотизировать его висок, чтобы тот отвёл свой проклятый взгляд от Винни.
- Мистер Рихард, - чувствуя немецкие слова на спине, от этого и пустая правила орфоэпии немецкого языка и английского, начала Хель. Мужчина поглядел на неё и столкнулся со взглядами мёртвого и живого глаз.
- Думаю, мы сработаемся, - последовала улыбка, которая могла бы показаться обворожительной только графу Дракуле.
После нескольких слов Винни Хельга чуть не прыснула в кулак. Видение ей было, как же… Но дорога, действительно, была тяжёлой и изнуряющей, хотелось поскорее повалиться на кровать лицом вниз и не подниматься. Но для начала можно было бы принять душ, пускай Хель и подозревала, что вода, которой её окатит местный санузел, по цвету будет сравним с кока-колой. Ледяной кока-колой.
К слову, «ютиться в одной комнате» с Винни Рихтер не особо сильно хотела, но, если этого не требовали обряды, то хотя бы элементарные меры предосторожности, которые сама негласной установила Хель пятью минутами ранее. Оставалось надеяться, что кровати будут раздельными.

Комната, в которую их привели, была несколько лучше, чем другие, здесь немного больше света и меньше пыли, и вообще, она даже выглядела обитаемой. Девушка поинтересовалась у Люсии о наличие ванной комнаты, та лишь скупо кивнула на дверь в дальнем конце комнаты и удалилась. Окинув углы высокого потолка пристальным взглядом, она искала камеры, Хель подошла к широкому и высокому окну. Кроватей было две штуки, Рихтер даже облегчённо выдохнула, комната по своему виду вообще напоминала детскую викторианской эпохи, большой платяной шкаф, две тумбочки, в уголке даже валялся некогда цветастый кубик. Девушка нагнулась и подняла его, внимательно осматривая облупившуюся поверхность. Вдруг по горлу полоснуло ощущение холодного лезвия, в глазах всё окрасилось багровым, Хельга выронила из рук кубик, прихрипнув, и по инерции схватилась за горло. Обернулась на Винни, которая уже отпила из фляги. Всего восемнадцать, а уже бухает как портовая шлюха.
- Я ванную проверить, - оповестила Хель и открыла дверь ванной комнаты. Щёлкнула выключателем, её поприветствовала просторная душевая со старомодным интерьером. Повернув краны и прощупав воду, Рихтер удовлетворённо ухмыльнулась, огляделась по сторонам и даже нашла пару полотенец, висящих на крючках.
- Я первая моюсь, - сказала она и прикрыла за собой дверь, засова тут не было априори.

+1

15

Винни пофигистично кивнула, наблюдая удаляющуюся в ванную комнату девушку. Скинув с плеч шубу, присела на край кровати у окна. В отличие от Рихтер, она в голенище не носила ножей, там у нее с носка выглядывала  расческа. Достав оную, немного прилизала растрепанные  волосы, чем сделала еще хуже. Отпила еще  шартреза, закусила жменей червячков и меланхолично покосилась в окно. Вид открывался на сад, достаточно красивый, пусть и неухоженный. Разглядев среди яблонь пару надгробий, Хоуг нахмурилась. Нынче ей не нравилось иметь дело с призраками. Она и свою амфисбену предпочитала оставлять где-то подальше от себя, когда пребывала в особенно дурном настроении. Это было то время, когда Винифред как никогда напоминала себе ту испуганную семилетнюю девочку в антураже норвежских гор, которая пряталась от людей на лоне природы.
Решив, что спать у окна она не будет, блондинка пересела на другую кровати. Так и не придумав чем себя занять, достала дневник, который вела с некоторых пор. Написала:

Моя жизнь похожа на череду нелепых событий. Я уже начинаю ловить от роли неудачницы кайф. Но неудачница не я, а мой сюжет, образ.

Хельга появилась как раз в тот момент, когда она закрыла маленький блокнот в кожаной обложке, куда вносила свои сумбурные мысли.  Всегда короткие и неразрешенные.
- Этим летом нужно взять отпуск. Погреть задницу где нибудь в теплых краях, на берегу озера. Может, домик снять. Только чтобы никаких могил рядом, - Ви кивнула в сторону окна. - Мне здесь не нравится.  Могилы, роскошь и старость.
Прижимая руки к вискам, Хоуг сжалась, больше напоминая сейчас какую-то неизлечимо больную смертницу, нежели человека у которого вся жизнь впереди.
- Нужно обсудить план действий. И, кстати, кольцо. Носить я его не собираюсь, и тебе не советую, - суеверно заверила Ви, - в первом же ломбарде пихнем его, а полученные деньги в казну.

Отредактировано Winifred Haug (2014-04-30 19:02:58)

+1

16

Долго она под, всё-таки, рыжеватыми струями она не простояла, быстро накинула поверх тела безразмерную майку, натянула трусы, другие вещи скомкала в большую кучку и с этим добром вышла из наполнившейся паром ванной. Встретили её очередной фразой из разряда экзистенциализма, к которым ей не привыкать. Сама такая.
- Можно. Только жариться будешь ты, я расплавлюсь, - на выдохе прокомментировала Хель, кидая вещи на кровать и скрывая их краем тяжёлого тканого покрывала и верблюжьего одеяла.
- Можно в Таиланд или Камбоджу, там дёшево, хотя с языком знакомы немногие, - потянувшись, предложила она, и завалилась на бок, оставшись с вытянутыми руками.
Тут действительно было совсем не здорово, там и тут длинноватый нос улавливал запах смерти, в особенной концентрации, скопившейся вокруг того мужчины и женщины с переменчивым уровнем гостеприимности. И точно такой же "запах" - так она называла те волны смерти, которые то и дело ощущала рядом - Хельга уловила от кольца, что Ви до этого вертела в тонких пальчиках. Хельга приоткрыла действующий глаз и вперила взгляд зелёного глаза на компаньонку.
- Дашь мне кольцо? Я хочу его посмотреть, - скривив ломаную бровь, попросила Рихтер и снова села на кровати, протянув ладонь, как бы говоря, что у Винни нет права на провал и неподчинение. Она должна его понюхать, совсем недавно она начала практиковать и такой способ взаимодействия с миром теней и призраков. Она ведь ясночувствующая, так? А нюх - один из органов чувств. Как ни странно, но эта абсурдная гипотеза оказалась верной и Хель время от времени могла понять о вещи, с которой связаны призраки, что-то такое, что не могли понять иные медиумы.
- Мне нужно кое-что сравнить... И да, ты снова права, кольцо какое-то... Херовое, мягко скажем, - девушка окинула взглядом пространство небольшой комнаты с высоким потолком.
- Как и всё это место в общем, - едва Хель успела договорить, как дверь распахнулась и в комнату зашла Люсия. Запыхавшаяся, словно она бежала, но Рихтер не слышала звука приближающихся грузных шагов.
- Девоньки, вы это... Кольцо не видали тут нигде, нет?
- Нет, - не дослушав вопрос до конца, девушка отрезала дальнейшие реплики Люсии таким простым словом.
- Мы сейчас устали, чтобы мы смогли взаимодействовать с "тем миром", нам нужен покой на некоторое время. Вы способны нам его предоставить? - Хель вперилась вроде бы дружелюбным, но пугающим взглядом в женщину, внимательно изучая её и принюхиваясь.
"Не могу понять"...
- Хорошо, - дверь хлопнула, этот хлопок раздался эхом по всей комнате.
- Мы в дерьме.

+1

17

"Вы способны нам его предоставить?" - передразнила Хоуг свою коллегу, чуть было не брызнув дебильным пьяным гоготом, - "Ну ты, подруга, царица. Впечатление, что это не мы им что-то должны, а они нам. Деньги ,например".
Винни очень радовали холодные рихтерские эскапады. Этакий фрик с редкими замашками на интеллигента, который, если верить лицу и заплывшему глазу, уже успел поплатиться за эту свою манеру вести переговоры. А там, кто его знает, в прошлое друг друга девушки не лезли, и уж тем более не посещали курсы психологии, где бы их научили дышать глубоко и часто, пока товарищ несет полную хуйню низвергая из себя, без сомнений, длинную и душещипательную историю, а тебе на нее нужно дать вразумительный ответ, который пациент желает услышать. Нельзя ведь сказать "такое у всех, чувак, смирись" - это не устроит - нет. Тем более бабу, тем более юную бабу. Тут нужно нечто с намеком на неповторимость, креативность и светлое будущее не запятнанное среднестатистической нормальностью обывателя. В общем, если ближе к делу, то наши девоньки нынче находились где-то на дне социальных каст, а их квест в антураже средневековой островной Англии больше напоминал бред старой бабки с синдромом Аспергера. Они вроде и делали много движений, какая-то видимость оживленности присутствовала, но что-то определенно было не так. Вся эта суета с ходьбой по комнатам, со знакомствами... ну, обычно все проходило более гладко и быстро. А тут, казалось, их ждет нечто очень_необычное, экстраординарное. Или зачем посторонним людям такие траблы и оттягивание времени? Винни даже похолодела вся от таких раздумий, хотя умом и понимала, что ее пропитая и укуренная печень никому не нужна, а у ее подружки  с наганом в трусах и перочинным ножичком в тапке и без того вид человека, из которого уже доставали (или пробовали достать) печень/глаза/зубы - нужное подчеркнуть.
- День пройдет, начнется следующий, - гоготнула она, на реплику Хель, - что впервые нам разгребать? Ладно я, алкоголичка с перепадами настроения, но ты-то...умная, взрослая...(красивая?) девушка. Ты-то сможешь постоять за нас.
"Ну, а если не сможешь, то мне придется  пожертвовать чем-то еще "за нас"."
- Я предлагаю план действий. Он, в общем-то, короткий, как и все мои планы, но: быстренько решаем проблему смертника - это первое, забираем бабки и немного хавчика в дорогу - второе. Едем гулять, тратить, пропивать, протрахивать легкие деньги. Профит!
В устах Винифед Хоуг многие вещи звучали очень непринужденно и просто. Наверное, с одинаковым легкомыслием она бы смогла рассказывать о черных дырах, грозящих катаклизмах, о том как не подхватить спид (и что делать, если "уже") и, конечно же, о том,как быстро и максимально бесполезно просрать все свои сбережения. А копить она не умела, да и ее жизненная "теория", так сказать, правила, по которым она существовала, не предполагали наличие чего либо постоянного. Все уходящее, - сидя в отеле у толчка в котором еще плавает чье-то дерьмо, любила говорить Хоуг голосом мудреца, голосом человека вкусившего жизнь, самогон и виски из мочи диабетиков. 
- Ладно. Я в душ, зубы почищу. Поблюю.

Отредактировано Winifred Haug (2014-05-08 22:04:05)

+1

18

- Красивая, блять... Только с правой стороны если, - раздражённо выплюнула Хель, дав волю эмоциям и запрыгнула в красные штаны-мешки. Слишком резко, слишком порывисто... Слишком для её изначально стального характера, словно Хауг заразила её импульсивностью на грани с истерикой.
- Постоять... Заебалась я стоять, вот что я скажу сейчас, - метнув взгляд на Ви, словно выстрелив в молодое, но болеющее от чрезмерного количества алкоголя тела из обреза, отчеканила Хельга, после чего плотно сжала губы, зубы, кулаки. Аж желваки загуляли, подчёркивая и без того острые, слегка веснушчатые, скулы. А затем слабость, ноги не подкосились, но Хель просто присела. Просто присела, потому, что ей это захотелось, ей это нужно сейчас.
- Иногда хочу спрыгнуть с крыши, - она перетащила малиново-красную дредину, повертела кончик в пальцах. - Не чтобы умереть. Чтобы уже хоть что-то решилось.
Она поднялась на ноги, нащупала в заднем кармане ключи с брелком. Ей нужно сходить в машину за своими вещами, которые девушка не вытаскивала сразу по приезде на новое место, вдруг захочется смотаться, вдруг будет подставное дело, вдруг это копы их заказали... Много "вдруг". А со своими вещами Хель не горела желанием прощаться. Когда убегаешь от ответственности, тут уж не то, что вещи забываешь, иной раз и без ноги или руки не жалко остаться, лишь бы выжить.
- Не захлебнись там, - бросила Рихтер через плечо, когда выходила из комнаты. До машины добралась быстро и без приключений, Люсия и Ричард куда-то испарились и теперь дом казался и вовсе необитаемым. Пикнула сигнализация, скрипнул багажник, и вот, объёмный рюкзак у Хели за плечом. Захлопнула багажник, ударила от накатившей злости на весь мир кулаком по покусанному коррозией железу, снова пискнула сигнализация и вот, девушка снова идёт по тёмному коридору.
- Ау! - сильный толчок в плечо, другое с гулким звуком врезалось в стену, та слегка промялась, послышался хруст, с каким ломается картон.
- Мория! - гневно прошипела сквозь зубы Хельга, потирая ушибленное плечо. И тут, сюрприз-сюрприз, осенило. Стены здесь полые, обвешанные картинами...
- Секундочку... - прошептала девушка, доставая мобильник из кармана на коленке и подсвечивая им одну из картин. Ваза с цветами, маргаритками, но в серединках двух цветов виднелись мелкие дырочки. Примерно на том же расстоянии друг от друга, как расстояние между глазами у человека...
- Твою мать, - выругалась Рихтер и быстрее метнулась в их с Винни комнату.
- Ви! - Хель заметила, что дверь слегка приоткрыта, хотя девушка помнила, что со злости сильно ею хлопнула. Там кто-то был. А у Хели был кольт за поясом брюк, который она, вытащив, нацелила на сияющий проход.
- Ви! - крикнула она ещё раз.

+1

19

Рихтер неплохо так рассмешила юную алкоголичку, которая в это время пыталась расстегнуть лифчик трясущимися руками и уже была близка к тому, чтобы просто порвать его на себе, а после податься в феминистки, в подразделение по борьбе с нижним бельем, депиляцией и губной помадой. Твою мать, - бубнит дева, глупо хихикая. Под шумок хлопнувшей двери ей все таки удалось справиться с бельем и встать под душ. Момент с холодной и ржавой водой она, конечно же, не учла, но и отпрыгивать не решилась. Кафель ее страшил почти так же, как и голоса. Некоторое время она дрожа материла все на чем свет стоит, дожидаясь, когда уже начнется теплая вода, но она не начиналась, чем вызывала у девушки слезы беспомощности и злобы.
Осторожно ступая на коврик дрожащими от ледяной воды ногами, Винифред потянулась  за полотенцем и начала растирать им тело, пытаясь хоть как-то заставить кровь двигаться по венам. В соседней комнате кто-то гремел, но Ви не обращала внимания, думая на Хель.
- Вот пизда! - обижено вскрикнула девушка, заметив два разных крана, один гусак для горячей и второй для холодной воды. - Я неудачница, Хель, неудачница!, - уже громче завопила Ви, делясь впечатлениями. В этот момент кто-то приблизился со спины и мертвой хваткой сжал голую девушку. По ощущениям можно было понять, что это точно не Рихтер, а кто-то большой и тяжелый. Борьба длилась недолго и закончилась на тщетных попытках вырваться и зловонной тряпочке, приложенной к ее носу. Сначала Ви стереотипно подумала, что это хлороформ, но начав отдавать себе отчет в происходящем, сообразила, что воняет бензином. Сознание Хоуг не потеряла, но стола послушной как последняя псина-эскапистка ушедшая в свои миры, обмякнув в чьих-то руках.
Коврик под ногами немного съехал и смялся, вещи девушки остались лежать на прежнем месте, больше никого в ванной не было.
Из соседней комнаты Винни сквозь пелену затуманенных марев слышала знакомый голос, но сама ничего сказать не могла, да и разобрать тоже. Затем снова движение, ее куда тащат. Девушка не может сообразить в какую сторону "вверх, вниз, вправо, влево". Открывая глаза, Хоуг становится очень плохо, она снова щурится и тихо вздыхает. 

***
На полу просторной комнаты лежит нагая девушка, кто-то говорит "прикрой ее", почти сразу после команды на тело опускается простынь.
- Нельзя было как-то менее жестоко все это устроить? - интересуется Генри. - Она все таки нам еще понадобится.
- В следующий раз, ублюдок, пойдешь сам. Я тебе не прислуга, чтобы услуги выполнять. Это ты у нас по девкам молоденьким и в смерти, и в здравии.
- Гхм..
В диалог вступает уже знакомая нам женщина, сейчас она больше напоминает великовозрастную кокетку с сигаркой в мундштуке:
- Господа, ну давайте же не будем ругаться, право слово! Мы с вами не первый год знакомы, нам нечего делить, - сальная улыбка растягивает ее густо накрашенные губы. Красная помада совсем не идет женщине, но ей хочется быть привлекательной. Происходящее злит ее больше всем остальных, чужая молодость выводит из себя, а внимание мужчин прикованное к ней - разрушает. 
На полу лежит девушка, у каждого из компании на нее свои планы. Один хочет изощренно убить, сделав ее призраком, а после своей сексрабыней, второй желает занять тело  и покинуть проклятое поместье, начать новую жизнь. Третья, последняя из компании, тоже имеет свои виды на "оболочку". Эти три старых существа погрязшие в страстях и похоти ненавидят друг друга, но тщательно скрывают.
Какое-то время они молча смотрят на объект вожделения. Судьба в их руках, но рук этих слишком много.

- Где я, блядь...  о боже, моя голова. Какой... Хельга

- Кстати, кто нибудь позаботился о второй девушке? - интересуется Гарри, сверля взглядом человека, чье имя никто никогда не произносит.
- Не командуй мною, старая собака. Может, раньше я и был тебе слуга, но эти времена прошли, - с этими словами мужчина уходит  на поиски Рихтер.

Отредактировано Winifred Haug (2014-05-17 14:35:51)

+1


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ДОРОГА ДОМОЙ » трупаки, бабло, шизоидное ископаемое


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC