PENNY DREADFUL

Объявление

http://idolum.rusff.ru ждем вас

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ДОРОГА ДОМОЙ » Torn apart at the seams and my dreams turn to tears


Torn apart at the seams and my dreams turn to tears

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Torn apart at the seams and my dreams turn to tears
I'm not feeling this situation
Run away try to find a safe place you can hide
It's the best place to be when you're feeling like...

http://jpegshare.net/images/7b/57/7b574c36de20afc812540ce4d21b673f.gif http://jpegshare.net/images/4d/bc/4dbc14bacc045c9bc07b6ed9c3a61081.gif http://jpegshare.net/images/ea/1d/ea1ddf3954eb73d44c941c9d361630de.gif

story about us.
Blue eyes and all the rest.

names.
Troye Sanders and Jeremiah Bertch
time & place.
8:00, автобусная остановка.

+2

2

внешний вид

Знаете, что? Ноги моей больше там не будет. Хлопнув дверью, быстро спускаюсь по лестнице со своего второго этажа, где в комнате остается мать и отец. Конечно, они не оставят меня вот так просто, спускаются следом, что-то крича и порываясь запереть входную дверь на замок. В рюкзаке за плечами уже лежит сменная одежда, зубная щетка и зарядка для плеера. Все самое нужное, а, ну еще учебники. Это немного глупо, так как я точно уверен, что не вернусь сегодня домой, но точно не уверен, куда мне идти. Друзья... Какие друзья? У меня их нет почти. И те, что в библиотеке иногда пытаются заговорить со мной на тему "Ты уже знаешь, что в первый закон термодинамики внесли поправки?", передавая книги, не в счет. Нет, они, конечно, хорошие, но собеседники, не друзья. К таким я не могу напроситься на ночевку, перед этим излив душу насчет трудной жизни подростка-гея и выходок своих родителей-натуральных-натуралов. Выходит, что я волен и недоволен идти куда угодно, только не в дом. Ладно, об этом будем думать позже, сейчас у меня на заднем плане родители орут.
- Знаешь, что!? Если ты сейчас же не повернешься и не посмотришь мне в глаза, Трой Сандерс, то можешь больше не приходить в этот дом! Никогда! - отец сломался. Так как я прекрасно его слышал даже за музыкой в наушниках, но не собирался мириться с бредом, который он нес по поводу ориентации, я только остановился на пороге.
- Значит, я больше не вернусь, - голос немного дрогнул, я ведь не хотел с ними ссориться. Это они меня вынудили. Значит, так должно быть. Еще пару секунд и я хлопнул и входной дверью. За ночь они не остыли и не сменили своих убеждений, может, время все изменит. А в этот период я предпочту другую компанию по проживанию. Наушники чуть не вылетели из ушей, так резко я оставил за собой дом и его обитателей. Язык не поворачивается назвать из родителями. За неимением скейта иду по лужам, содрогаясь от холода. Все холоднее становится, вовремя же я поругался с ними. Это заставляет задуматься, серьезно задуматься над правильностью своих поступков. Но нет, так быстро я не сдамся, это не правильно. Пусть они первые признают, что предпочтение мальчиков девочкам не делает из человека больного, или монстра, или еще что. Это вообще не их дело, с кем мне делить свое будущее. Пора остыть и забыть про этот бред. Бред.
Пока все это происходило, я даже не понимал, что играет в моих наушниках, мысли перебивали музыку. Сменил песню, зашагал увереннее. До остановки рукой подать, вот уже виднеется автобус. Черт, мой автобус! Но нет, конечно, он только задорно мелькнул мне своим желтым боком и отчалил на следующую остановку. Где удача, хорош спать уже! Теперь смысла бежать уже не было, поэтому я просто поплелся, опять не обращая внимания на музыку. Что за день!? Злости не хватало пнуть бак с мусором, мимо которого я проходил. Бесит.
Прибыв наконец на остановку, я оказался там не один. Парень сидел на скамейке и, кажется, дремал. Я сел рядом и мне ничего не оставалось, кроме как ждать своего автобуса, "наслаждаясь" музыкой.

Отредактировано Troye Sanders (2014-05-10 06:31:16)

+1

3

дипи шмот
Все вертится как в калейдоскопе: чьи-то лица, чьи-то руки, чьи-то улыбки, не мои ли? А потом слышатся глухие удары, как биение сердца, но оно не может бить так громко. Настолько, что с каждым ударом он теряет равновесие, хватаясь за голову, а другой рукой за что-то более устойчивое.
Бум. Он держится за стену. Бум. Его колени сгибаются. Бум. Он хмурится и готов застонать от такого ужасного состояния. Бум. Прекратите! Бум. Он падает на колени, проводя пальцами по стене. Бум. Хватит! Прекратите! Его тошнит, Джер готов проползти до выхода на свежий воздух или просто туда, где нет этой адской машины, что сбивает его с ног и равняет с плинтусами. Но он не знает, где выход. В его глазах меняются цвета на темном фоне, поигрывая и переливаясь, без всякого намека на выход. Джеремая хлопает глазами в попытках разогнать огни и обрести зрение четче, но у него ничего не получается. Ну что за адская машина, что это делает!
Не хочется тебя разочаровывать, Адриан младший, но она в теме сейчас разливается и регулирует рычажки в твоем мозгу. Первый штурман - алкоголь, второй - тоска.
Сколько времени прошло с тех пор, как ты приехал сюда? Месяц, два, три, год, пять лет? Это все неважно, когда чувство такое, будто это произошло только вчера. Только вчера ты опустил письмо в почтовый ящик, только вчера сел в поезд, напялив на себя темные очки и сунув в уши наушники, только вчера морщился, чтобы сдержать слезы, и, увы, не получилось, благо, никто не сидел ни рядом, ни напротив, чтобы увидеть, как плачет взрослый парень с дерзким видом.
И ничего не изменилось. Все так же пусто, больно, досадно и обидно. Обидно то ли на себя, то ли на кого-нибудь еще, хотя кто тут виноват? Щемящее чувство одиночества вернулось как ни в чем не бывало и пусть он пока не помышлял о смерти, оно было близко. Напиться с горя до беспамятства тоже подсознательное стремление к самоуничтожению.
И вот он. Чьи-то руки выперли его из клуба, где парень приговорил бутылку точно, посадили на скамейку, что-то прожужжали и ушли. Но Джеремае было все равно, ему было дурно, только непонятно от чего именно: от алкоголя ли или от сжирающей тоски? Вскоре он уснул там же, где и сидел.
Джереми проснулся оттого, что что-то почувствовал, но желание "воды! таблеток от башки!" опередило желания посмотреть на нарушителя спокойствия. Осознав себя на улице на автобусной остановке, а никак не дома с водой и таблетками, оставалось только посмотреть на нарушителя. Чуть поодаль сидел парень весь зажатый и с рюкзаком за спиной. Светало. Было холодно и сыро, может поэтому этот сидел так?
Берч уселся поудобнее, потирая лицо, после пошарил по карманам кофты, нашел пачку сигарет, а вот денег не оказалось. О боже мой, его еще и обокрали! Просто прекрасно! Где-то там внутри настроение с грохотом приземлилось на дно. Где он вообще был? Слава богу хоть туфли на ногах оставили и кофту не сняли, иначе парень бы давно замерз. Достал сигарету, закурил.
Он был опустошен, опять. Все, что в нем оставалось до этой ночи, высосал из него виски и какие-то неясные шоты. Неприязнь к самому себе подкатывала к горлу, отдавала тошнотой и в голову, а в той самой голове сейчас крутились мысли о том, какой он урод и что скажет мать, если бы она знала. Надо было бы идти домой, только он ничего не хотел, была бы его воля, умереть бы прямо тут и стать призраком автобусной остановки.
Ночь притворства заканчивалась с треском. Гластонбери в который раз дарит ему только фальшивые улыбки и головную боль, а не настоящее тепло общения и человеческую любовь. Как же ему этого не хватало. Наверное, ему не совсем повезло родится не самодостаточным человеком, познать, как можно жить без одиночества, а потом снова в него окунуться. И тонуть. Тонуть. Тонуть все глубже.
Джеремая осторожно предлагает пачку сигарет парню, сидящему рядом, протягивая ее. Видит, что тот сначала глядит на нее, а потом смотрит на Джера.
"Я увидел человека удивительной красоты. Мы встретились с ним взглядами, мой был пуст, а его полон шока", - сам про себя процитировал Адриан младший свое же письмо. Какая же цикличная жизнь. Только он не собрался прыгать с моста, а в глазах напротив не было сильного шока. Эти глаза. Разве у человека могут быть такие?
И тут он понял, что эта прелесть увидела в нем только юного алкаша! Боже мой, какой позор! Ему стало стыдно. Тот отказался и отвернулся, а Джереми так и остался, будто завис, хлопая глазами.
Он пробудился, точнее, его разбудили и ему хотелось еще. Посмотри на него еще раз! Еще раз!
Хотя бы на мгновение.

Отредактировано Jeremiah Bertch (2014-05-10 15:10:51)

+2

4

Музыки правда не было слышно. Слова исполнителя словно не доходили до сознания, так и оставаясь за барьером гнева, что окружил мой мозг. Вместо какого-то явно милого и чувственного текста я слышал фразы родителей, пощечинами бьющие, кричащие и заставляющие сердце сжиматься. Словно я возвращаюсь вновь и вновь назад, в дом, и ставлю наш разговор на повтор. Это самобичевание ничуть не хуже того, что меня ждет в школе. Школа. От одного слова уже появляется желание поджечь здание и видеть, как дети со счастливыми криками и одушевленной толпой вытекают на улицу. Только нет, даже при самом сильном желании сделать это, я не стану. Я не буду доставлять удовольствие тем, кто меня унижает ежедневно. Нет.
Вырывается вздох, я оглядываюсь по сторонам и закрываю лицо руками, упираясь локтями в колени. Теперь меня везде ненавидят. Дома родители, в школе одноклассники. Думаю, никакого удивления у меня не вызовет, если и на улице каждый прохожий будет добавлять пинка. А все почему? Потому что я хотел как лучше? Или лучше все же было бы молчать всю мою жизнь, кто я есть на самом деле? И жить в фальши, зато целым и невредимым? А смог бы вообще я жить как нормальный парень? То есть, я же и есть нормальный. Смог бы я играть в волейбол и футбол с этими монстрами с бугрящимися по всему телу мышцами? Им же даже двадцати нет, как они надувают руки и ноги? Вероятно, так же, как и своих резиновых подружек.Смог бы я целовать какую-нибудь девченку, приходя в школу и видя ее в столовой в окружении ее милых подруг? Что там еще делают "нормальные" парни? Я не вижу особых различий между нами. Мы же все люди, а я просто физически не могу много бегать и высоко прыгать, это не дефект моей ориентации. Такое чувство, что вот уже сколько времени все вокруг нее и крутится. Это угнетает, я хочу перестать о ней думать. Но каждый божий день все только и делают, что напоминают мне о ней. Порой я уже близок к тому, чтобы закрыться в подвале и забить на социум. К черту его и его стереотипы, что мальчик должен быть с девочкой, а не то он заразит всех остальных неправильным выбором.
Справа что-то ожило, судя по всему, после бурной ночи. Выглядел парень хреново, что уж лукавить. Но пахло от него не так уж плохо, значит не бомж. Да и одет недурно, из под рукавов кофты выглядывают витиеватые линии тату. На голове трэш, и она явно болит, так как парень морщится. И это все я диагностировал за одно лишь касание взглядом. Не вежливо пялиться на человека, моя дорогая маменька этому учила, надо отвернуться и я перевожу взгляд обратно на дорогу, высматривая свой автобус. Где же ты ездишь, меня срочно нужно доставить в это чертово здание, полное учебников, ненавидящих меня людей и грязных сортиров? Боковым зрением вижу, как в мою сторону тянется пачка сигарет. Опять же, крутые парни курят, смог бы я? А потом пойти и бахнуть по пиву. И шлепнуть по заднице смазливой официанточке. Сегодня явно плохой день для экспериментов, вежливо качаю головой. Легкая ухмылка, раз мне предлагают покурить, значит не все потеряно. Значит, я все же больше похож на парня, а те мудилы, что вчера "купали" меня в мужском туалете просто стебутся. "Надо переключить песню, что за бред я слушаю?" Наконец отойдя от утреннего разговора и услышав наушники, переключаю на следующий трек. Что у меня на голове? Господи, мне же даже причесаться не дали нормально. Провожу рукой по волосам, пытаясь совладать с ними без помощи воска. Кажется, на меня смотрят.

Отредактировано Troye Sanders (2014-05-10 16:10:31)

+2

5

Ну же. Что тебе стоит еще раз обернуться и посмотреть? Джеремая хлопает глазами и ожидает, все так же с протянутой рукой и сигаретами, будто бы этот должен понять по его немому взгляду, чего он хочет. Но нет. Это не произошло. Он осторожно опускает руку, а потом кладет пачку себе в карман. В другой тлеет забытая сигарета.
Он слышал о медиумах, познал призраков, но ведьмы? Без сомнений, это было колдовство, причем самое настоящее! Его бы, наверное, в средневековье сожгли бы за его глаза, точно так же, как и сжигали рыжих. Сомнительный комплимент, конечно, но поэтому, парень, никому больше не показывай свою магию и не применяй больше на ком-нибудь свое колдовство. А ведь не скажешь, что он так умеет, одни только глаза выдают. Интересно, если заглянуть в них еще раз, магия пройдет? Поэтому посмотри еще раз.
Однако никто из присутствующих телекинезом не обладал, а Джереми продолжал пялиться, забыв о правилах приличия. Еще чуть-чуть и сигарета дотлеет до самого фильтра. Ему холодно, это он подметил. Он смотрит куда-то вдаль, присматривается, значит чего-то ждет. Куда же ты, парень с волшебными глазами?
Берч похлопал себя по карманам в слабой надежде найти телефон, если его не уперли. Не уперли, он оказался в заднем кармане джинс, и как он его не раздавил? Еле оторвав глаза от профиля незнакомца, Джер посмотрел время, а заодно и погоду. Вот это да, -2 градуса, а он сидит в одной сопливой толстовке! Так и заболеть недолго.
Так-так-так, откуда такие чувства и самопожертвования? Честное слово, это все чертовы волшебные глаза, ведь где-то в подсознании закралась мысль, что таким жестом Адриан младший снова завладеет чужим вниманием, а следовательно, на него снова посмотрят. Именно поэтому Джеремая снял с себя кофту и вновь протянул ее парню, однако тот совсем отвернулся и ничего не видал, поэтому он легонько коснулся костяшками пальцев до плеча.
И его снова одарили чудесным взглядом. И Джереми снова тонул в необычайно голубых глазах незнакомого ему человека. Он не влюбился, совсем нет, просто сильная тяга к прекрасному не давала покоя. Не может же он так быстро влюбиться, верно? Тем более, он не видел ничего другого, кроме глаз.
- Замерзнешь и простудишься, - сказал парень, чтобы хоть как-то объяснить свое поведение. А кофта все же теплее, чем вся его одежда вместе взятая. И все равно, что сам Джер остался в какой-то там тонкой футболке с коротким рукавом, которая развивается на ветру словно британский флаг (только белый). И отказа он не потерпит, иначе насильно наденет.
Пока на него смотрели эти глаза напротив, он даже забыл, что ему плохо, тошнит, выглядит как алкоголик, башка трещит, восемь утра, у него уперли деньги и он половину ночи проспал на лавке.
Кофту все же приняли, кажется, в его собственном взгляде читалась такая максимальная суровость намерений и последствий, что отказать было просто невозможно. Берч был рад пуще прежнего и даже слабо улыбнулся, поджав губы.
Сигарета дотлела до фильтра и теперь курить ее было невозможно. К сожалению, Джеремая осознал это слишком поздно, когда по привычке попытался затянуться, а нечем. Откашлявшись и выкинув бычок в лужу, достал еще одну. При этом он старался совсем не смотреть в сторону, так как теперь тот был повернут лицом к Джеру. Зажег, прикурил, выпустил дым из легких и только тогда поднял взгляд, еще раз посмотрев в глаза. Нет, магия не пропала. Кажется, это еще юная ведьма, неумеющая контролировать свои способности. Что ж, пусть будет так, он совсем не против находится в восхищении.
Собственно, этим самым восхищением он переполнялся до краев и хотелось им поделиться со всеми сразу. Всех у него не было, зато был обладатель тех самых глаз.
- У тебя чудесные глаза, - начал Джереми и лучше бы на этом моменте заткнулся. В голове вертелось еще куча эпитетов, но это было бы слишком - всех их озвучивать, - тебе этого никогда не говорили? Они прекрасны, они голубее самого голубого моря на земле, голубее неба над головой.
В его голове пронеслось "голубее моей ориентации", но он промолчал. Берч говорил настолько восторженно и мечтательно, что его точно и сразу можно было бы записать в умалишенные. Он затянулся еще раз и глядел во все глаза на удивленного парня. И да, вот так быстро перешел на "ты". В голове закрутились всякие строчки, рифмы, складывались в единое целое, сплетались в четверостишия, только их все он не мог ухватить, разобрать и прочитать даже себе, хотя Адриан младший очень старался. И вот он поймал одну за "хвост" и тут же зачитал:
- В глазах голубых бесконечное небо,
В глазах голубых морская волна,
Взгляд твой поймать еще раз мне бы
И утонуть в них, забыв про себя,
- закрепив за собой статус душевнобольного человека, Джеремая легко засмеялся, затянулся и откинулся о спинку скамейки.
Кажется, кто-то набирает номер местной психиатрической клиники. Но ему, верно, совсем все равно, ведь настроение сейчас как раз-таки плыло, колыхалось на тех самых морских волнах, набирало внутрь себя воду. А потом оно пойдет ко дну.

Отредактировано Jeremiah Bertch (2014-05-11 04:22:38)

+2

6

А автобус все не ехал. Никаких желтых бликов на горизонте, только пустая дорога и изредка мелькают машины, несущие своих хозяев в точки прибытия. В школу я не особо рвусь, но все же лишний пинок за опоздание означает лишний синяк, коих у меня полно. Хорошо хоть лицо не задевают, что странно. Зато чем дольше я тут, тем меньше я сегодня увижу эти противные лица, разрисовывающие мой шкафчик или заполняющие его разными насекомыми, от одного вида которых меня пробирает неконтролируемая дрожь. Этим парням впору идти в изобретатели, столькими способами они уже разнообразили мою скудную на происшествия жизнь. Опять эти флэшбеки, мама что-то упоминала про врачей, про то, что можно попробовать вылечить "это", а папа добавил, что будет, если у меня не получится излечиться. В который раз задаюсь вопросом, почему родителей не выбирают? Мда, теперь мне точно не будет покоя и о скудных на происшествия днях можно забыть. А ведь это не останется в тайне. Гластонбери город небольшой, здесь чуть ли не каждый друг друга знает, так что мой поход к психиатру не останется незамеченным. А если я там застряну так тем более. Весь город будет шептаться за спиной, косо смотреть и нехотя говорить со мной, если вообще будет. Интересно, меня могу выставить из Гласто с вещами и без средств проживания? Вряд ли, это я усугубляю. Мы же все же в 2013 году, все не так плохо. А если такое и произойдет, поеду в Питтсбург или сразу в Сан-Франциско, там я буду своим. Найду себе какого-нибудь...
Мои размышления прервало легкое касание в районе плеча, на что я резко повернулся. Образ жизни научил быть осторожным и резко реагировать на опасность. Но опасности не последовало, лишь тот же парень, что курил, протянул на сей раз кофту. Заботливый. Но сам он остается в футболке, что не хорошо при такой погоде. Конечно, позже должно потеплеть, но сейчас, парень с татуировками грозится заболеть. Начав было отказываться, мне ответили:
- Замерзнешь и простудишься, - и я принял помощь, накинув на плечи темную грубой вязки кофту. Сам того не осознавая, я постепенно перестал трястись. Было крайне странно брать что-то у незнакомца, мне даже подумалось, что где-то здесь закрался подвох и он сейчас может сделать со мной что-то. А вдруг он из дружков моих одноклассников? Да ну и ладно. Хуже уже не будет. И, наверное, в таком случае он бы уже лежал с едва расцветающими по телу гематомами на сырой дорожке рядом с мусорным баком. Значит, незнакомец преследует иную цель. Я понял, что засмотрелся на него, разглядывая лицо, изучая мимику и как светлый дым вперемешку с воздухом покидает легкие и струится вверх по горлу изо рта. Завораживает. Едва стоило парню встретиться со мной взглядом, я опустил глаза и, о нет, я, кажется, краснею. Дурацкая стеснительность.
- У тебя чудесные глаза
Этого было достаточно, чтобы я вновь уставился на заговорившего со мной парня, да еще и криво улыбнулся. Нет, я же сейчас весь красным сделаюсь, мне же непривычно получать комплименты. Щеки слегка потеплели и я провел руками по ним, словно пытаясь успокоиться. - Тебе этого никогда не говорили? Они прекрасны, они голубее самого голубого моря на земле, голубее неба над головой.
- Ох... Нет, не говорили, - выдыхаю я и еще раз кротко посмотрев на собеседника, отвожу эти самые голубые глаза в сторону.
День, какие еще повороты судьбы ты мне приготовил? Говори сразу, иначе я готов поверить, что остаток сегодня пройдет лучше, чем вообще все эти годы. Комплименты... Они приятные. Особенно, когда ты никогда в свою сторону ничего не слышал от чужих людей, только мама, причесывая меня в детстве, приговаривала "Ой, какой сын красавец, сколько невест будет, устанешь отмахиваться." Не устал. Все же это странно, очень. Но можно списать все на еще не испарившийся из тела алкоголь, тогда понятна такая откровенность.
- В глазах голубых бесконечное небо,
В глазах голубых морская волна,
Взгляд твой поймать еще раз мне бы
И утонуть в них, забыв про себя,
- слегка хриплый от сигарет голос и я теряюсь. Как нужно реагировать? Когда я и имени его не знаю, а тут мне уже стихи посвящают. Смущенно улыбаюсь скорее себе, неумело прикрыв глаза рукой, типа прическу поправляю. Появляются все эти ненужные движения, лишние и немного дерганые, дрожащими пальцами выключаю плеер и вытаскиваю второй наушник.
- Кого Вы процитировали? - все еще боясь смотреть в лицо парню, я едва могу говорить. Волнение и непонятная радость заполонили внутри все, заставляя забыть про родителей, про сверстников и даже про проклятый автобус, что никак не едет. Или это он только что проехал? Внутри тонким несмелым ростком просыпается надежда, надежда на светлое будущее. Что я не даун. Я не урод. Я нормальный человек, которому как и всем остальным могут вот так подарить настроение абсолютный незнакомец. Как же тебя просто заполучить, Трой Сандерс.

+2

7

С каждым дуновением ветерка по коже пробегали мурашки. Ему ужасно холодно и хочется так же сжаться, как некогда сжимался этот парень, но не подал виду, иначе его кофту вернут со всеми почестями. Затянулся еще раз, выдохнул, щурится и ухмыляется.
И этот парень все больше и больше напоминает ему самого себя. Осторожный, вежливый, стеснительный. Джеремая видит, как красная краска разливается по его щекам, шее и ключицам, посему ухмыляется еще больше. Если бы не жесткое похмелье, которое он до сих пор ощущал каждой клеточкой своего тела и делало его состояние на грани невыносимого, он бы тоже немного застеснялся от своих слов, а потом еще пуще от реакции собеседника.
Но еще больше он напоминал ему самого себя старого, еще до Лондона. Было в нем что-то такое, Джер это улавливал, замечал, но не мог точно обозначить. Улыбается в ответ на полную смущения улыбку. То ли кротость и все примыкающие качества, то ли полная невинности внешность, а Джереми же, черт возьми, как-никак бывший ангел.
И то ли магия постепенно развеивалась с первыми лучами солнца, что пробивались через дома и ветки деревьев, то ли его состояние ухудшалось со временем, проведенными в бодрости. Короче говоря, ему хотелось еще выпить в срочном порядке хотя бы воды, а еще лучше воды с таблетками. Голова гудела так, будто бы он на каком-нибудь заводе среди рабочих станков. Может у этой прелести не только глаза чудесные, а еще и рюкзак, где нашлось место воде? Попытать счастье?
Берч слегка удивился, когда его спросили про цитирование. Неужели тот нечто похожее где-то слышал? Да, вполне возможно, что одну строчку он позаимствовал у другого автора, но чисто подсознательно, без всяких намерений плагиата.
Затянулся последний раз и вновь отправил сигарету в полет в лужу. Слава богу, что сигареты у него остались, иначе он бы здесь точно помер.
- Себя, - спокойно сказал Джеремая, потирая руки, чтобы хоть как-то согреться. Честно признаться, он теперь совсем не задумывался о всяком этикете, а в открытую повернулся всем телом, положив лодыжку одной ноги на колено другой. Тот вынул наушники из ушей, что неизмеримо порадовало Адриана младшего, ведь это значит, что он завоевал его внимание полностью и он нашел своего собеседника, тем более, такого красивого. И с голубыми глазами. Нет, он не успокоится и ему не надоест никогда-никогда в них смотреть. - Тебе не понравилось мое четверостишие?
На самом деле парень спросил просто так, ведь отношение этого парня к этому четверостишию было понятно и видно как на ладони, да и он сам знал, что четверостишие из рук вон плохое. Смущался до сих пор, делая кучу неловких и лишних движений. Берч не преследовал подобные цели, главной его целью было просто выразить то, что он чувствует и что видит. Какие откровенности, однако, сложенные в стихи. Только он не все сказал, что хотел, ведь все остальное он не поймал, а хотелось бы. Ладно, придется говорить прозаично, в таком случае.
-Только, знаешь, я вижу в них не только волны красного моря, - Джер провел рукой по волосам, убирая пряди назад. Да уж, какое гнездо у него на голове, а он еще тут стихи читает и претендует на понимание. Позор. Заодно и по лицу рукой провел, будто бы этим можно было бы хоть что-то исправить. На самом-то деле, парень даже не представлял, как может выглядеть сейчас. - Они чем-то встревожены и даже опечалены.
Тут же зародились строчки про бушующее, неспокойное море, но Джереми решил промолчать, и так он слишком странно себя ведет. Но его больше было не остановить, его понесло в священные дали, кажется, он решил уж все выложить, что о них думает, но в виде прозы.
- Мне кажется, у плохих людей не бывает таких прекрасных глаз, - он морщится, потому что гудение в голове усиливается, - по крайней мере, я не встречал таких. А еще, у тебя нет воды?
Попытка счастья номер один. Если ее нет, то он тут же здесь кончится. Голубоглазый, а теперь его будут звать именно так, принялся копаться в своем портфеле. Замелькали какие-то книжки и тетрадки, и пришло осознание, что он совсем еще школьник и что ему еще делать в восемь утра, кроме как не ехать в школу? И он, юный алкоголик, который ведет себя сейчас как маньяк, пристает к школьнику, которого впервые видит. Да на тебя полицию вызвать надо! Ведь все это можно расценить именно как домогательство, только изысканное и завуалированное. И, вероятно, этот трясется не потому, что ему холодно, а потому что страшно и ты его пугаешь.
Вот это да! А об этом-то ты совсем не подумал. А стихи, а чуть ли не признания, боже ж ты мой, что ты делаешь?
Заполучив бутылку с водой, Джеремая поинтересовался, может ли он приговорить ее сам один, и, получив сконфуженное "да", возрадовался как ребенок, открыл и вылакал сразу половину. Стало лучше, о, бог, прямо другое дело. Берч точно ожил, восстал из пепла как феникс. Поблагодарил и улыбнулся.
Нужно что-то сделать, пока это совсем не стало походить на встречу педофила и жертвы. Он ведь не такой, верно? И никого не цепляет с грязной целью и мыслью. Именно поэтому он представился, назвавшись своим полным странным именем вместе с фамилией. Вроде бы педофилы не представляются своим жертвам. Наконец-то он заткнулся и засел в ожидании.

Отредактировано Jeremiah Bertch (2014-05-12 01:15:15)

+2

8

'Cause it's too cold
For you here and now
So let me hold
Both your hands in the holes of my sweater

Чем дольше я нахожусь в компании этого человека, тем больше проникаюсь всей ситуацией. Я думал, что доброта пропала и изредка милосердие можно найти в книгах. О да, на бумаге человека можно сделать с самой чистейшей душой, доброго, заботливого, не совершающего ошибок и не умеющего кричать на людей. Мы можем перенести на бумагу то, чего хотим от себя и от других в реальности, можем сделать персонажей идеальными. Но в жизни такие не встречаются. В жизни если человек хотя бы просто проходит мимо и не задевает тебя, это уже считается своеобразным добром и заботой. Каждый заботится только о целости собственной шкуры, плюя на остальных. Наверное, поэтому появились люди, живущие на улице, у которых нет возможности вернуться в дом и обычную жизнь. Им нужна помощь, но какой адекватный человек поделится кофе с бомжом, когда он спешит на работу, да и вдруг он заразный? Именно такая политика ведется вот уже сколько лет. Все катится на дно и скоро по улицам будут ходить живые роботы без сердец, но с эгоизмом и обособленностью от всех остальных.
Чем дольше я нахожусь рядом с этим пареньком, тем лучше вижу его. Нет, у меня нет проблем со зрением, но каждая деталь его лица, каждое движение и мимика, все это я отмечаю про себя. Легкий озноб, странно, что он не трясется от холода, сколько градусов сегодня передавали? Нет, серьезно, стоит вернуть кофту, тем более, что я согрелся. И тут мне пришла в голову одна идея, от которой я не спешил отмахиваться. С одной стороны я только что сам себе говорил, что люди становятся бездушными, но кто-то просто должен сделать первый шаг к возвращению человечности. Может, именно я и должен стать в глазах людей супергероем? Скольких супергероев ненавидели до того, как они становились могущественными и сильными?
С какой уверенностью он отдал мне что-то свое, чтобы мерзнуть, но не видеть как я трясусь, ожидая автобуса. Может, стоит попробовать помочь и ему? В легкой нерешительности, я медлю. Но нет, лучше не делать этого. Моя картинка, в которой я, одетый в его кофту, беру его руки в свои и натягиваю на них концы рукавов кажется слишком, слишком гейской, а это грозит разоблачением и, скорее всего потерей всякого ко мне интереса. А я не хочу этого. И даже тот факт, что незнакомец говорит о моих глазах как о чем-то волшебном не заставляет меня передумать. Лучше не стоит, Трой, будь осторожным. Особенно теперь, когда кто-то вообще заговорил с тобой.
Черт возьми, он мне только что стих посвятил. И не самый дурной, который я слышал. А я тут раздумываю, стоит ли мне согреть хотя бы его руки. Да ты сам животное, мальчик! Я уже было дернулся, чтобы воплотить свою картинку из головы в реальность, но само тело не сделало этого. Я не знаю, это было что-то неподвластное мне. Я хотел, но я не смог. Не настолько я растаял, чтобы делать это. Держи себя в руках, школьник.
- О, нет, оно прекрасное, - спешу заверить я и улыбаюсь, мне правда нравится. Это лучше, чем отзывы моих одноклассников. Гораздо.
О нет, он заметил. Черт, как же хреново я скрываю свои внутренние терзания. Морщусь и смотрю в землю под кроссовками. Опять эти утренние разговоры. Самобичевание и накручивание себя - две самые отстойные мои черты. Не зная точно, стоит ли рассказывать о своих проблемах и грузить тем самым незнакомца, я вздыхаю:
- Просто утро не удалось, - или немного дольше, чем утро. - Даже если я и не плохой, окружающие считают по-другому.
Короткая усмешка, что верно, то верно. Окружающие еще и не так считают. Некоторые вообще предпочитают не просто считать и думать про себя, но и действовать, самоутверждаясь в глазах других.
- А еще, у тебя нет воды?
Вот, чем я смогу ему помочь и ответить на его доброту. Я, кажется, не вытащил ее вчера... Рюкзак был забит под отказ, странно, что родители этого не заметили, иначе в школу бы не пустили. Люди такие рассеянные, когда увлечены чем-то. На лавочку вывалились учебники по математике, литературе, истории и биологии, полетели тетрадки, моя футболка и джинсы на всякий случай. Да, она тут. Странно, что я ее не выложил, это же лишний груз, а мне и без нее рюкзак тяжел. Протягиваю бутылку негазированной воды пареньку и участливо улыбаюсь. Долг отплачен, чувствую себя спасенным спасителем. А после того, как за считанные секунды бутылка изрядно пустеет, я еще больше горжусь собой. После такого обмена вещами, я не стесняюсь и представиться.
- Джеремая... Красивое имя, - словно нуждаясь в собственном изучении на слух этого имени, произношу я. - А я Трой, Трой Сандерс. Очень приятно познакомиться, - момент, когда я вроде должен пожать ему руку. И я неуверенно протягиваю слегка влажную ладонь для рукопожатия. В этот самый момент к остановке подъезжает автобус. Отвлекаюсь, чтобы посмотреть номер. Это мой. Что же делать? Мой взгляд мечется от открытой двери машины до глаз новообретенного знакомого. Черт, да пошла эта школа. Чтобы я шел на собственную смерть, ну уж нет, пусть подождут свою игрушку для битья. Вероятно, он заметил мои метания. Но я остался сидеть, так и не шелохнувшись в нужную сторону. Только начав запихивать вещи обратно в рюкзак.
- Что же заставило Вас так сильно хотеть пить?
Настало время для глупых вопросов.

+1

9

Тут его стало потряхивать, как добавка к тому, что и без того все внутри тряслось от холода. Кто-то завтра получит свою порцию простуды, высокой температуры и насморка. И пойдет со всем этим подарком на работу, встречать белоснежных трупов, благо теперь без постоянного вдыхания запаха формалина и спиртов. Черт возьми, работа! Сегодня же рабочий день и ему, как любому другому нормальному человеку, нужно на работу. Но он совершенно не готов на нее идти, ни морально, ни физически. Да что там, этот парень провел всю ночь хрен знает где и проспал на лавке, какая работа? Нужно срочно что-то придумать. Мысль о том, что его могут уволить и нанять кого-нибудь более ответственного, его тут же посетила, однако ему опять-таки было все равно. Уволят так уволят, пойдет работать, например, учителем, а почему нет? Должное образование на учителя английской литературы у него есть. И как он до этого не догадался? Ах да, тебе же всего 23 и ты весь в татуировках, забыл?
А в это время этот парень нагло врет о том, что его четверостишие прекрасно. Ничерта оно не прекрасно! Так, быстрая и детсадовская рифма развлечения ради. Однако, если этот мозг на ходу может сочинять только такие легкие стихи, то у меня для Вас печальные новости, господин Берч, ведь ничто более Вы родить не сможете. Действительно, поэт и песенник из него никакой. Сколько раз подобная мысль приходила к нему? После каждого написания нового стихотворения? Видно, эта мысль не очень тормозит его творческие процессы. В любом случае, их все равно никто никогда не издаст.
Все эти мысли, и про работу, и про собственное творчество, пронеслись вихрем в его голове, потопляя шаткий кораблик с громким названием "настроение" на дно. И идет ко дну он довольно быстро и стремительно, что ж, пусть будет так.
Трой Сандерс. Так звали этого человека с великолепными глазами. Трой протягивает руку, Трой оглядывается на подъехавший автобус, Трой мечется между тем, чтобы встать и побежать, и чтобы сидеть спокойно и пожимать руку новому знакомому. Этот самый новый знакомый руки пока еще не подал, а все еще держит ладони между своих колен, дабы их хоть как-то согреть. Тем более, чего подавать, если он сейчас может рвануть, не попрощавшись? Рванет и они больше никогда не пересекутся. Гластонбери город маленький, а Джереми такой неудачник.
И все-таки не ушел, плюнул и вновь посмотрел на Джера. Тот в свою очередь улыбнулся и пожал чужую руку своей ледяной. А у него была теплая и мягкая.
Почему ты ведешь себя как влюбленная девчонка?
Почему ты так сильно хотел пить? Тут публика интересуется. По этому поводу Адриан младший еще раз открыл бутылку и сделал глоток. Во рту вязало чуть меньше.
Стоит ли поведать большую историю о том, как он до такой жизни докатился или обойтись парой сухих фраз о том, что ночь была "веселой"? Рассказать ли о том, как его выставили за дверь из "Дома Молитвы", потому что на руках "сатанинские" наколки, на голове странная прическа, а на шее подозрительные красные пятна или как его собственная мать не желает больше признавать его как сына? Рассказать ли о том, почему так тошно на душе и от этого никуда не деться, кроме как утопить ее в жидкости янтарного цвета? Ох, Трой Сандерс, действительно ли ты хочешь услышать правдивый и полный ответ на свой вопрос? Думаю, что нет.
Именно поэтому Джеремая нацепил на себя ухмылочку, хотя корабль "настроение" скользил все ниже. Не стоит никому знать в этом городе, как гордо он опускал письмо и как потом не очень гордо ехал в слезах, мысленно прощаясь со своим будущим. А Берч считал, что потерял он именно будущее, ведь в этом городишке его точно нет. Человек без будущего. Звучит не очень радостно.
- Похмелье, - кинул небрежно Джер, все больше и больше стараясь создать впечатление расслабленного парня, а никак и ничем не расстроенного, - знаешь, в каждой бутылке с виски сидит маленькая волшебница, ее зовут Тоска. Она так долго там сидит, что ей одиноко, и ждет, когда бутылку откроют и кто-нибудь поговорит с ней, но ты видел когда-нибудь, чтобы говорили с открытой бутылки виски? Я тоже не видел. Никто не хочет ее слушать, а только желает выпить напиток. Она попадает в тело и там мстит, разливая по телу тоску и чувство одиночества. Поэтому я проснулся на этой скамейке.
Для завершения похлопал по деревяшке, на которой сидел. Вот такая незатейливая и на ходу придуманная легенда, которая, собственно, и объясняет все, что случилось с ним, коротко, но емко. Попытка заулыбаться и получить улыбку в ответ. Голова трещит.
- Теперь моя очередь задавать вопрос, - Джереми потер руки и подул на них, - ты всегда носишь с собой сменную одежду или это по случаю?
Ему нравилось вот так просто сидеть и болтать, ни о чем не заботясь, забыв о работе, если бы не несколько но. Первое но - голова болит. Второе - ему нестерпимо холодно, а забирать кофту обратно не хотелось ни под каким предлогом. И, наконец, третье - где-то там в глубине его организма зарождался голод. Со всем этим надо было что-то делать, по крайней мере с первыми двумя. Интересно, Трой Сандерс решится пройти с ним в место куда более теплое и с едой, прогуливая свою школу? Нет? А так не хочется терять такого собеседника с чудесными глазами. Однако предложить Адриан не решался.

+2

10

Автобус не стал ждать и отчалил, провожаемый моим взглядом. Не пойду я сегодня в школу, хватит. Я никогда ее не прогуливал раньше, но теперь, теперь все казалось другим. Словно мне с глаз пленку сняли. Можно ведь и пропустить хоть денек, болтаясь по городу или сидя в кафе. Но только не там. А потом скажу, что плохо себя чувствовал. Что упал с лестницы и ударился головой, попутно наставив синяков, словно в краску вмазался. Тем более, что мне и ставить их не придется, уже рассыпаны по телу. Хоть раз будет польза от этих вышибал-одноклассников. В теле появилась какая-то свобода, чувство, доселе незнакомое мне. Каждый божий день я вставал словно на каторгу, каждый день, едва будильник укажет мне 7 утра, я точно знал, что меня ждет. Потому что это как День Сурка, каждый раз тоже самое. Не было ни дня, чтобы со мной вежливо обращались или хотя бы просто не замечали. А тут заметили. Цикл прекратился, и пусть не на самой хорошей ноте, но меня увидели. И это придает новый оттенок дню, в котором я хочу жить. Который я не забуду.
Холодная ледышка выскальзывает из руки после пожатия и я вновь задумываюсь насчет своей идеи. Да что плохого будет? Это банальная помощь, мы должны быть добрыми. Заставляю себя перестать думать хоть на минуту и порывом беру руку Берча в свои. Словно горсть снега взял, день изо дня погода портится. Нет, только не смотреть ему в глаза, наверняка я в них найду шок. Не смотри. Поэтому приходится смотреть на руки, которые я немного массирую, словно в доказательство, что я не просто сумасшедший, а еще и заботливый. Руки потихоньку отходили, согреваясь моими, и я продел их внутрь рукавов его же кофты. Румянец вновь навестил мои щеки, а я еще ниже наклонил голову, стесняясь показать свое стеснение. Поступок был от чистого сердца, и совсем не потому, что парень симпатичный. Не потому? Ну давай, Трой, только этого тебе не хватало. Да, не хватало. В конце концов, имею я право или нет? Этот внутренний диалог иногда бесил, перед кем я оправдываюсь? Перед самим собой? А зачем? И не стадия ли это шизофрении, когда голос в твоей голове делится на два и спорит с тем вторым, а ты сидишь и не знаешь, какого прислушаться.
- Ох... Вы одиноки... - сочувственно и понимающе произношу я, очень даже в курсе, о чем идет речь. Только мне для этого даже пить не нужно, достаточно лишь выйти на улицу. Да и даже дома, в собственной комнате, отворачиваешься к стенке, лежа на кровати, и понимаешь, что по сути тебе и поговорить-то не с кем. Это удручает, но с этим не знаешь как бороться. Вероятно, у меня одного такое, В школе больше никто не ходит вдоль стен, выглядывая из-за угла и опасаясь нарваться на до боли, в прямом смысле слова, знакомые лица. И за столиком обычно сидят по трое-четверо школьников, а не как я, один рядом с мусоркой. Даже ботаны кучкуются поодаль. Вэлкам ту май лайф.
- Это странно, что у Вас никого нет, - почему я обращаюсь к нему на Вы? Он же не на много старше. Решаюсь поднять голову и встретиться взглядом после своего "громкого" действия. И остаюсь довольным, ибо парень не смотрит на меня ошарашенно, это успокаивает.
Упс. Да, это странно, когда человек идет в школу и берет с собой набор путника. Только для походов нужны еще палатка и средства для разведения костра, и еще куча вещей. И никто не ходит в походы один. Раз Джеремая решился рассказать мне, что с ним стряслось, значит будет честным поделиться с ним своей историей. С небольшой корректировкой, мало ли.
- Да... С родителями поссорился. Вот, доказываю, что они неправы. Не уверен, что это лучший способ,- усмехнувшись, смотрю на реакцию парня и продолжаю, - но попробовать стоит. Тем более, лучше пока пожить отдельно от... эмм... инакомыслящих.
Вроде, нигде ничего намекающего на суть проблемы не сказал. Хотя сама ситуация, где одному нравятся глаза другого, а тот другой греет первому руки уже чем-то странна. Интересно, а можно ли усмотреть в прохожем гея? Конечно, не такого, как показывают по телевизору, манерных, с маникюром и тонной косметики на лице, да еще и на каблуках. А такого же простого, как я? Медленно перевожу взгляд на Джера и слегка прищуриваюсь, изучая. А что если?.. Конечно, вот так в лоб он не будет спрашивать, но собеседник может попасться на простых, отдаленных от сути вопросах. Это будет сложно, и вряд ли получится, но такая игра нравится мне, позволит узнать того, чьи руки грею.
- Мой черед. Почему у Вас никого нет? Вы не кажетесь плохим...
Щеки предательски пунцовеют.

+1

11

Что на тебя нашло, Трой Сандерс? Хреновые строчки его четверостишия дошли до твоего сердца, а грустная история о волшебнице в бутылке его растопило? А его холодные руки тебя добили? Брови медленно поползли вверх от удивления, Берч лишь хлопал глазами, смотря как тот берет его руки в свои и начинает... массировать? Парень, зачем ты это делаешь? Без всяких комментариев и пояснений к своим действиям, Трой молча сидел, опустив голову, а Адриан младший силился понять, что это он такое делал и, самое главное, зачем. Осознание пришло ровно тогда, когда Сандерс осторожно продел его  замерзшие руки в рукава его кофты. Он пытается их согреть! Боже мой, как мило и трогательно с его стороны. Этот голубоглазый парень не только милый и прекрасный, а еще и добрый, и такой...
Джеремая не мог не улыбаться, и его улыбка становилась все шире и все более искренней. Это мило и иного слова он просто подобрать не может. И даже как-то странно, ведь прежде он всякую доброту воспринимал как подвох, кто знает, что потом такой человек попросит у него, напомнив об акте добра. В иных случаях Джер бы осторожничал и вежливо бы попросил не трогать его, ведь он не доверяет людям даже прикасаться к себе. А тут. Будто бы Джереми всегда был так отзывчив к доброте чужих людей и не видел в этом ничего плохого. А как же твоя мысль о том, что людей опасаться - вещь довольно правильная и не стоит переходить сразу границы? Он перевел взгляд с рукавов на лицо Троя и все встало на свои места. У этого парня были такие же тонкие черты лица, а еще чудесные глаза, которые ну никак не могли быть злыми. К тому же он ведьма. Что с него взять? Только любоваться.
Берч не хотел растягивать свою собственную кофту, хоть она выглядела так, будто ее носили пять поколений подряд, поэтому он приобнял чужие руки своими холодными. Щеки Сандерса вновь принялись гореть, отчего Адриан улыбнулся еще пуще.
Однако следующие слова его задели. Пусть они были произнесены сочувственным тоном, но из уст другого человека это звучало как упрек. Ему аж стыдно стало и он было хотел начать оправдываться, но сдержался. Странно, когда ты признаешься сам себе в этом, то не возникает подобных чувств и ты принимаешь это как должное, но когда подобное скажет кто-то другой - становится стыдно. Будто бы одиночество - это что-то неправильное и порицаемое, а, на самом-то деле, многие действительно издеваются над одинокими людьми. Может это возникло и потому, что об этом просто-напросто не принято говорить и говорится чаще всего в качестве упрека. Во всяком случае, он нахмурился и широкая улыбка сходила с его лица. Ему хотелось то ли вставить, что у него еще есть мать и он не так одинок, и пусть это будет совершенно противоречить ранее сказанному и реальной ситуации в его жизни, то ли просто признать свою ущербность и несостоятельность. И нет здесь ничего странного, что у него никого нет, у ущербных так всегда бывает. Главное просто не думать об этом, что он и попытался сделать.
Значит, сбежал. Значит, поссорился и с горячей головы решил поставить родителей на место. Знакомо. Только он никуда не сбегал, потому что хоть краешком мозга соображал, что ему некуда и что потом, найдя его, его выпорят так, что Джер неделю спать стоя будет. Но способ действительно дурацкий, хотя парень прекрасно понимает, что в те года это кажется единственным выходом. Что ж, не Джеремая должен заниматься вправлением чужих мозгов, не он, и он ему совершенно никто, поэтому ничего осуждающего он говорить не собирается. Лишь пожал плечами и покивал.
У всех свои проблемы. Кто-то борется с "инакомыслящими" и обязательно проиграет, кто-то борется с растущими долгами и обязательно проиграет, кто-то борется за жизнь и обязательно проиграет. Нет, это не значит, что он заранее не верит в Троя, что бы у него там ни было, просто инакомыслящие на то и инакомыслящие, что переубедить их добрыми и спокойными словами нельзя. Переубеждать людей вообще дело неблагодарное и немного больное, кому надо, тот всегда дойдет своим мозгом сам. Если один ценит и дорожит другим, то он всегда примет. Вот такая вот политика у Джереми.
Парень заметно погрустнел и задумался, он будто бы смотрел внутрь себя и ничего не видел перед собой. И так бы прошло достаточное количество времени, если бы ему не задали вопрос. Вернувшись с небес на землю, он глубоко вздохнул и поспешил с ответом, понимая, что до этого выглядел довольно странно.
-Почему. Потому что у меня все забрали, - стоит ли такое доверять первому встречному? Но поздно уже идти на попятную, тем паче, что на него глядят небесного цвета глаза, - то смерть забирала, то этот город и эти люди, то родители с их воспитанием, то я сам, в итоге я и остался ни с кем, кроме моей матери, - "которая сказала катится на все четыре стороны".
Берч ощущал себя несколько неловко от собственных слов, от того, как просто он кому-то доверяет свои истории, пусть обобщенные и без конкретики. Как просто Трой Сандерс слушает его и не бежит. Вместе с неловкостью пришел интерес, как далеко он сможет зайти за раз, через какой временной промежуток он расскажет о том, как его первой и последней любовью стал именно парень и случилось это буквально пару лет, а ему ни много, ни мало - двадцать три года. Как скоро он расскажет, что вырос в религиозной организации и в том самом "Доме Молитвы", от которого, кстати, сейчас мало что осталось? Это интересно. А еще интереснее, чем ты потом будешь платить за свое чрезмерное и наивное доверие.
И все же вернемся к проблемам насущным: холодно, голодно, болит голова. Трой решился на такой смелый поступок, залившись краской, что тебе стоит совершить свой смелый поступок, о котором ты до сих пор думаешь?
- Мой вопрос будет таким, - осторожно и спокойным тоном начал Джеремая, - не желаете ли Вы со мной позавтракать? - Спросил Джер, подражая вежливому тону Сандерса, дабы потом, если чего, все преобразовать в шутку. Улыбнулся и после недолгой паузы продолжил, - только кафешки я не предложу, у меня деньги сперли, а вот свою стряпню могу. Но ты можешь смело отказываться, ведь все это похоже на домогательство.
Он легко засмеялся, но менее похожим на домогательство оно быть не перестало. Действительно, ты предлагаешь школьнику пройти в твою квартиру под сомнительным предлогом, ты серьезно? Еще конфетку ему предложи.

+1

12

Что на тебя нашло, Трой Сандерс? Твое тело совсем выбилось из под контроля и теперь зажигается при каждом удобном случае, а мысли ведут в самые непонятные стороны, соберись. На самом деле ему было хорошо. Даже немного непривычно, как хорошо. Общение с человеком, пару моментов назад не знавшим тебя, придает уверенности, что ты не сходишь с ума. Ты еще можешь поддержать беседу и даже как-то заинтересовать собеседника. А уж возможность коснуться кого-то, это вообще стоит отдельной записи в дневнике. И пометки красным маркером. Обязательно.
Вопрос, что я задал, видимо не подумав прежде, заметно изменил обстановку. Кажется, воздух слегка огрубел, просто неловкое молчание. Мысленно укорив себя в любопытстве, я ответил:
- Прости, - с этого момента я больше не обращался к нему на Вы, чувствуя, что этот барьер оставлен позади. Мне даже показалось, что теперь нас связывало нечто общее. Одиночество? Возможно. Свитер? Скорее всего. Кстати, пора бы вернуть его хозяину, ибо мои руки уже достигли нормальной температуры, а вот парню явно прохладно.
- Спасибо, я согрелся, - неохотно стянув кофту, протянул ее Джеру, коротко улыбнувшись. Одернув футболку, мгновенно почувствовал, как хорошо было до этого момента. Да, еще раз огромное спасибо родителям за заботу о сыне, за понимание, ага. если у меня когда-нибудь будут дети, хоть расисты, хоть ВИЧ инфицированные, да хоть среднего пола, я никогда от них не откажусь. Может, это я только сейчас так думаю, пока мне еще глубоко рано планировать все это, но так всегда бывает. Дети учатся на ошибках родителей и делают по своему. Я уже вынес урок.
Немного задумавшись, я тряхнул головой и, улыбаясь, вновь уставился на Берча. Мое расследование продолжалось, а тем временем последовал его вопрос. Внезапный переход на более вежливое обращение и тон дали понять, что вопрос серьезен на 50%, на остальные 50 это шутка, и все зависит от моей реакции. И я решил подыграть:
- Отчего бы и нет, - изрек я, усмехнувшись. Этот парень нравится мне все больше и больше, спокойней, Трой, помни свои ошибки и учись на них. Опять этот дурацкий голос в моей голове. Иногда он порет такую чушь, но иногда стоит его прислушаться. И, вероятно, это был второй случай.
- Только кафешки я не предложу, у меня деньги сперли, а вот свою стряпню могу. Но ты можешь смело отказываться, ведь все это похоже на домогательство.
- Ох, а я уж было хотел согласиться, - шутливо упрекнул его я, но вот мой живот не потерпел отказа, громко заявив о себе и недостатке в себе питательных веществ. Услышав его возглас, я не удержался и рассмеялся. Вот же! - Но мой желудок подсказывает мне, что твоя стрепня и есть тот самый деликатес, который он требует, - улыбаясь, сияю я. И вновь мое тело разряжает обстановку, странный день, говорю же.
- Это странно, но я верю, что ты не сделаешь со мной ничего, - киваю я в подтверждение своих слов, пристально вглядываясь в глаза Джера. Я правда верю ему. И если это странно и ненормально, то значит все правильно. Я и есть странный. Хватит быть нормальным. Точнее, пытаться походить на такового, все равно все тебя уже раскусили.
- Да и потом, мне все равно некуда идти, - протянул я, поднимаясь с лавочки. - Ах, да, вопрос. Каков твой уровень готовки?

+1

13

Кажется, он тоже что-то лишнего взболтнул, так как Трой отдал ему его кофту, прервав сей милый момент, когда одни руки обнимали другие, греясь. Под сомнительным предлогом, мол, я согрелся, забирай этот мамин подарок на восемнадцатилетие, тот стянул его с себя и вручил хозяину. Джеремая нехотя принял, хоть и всем своим видом показывал, что он очень даже за, если кофта будет у Троя и этот момент продолжится. Что-то в нем было, что неимоверно трогало. И в самом Сандерсе, и в самом моменте. Однако со стороны это выглядело как минимум странно: один читает стихи о голубых глазах парня, а другой парень греет его руки. Что-то не так, верно? Слишком сладко, да? Уж больно с толстыми намеками. Но Джер был слеп и глух к этому, и в упор не замечал, что они оба ведут себя "немножечко" странно для обыкновенного мужского общения. Может быть потому что это было слишком необычное знакомство и оно должно продолжаться необычно, а может и потому, что первое его большое знакомство тоже было довольно нестандартным и он просто не знает, как знакомится иначе. На самом-то деле, не так уж и много опыта в знакомствах он имеет, даже после веселой и насыщенной жизни в Лондоне.
В общем, Джереми надел на свои опущенные плечи кофту и застегнул на все пуговицы. Все татуировки вновь были скрыты и он вновь стал обыкновенным человеком, только ласточка на шее выглядывала из-под одежды.
-Тебе точно не холодно? - Обеспокоено поинтересовался Берч, засовывая свои руки в карманы. И что за глупый вопрос! Конечно холодно, на улице ведь минусовая температура! Значит, нужно пошевеливаться и разруливать уже ситуацию.
Однако парень все равно был несколько удивлен тому, с какой легкостью согласились на его предложение. Как бы мило и тепло не происходило их времяпровождение на автобусной остановке, сам Джеремая бы ни за что не согласился пройти тут же в чужую квартиру, сколько бы ему лет не было. А кто знает? Кто знает, что ждет его за дверьми? Неужели совсем не боится? Джер удивленно глянул на Сандерса, как будто бы пытаясь рассмотреть, где именно скрывается это бесстрашие, но видел перед собой только кристально чистые глаза. Нет, в таких нежных глазах не может скрываться такая суровая вещь, как отсутствие страха за себя. Говорит, что верит. Говорит, что не сделаю ничего. Говорит, что стрепня - то, что надо именно сейчас. И кто из них настойчивее? Ему, конечно, приятно, что ему верят, ведь Джереми действительно не собирался ничего с ним делать, но, черт возьми, кто кого должен настораживать? Потому что насторожился именно Берч.
Но все было ничто, когда Адриан младший вновь взглянул на Троя и тут же завис. Оказывается, глаза - это еще пол-беды. Это еще не все козыри, что припасены, но он так запросто ими ссыпет и этим берет врасплох. Джеремая вновь завис, не способный отвести взгляд. Снова, как и в тот раз, когда на него взглянули глаза цвета рая. Боже мой, мальчик, ты убийственен. Разве так можно? Конечно, можно, просто продолжай.
Эта очаровательная улыбка. Нет, даже больше, чем очаровательная. За такие улыбки обычно идут на амбразуру, клянутся в вечной любви, погибают и воскрешаются. И если бы Трой сейчас попросил бы его кинуться под машину, он бы как зачарованный кинулся без всяких вопросов. Давно с ним такое не делали.
Джер рассматривал его уже как несколько секунд, полностью отключившись от реальности. Трой что-то говорил, он это видел, но не соображал, слова не долетали до него, он просто тупо ждал, когда он вновь улыбнется. И он улыбнулся. И Берч автоматически улыбнулся в ответ, немного склонив голову набок. Тот ведь и раньше награждал его, только то тревожными, то слабыми, то скованными, а тут со смехом и так искренне.
Спустя какое-то время Джереми даже дух перевел и посмотрел куда-то в сторону. Что это такое сейчас было? Опять колдовство? Ой, боже, как же это, наверное, глупо смотрелось со стороны. Парень тоже поднимается со скамейки, указывает пальцем куда-то влево через дорогу. Он провел рукой по лицу, дабы собраться с мыслями.
- Не знаю, мне съедобно, а готовил я только себе, - будто бы ни в чем не бывало говорит Адриан, переходя дорогу, - и я повышаю ставки! Неограниченное количество вопросов за раз! - А вопросов роилось в его голове просто неимоверная куча, - тебе совсем не страшно идти к чужому человеку? Разве тебе родители не говорили, что говорить с незнакомыми дядями нехорошо? - Сказав последнее он усмехнулся. И, наконец, контрольный, - и как тебе некуда идти, если ты ушел из дома? Как ты так ушел, если не знаешь, куда идти? Будешь спать под мостом или решил вернуться под вечер? 
Выпалив все это разом и довольно непринужденным тоном, он будто бы вернулся в свое прежнее состояние не стояния. А не стояние было конкретное: он даже не ожидал, что не удержит равновесие, и сейчас шел несколько нелепо, покачиваясь из стороны в сторону и петляя. Все-таки голова давала о себе знать не только болью.
Идти было совсем ничего - всего два квартала. К тому же, кажется, у него сперли еще и ключи. Сколько проблем после этой ночи и как же не хочется всей этой канителью заниматься. Но больше некому.
По пути он поведал, куда ведет и что его ожидает: квартира в два этажа с одним единственным соседом, которого Джер знать не знает. И когда они пришли на место, Берч немного поигрался с кирпичами в стене и из-под одного выудил другую пару ключей. Хорошо, что он некогда насмотрелся фильмов и решил повторить. Спасло. Иначе бы сегодня под мостом спал именно Джеремая.

Отредактировано Jeremiah Bertch (2014-05-15 01:33:52)

+2

14

Я киваю, мне не холодно. Он снова заботится, Джеремая Берч, прекрати быть таким заботливым! Мне и так сложно понять, это все часть иллюзии и я все еще сплю у себя в кровати, или это часть твоего характера, несомненно одна из лучших его частей, или же это просто шутка, а я ведусь как малолетка. Хотя в нашем случае слово "как" можно опустить, я ведь и впрямь младше. Не сказать, чтобы на много, но года на три точно, больше этому моему новому знакомому не дашь. Такой молодой, а уже все тело покрыто узором краски, руки, шея, вот бы увидеть все татуировки...
Я понял, что задумчиво поглядываю на Джера, закусив губу, как я бывало смотрел на футболистов в раздевалке, на их разгоряченные тела, поблескивающие мышцы под потом и паром, на полотенца, повязанные на бедрах и грозящиеся вот-вот упасть, словно они специально надо мной издевались. А потом я понимал, что веду себя неправильно, и бежал в туалет к холодной воде и спокойствию, проч от дурацких мыслей и спонтанных поступков. Сейчас все было не настолько сильно, вода мне не требовалась и я спокойно перевел взгляд туда, куда Берч указывал, говоря о его доме. Легкое волнение, конечно, окутало мое сознание, но я не поддавался панике. Я уже давно установил для себя, что хуже со мной уже ничего не может произойти. Еще до ссоры с предками, мысли о суициде, о всех этих лезвиях и простом и очевидном лишении жизни, а заодно и всех этих проблем, иногда пробирались в мой одинокий мозг и я думал, как бы все это было, решись я. Но нет, я слаб морально также, как и физически. Мне страшно убегать от своих монстров, поэтому я все также позволял издеваться надо мной, продолжая верить, что всему есть конец. Если он не наступит в течение обучения в школе, то уж после школы точно. Я твердо решил, что родился в не самом подходящем месте, но ничто не мешает мне уехать в более толерантный к моей проблеме город, где меня никто не знает. А значит я мог бы начать новую жизнь, возможно даже полную красок, эмоций и друзей.
- Ну, раз ты до сих пор жив, значит мне должно понравиться, - на самом деле мне бы в любом случае понравилось. Я, конечно, верю в кулинарные способности парня, но кушать хочется больше, чем раздумывать над качеством еды. А мне везет, однако. Не имея ни денег, ни друзей, я уже буду накормлен и, возможно, снова согрет. Большего и не надо.
- Что ж, - немного обескураженный бурным проявлением интереса к собственной персоне, я сначала не нашел, что ответить. Но врать не имеет смысла, так что... - не скажу, что не боюсь, но да, я согласен посетить хоромы новоиспеченного знакомого, то есть твои. А про родителей забудь, лично я так и сделал, слишком много я от них услышал, что вообще должно разочаровать меня в создании семьи, - усмешка вышла немного грустной. Я ведь не специально ушел, они вынудили меня. - Я надеялся найти молодого симпатичного паренька, который сначала предложит мне кофту, а затем заберет к себе, - пролепетал я, наивно хлопая ресницами. Насколько это звучало по-гейски, на столько же я знал, что хочу это сказать. Это как-то само так пришло мне в голову, что я не задумываясь выдал. Это же просто шутка, легкий флирт, так? - Если честно, то я не думал об этом. Просто так получилось, что я понял, что если еще хоть минуту проведу наедине с ними, то сойду с ума, - покачав головой, я посмотрел на Джера, надеясь на поддержку. Но, кажется, это ему она бы не помешала. Никогда прежде не пробуя алкоголя, я лишь смутно представлял состояние, в котором находился парень. Так что наблюдал, чтобы поймать, если вдруг тому совсем станет худо по дороге к его дому.
Кстати о доме. Так как Джеремая достал ключи из довольно странного места, я сделал вывод, что не буду так напиваться, чтобы потом оказаться без денег и доступа домой. И если у него хотя бы был сосед по проживанию, который откроет дверь, поможет или хоть как-то посочувствует, то у меня были родители. Это означает, что если бы я напился, то только с горя, потом приполз бы к двери и еще часа два слушал нотации и подростковом алкоголизме и вытекающих из этого проблемах. Потом у меня бы забрали видеоигры, доступ к Интернету и, возможно, сводили бы к психологу. Это у нас такое семейное решение всех проблем. Поэтому я воздержался от всего этого дерьма, решив, что не так сильно беден, чтобы через все это пройти. Как только мне открыли дверь старенького, но своего дома, я скромно прошел внутрь и осмотрелся. И остался доволен обстановкой. Конечно, из меня плохой оценщик апартаментов, зато нет ничего лишнего. Минимализм рулит, и я разулся, оставив рюкзак рядом со входом. Было тепло, еще один плюс квартире Джера.
- Здесь довольно мило.

+2

15

Не сказать, что он проигнорировал легкий флирт Троя, но промолчал, многозначительно посмотрев тому в глаза. То ли с удивлением, то ли с вызовом, то ли все вместе. Вот теперь Джер перестал быть глухим и слепым к этому и в его голову пришло осознание, что никогда более явно он не встречал такого проявления сексуальной ориентации. Да тут даже гадалкой быть не надо, все на лбу написано у Сандерса и у Берча в том числе. Короче говоря, кажется, у этих двоих предпочтения совпадали. И, кажется, ему сейчас об этом сказали чуть ли не прямым текстом.
А если по факту и тонкому намеку, то парень даже не знал, что и сказать. В принципе, он ни с кем не жил, а квартира была рассчитана как минимум на пару человек. На пару. И он бы мог запросто пустить его к себе, только это все странно. Они только знакомы и ничего не знают друг о друге. Как, впрочем, было и тогда. Джеремая, правда, тогда еще попытался пожить в общежитии, но после сломался и взвыл от ужасных условий. Даже дом с крестом был куда лучше.
Не то что бы у него не было уверенности в себе самом, что он не сделает ничего плохого или уверенности в Трое, что он его не обворует (хотя, сегодня гуляем, разрешается всем и каждому!), все равно Джереми вел себя насторожено. В конце концов, у него есть родители, наверное, он еще и несовершеннолетний, так что, кажется, если он так поступит, то ему грозят необыкновенные  проблемы. Да и потом, как отреагирует все остальные? А городок-то маленький, слухи быстро ползут, глаза есть в каждом доме на каждом углу. Будут говорить, что "ангельский мальчик" завел себе не менее ангельского маленького мальчика, это дойдет до матери, и, боже мой, его будут обливать святой водой, заставят читать молитвы и покаяться в совершенных и не совершенных грехах. Иначе говоря, это будет бомба из сплетен для местных. А сплетни вообще сплетаются крайне быстро и после это все выльется в то, что его назовут хастлером. А Троя "мальчиком на содержании". Ужасно.
Однако другая сторона его спросила, не хочет ли он и завтра увидеть эти удивительные глаза и такую сладкую улыбку? А послезавтра? Джер сдался и согласно мысленно кивнул. Конечно, хочет. Он даже думал его сфотографировать себе на память и в дневник вклеить, как маленькая влюбленная девочка. Как все сложно.
Берч повернул несколько раз ключ в дверях и квартира их встретила запахом табака. Добро пожаловать в холостяцкую берлогу, мальчик! Впрочем, во всем остальном было чинно и прилично. Ему нравился минималистический стиль, отсутствие лишних деталей и вещей, все было просто, но со вкусом. Не было огромных окон от пола до потолка, но было светло за счет белого цвета, что сочетался с приглушенным алым цветом во всяких мелких вещах как, например, подушки и ковер. У него не было дверей или перегородок, кроме ванной комнаты, прихожая перетекала в гостиную, гостиная в кухню и столовую, по лестнице можно было подняться в спальню. Из-за отсутствия дверей и перегородок пространство казалось большим, хотя по факту это было не так, что тоже ему нравилось. Собственно, это и было решающим, когда он смотрел объявления по съему квартир.
В принципе, то, что встретило их выглядело очень достойно, если не примечать тут и там лежавшие книги, листочки, ручки, рукописи, записные книжки. Самое главное просто не подниматься наверх.
- Чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что Вы в гостях, - процитировал уже когда-то услышанную фразу Джеремая, открывая окно, чтобы проветрить, - а это значит, что стены не царапать, пол не ломать, диваны не распарывать.
Первым делом Берч устремился на кухню, заглянул в верхнюю полку в поисках обезболивающего, найдя его, мигом проглотил, запив. Осталось подождать минут пятнадцать и счастье наступит.
- Что есть будем? Что обычно по утрам едят? - Наконец Адриан обратился к Трою, взглянув на того, а после повернулся к холодильнику. В принципе, у него все было, что могло бы понадобиться, только ему нужно знать, что готовить, а идей не было. Вместо этого он просто достал две банки газировки, поставил на стол. Кое-что он точно забыл. Ах да, познакомить с мистером Иглзом*. Джеремая вбежал по лестнице вверх, послышались какие-то сюсюканья и стук, потом звон и чей-то писк. Спустя некоторое время парень сбежал с лестницы с чем-то маленьким и шерстяным, подошел к Трою и вручил свою морскую свинку ему в руки с широченной улыбкой.
- Познакомься, это Мистер Иглз! - Он гладит Мистера Иглза по головке, - или просто Игги. Так ты надумал, что есть будем?
Как же все-таки хорошо дома, как минимум, не холодно. Джереми отправил в полет свою кофту куда-то на диван и обратно закрыл окно.
*Иглз - "орлы" с английского.

+1

16

Еще раз внимательно оглядевшись, я отметил, что Джер отлично вписывается в это гнездышко. Довольно чисто и просторно, светло и тепло. Разве что запах, но это простительно. Я уже видел, как он курил на остановке, так что запах табака не стал для меня шокирующей сенсацией. И если раньше подозрительные мысли закрадывались в голову, то теперь я точно знал: все будет хорошо. В такой квартире меня не убьют, здесь чувствуешь себя как дома. Пройдя дальше, я увидел несколько блокнотов на столике, ручки, несколько книг с торчащими закладками. Это круто, когда не только приставка на уме, но и духовное развитие. Наверное, видеоигры это возрастное, а то, что в кино часто показывают тридцатилетних мужиков, не делающих ровным счетом ничего, кроме как рубящихся под пивко с друзьями в комп или неотрывающихся от джойстика, вероятно, это гиперболизация. Когда я стану старше, я продам свои игрушки и стану серьезным чтецом чего-то классического. Можно уже примериться, и я осторожно взял в руки одну из лежащих рядом книг. Открыв на странице с закладкой, я прочитал пару предложений и закрыл ее. Послышался голос Джера.
- О, я очень постараюсь сдержать себя и не повредить стены и пол. И сей чудесный диван.
Флиртовать выходило довольно естественно, а самое главное приятно. Но стоило уже придержать язык, слишком очевидным становится то, что мне ничуть не страшно находиться здесь, наедине с почти незнакомым мне Берчем. Повернувшись к нему, я скромно улыбнулся, как идеальный гость.
- Что есть будем? Что обычно по утрам едят?
- Подозреваю, что яичница попала под разряд "на завтрак only", - тут я вспомнил, что сам читаю книгу, в которой героиня жалуется, что весь мир относится к этому блюду, как к завтраку, в то время как это просто еда и ее можно приготовить и днем и вечером. По моей оплошности, не уверен, что узнаю когда-либо конец истории, ибо книгу я оставил дома как лишний груз для моего одиночного похода в самостоятельную жизнь.- Я не привередлив, что сделаешь, то и съем, - и желудок тихонько буркнул своеобразное "да". Я подошел к столу, минуя Джеремаю и взял отведенную мне банку. Громко открыв ее, сделал пару глотков.
- Feels good, - усмехнулся я и посмотрел на хозяюшку-Джера. Но тот спохватился, как если бы забыл выключить утюг, и убежал на второй этаж, провожаемый моим недоумением. Через пару секунд сверху донеслись подозрительные звуки, заставившие меня поежиться и, надеюсь, в последний раз вспомнить, что этот человек закрыл дверь своего дома и может сделать все, что угодно. Но когда он принес мне это пушистое чудо, сомнения поспешили развеяться. А я не смог не умилиться. Как можно не верить в наличие нимба у этого ангела? Он держит дома морскую свинку, у него по определению не может быть топора за спиной. Когда это крохотное создание оказалось у меня в руках, первые секунды я боялся пошевелиться, не имея опыта в обращении с животными. Но потом осторожно провел рукой по спинке, поглаживая, и увидел как ранее представленный Мистер Иглз забавно двигает носом, на что мне ничего не оставалось, как улыбнуться и еще раз очароваться как свинкой, так и ее хозяином. Переведя взгляд, я увидел в глазах Джера такое же воодушевление и безграничную любовь к этому существу. Его глаза сияли, и мои просияли в ответ.
- Рад познакомиться, Трой Сандерс, - прошептал я Игги и тот издал что-то на подобии писка. - Он тоже рад знакомству, - усмехнулся я и, немного подержав животное на руках, передал парню.
- Я могу и блины сделать, если ты не против, или ты предпочитаешь сам готовить?
Раньше я всегда готовил блины на завтрак. Поливая кленовым сиропом или добавляя джем. Или, если была хорошая погода и сердце пело, доставал вафельницу и пек изумительные вафли со сгущенным молоком, так нравившиеся моей маме. Больше она их не получит.
Кофта спикировала на диван, а я отхлебнул еще глоток газировки, подавив отрыжку. Я культурный гость, да.

+1

17

Кажется, Трой стал чувствовать себя свободнее и спокойнее, оттого у него язык развязывался и переставал быть вежливым. Больше нет обращения на "вы", нет подбора фраз, которые прежде можно было бы истолковать только однозначно. Джеремая оценил его нынешнюю искренность, пусть теперь тот позволял себе всякий флирт, а это немного шло вразрез его представлению об ангелах. Однако Трой так неуверенно и осторожно держал Игги, будто бы он был последним сокровищем на земле, что это непременно умиляло Джера. Он все стоял и любовался этим моментом, хотя его поджидали всякие дела, например, позвонить в банк и заблокировать карточку, позвонить слесарю, чтобы приехали сменить замки, приготовить завтрак, сходить в душ и так далее. Морскую свинку вернули ему в руки спустя какое-то время и пары поглаживаний.
На вопрос Берч только лишь пожал плечами и добавил, что может помочь, но если ему хочется, то пусть готовит сам. После показал где что лежит, все так же держа мистера Иглза у себя в руках. За одно показал и все остальное, вдруг что понадобиться, однако парень настолько разошелся в своих рассказах, что с кухни плавно перешел ко всему своему дому, рассказал, где спать, где есть, каким полотенцем пользоваться, где добыть одежду, что не стоит трогать, где пульт от телевизора, какой пароль у вай-фая и так далее. Джереми совершенно не давал свое согласие на проживание под одной крышей, однако выглядело это все именно так. Когда экскурсия закончилась, он вернулся на кухню, вновь сказал "готовь", а сам обратился к холодильнику за салатом для Игги.
На душе было удивительно спокойно, хотя сейчас он все-таки должен паниковать: его обворовали, он проспал всю ночь на улице и его могут уволить. А еще вполне возможно, что он заболел. Но его это почему-то совсем не тревожило, будто бы ничего не случилось или это в порядке вещей. Рядом с этим голубоглазым парнем, что сейчас старательно разбирался с мукой, ему было все ни по чем. И Джеру уже было знакомо это чувство, когда все должно быть плохо, а ощущается совершенно по-другому. Ровно как и тогда, после попытки спрыгнуть, после врачей, в его мозгу поселилось спокойствие и легкая заинтересованность в происходящем. Может это и эффект от таблеток, которые ему тогда выписали, кто знает, но сейчас он никаких таблеток не принимал.
Игги догрыз свой кусок салата, а это надо было сделать непременно на кухне, и его отнесли обратно наверх. Оттуда Джеремая вернулся уже с документами, паспортом, сел за кухонный стол, взглянув, как трудится Трой, принялся разговаривать деловые разговоры. Сначала был звонок на работу, где поведал начальнику драматичную и полную жестокости историю, как его обокрали и он заболел, что он разбит и никак не может выйти на работу. На том конце поверили и насоветовали "держаться", а за кого именно - не сказали. Потом на очереди был банк, чтобы заблокировать карточку, с наличными уже ничего не поделаешь, потом слесарь, чтобы сменить замки. Короче говоря, на все звонки он потратил минут 10 и они его изрядно потрепали. Голова проходила, а квартира наполнялась чудными запахами еды и чего-то очень вкусного. Живот отозвался на такие приятные вещи неприятным урчанием.
Прямо-таки создавалась семейная идиллия, правда, с условием того, что никто из присутствующих друг о друге ничего не знает, кроме имени и фамилии. Ну, и всяких метафоричных фраз, что они наговорили на скамейке на автобусе. А ведь по идее сейчас он должен сидеть на уроке и слушать, что говорит учитель, однако вот Трой стоит тут и играет в домохозяйку-кулинарку, к слову, очень милую и красивую. Прям глаза радуются! А вот из Джереми помощник никакой.
- Ничего, что я не помогаю, а только смотрю? - С улыбкой на лице спросил Джер. А смотреть было одно удовольствие, ему бы еще фартучек, но увы. Ну, и чтоб оборачивался чаще и одаривал лучезарными искренними улыбками, а тогда и птички поют, и цветочки цветут.

+2

18

Мне дали добро на создание блинов, а это уже своеобразный момент доверия, ибо мне на плечи ложится ответственность за съедобность еды и состояние кухни. Честно говоря, я думал, что мне просто разрешат приготовить завтрак, но все обернулось куда интереснее. Мистер Иглз только знал, мелькал в руках Берча, который показывал апартаменты и рассказывал, как и чем можно пользоваться. Это было похоже на то, как если бы мне разрешили пожить здесь, ведь для блинов точно не нужно знать пароль от вай-фая, только если вдруг меня хватит приступ амнезии и весь свой кулинарный опыт я растеряю, тогда придется загуглить приготовление. В целом, все было понятно, меня вновь отвели на кухню и оставили в одиночестве, но не на долго. Морская свинка была отнесена обратно наверх, где я еще не был, а Джер пришел обратно с кипой бумаг в руках и телефоном. Но надо было приступать к завтраку. Для начала я вновь осмотрелся, припоминая все инструкции сзади сидящего парня. Ножи, которые мне не особо нужны были, находились там, венчик здесь, тарелки тут и миксер немного ниже. Мне требовалась мука, немного соды и сахара, чуть-чуть молока, 2 яйца, так, все это имеется, далее соль, ну, куда без нее, и масло оливковое. Отлично, все мною перечисленное уже покоилось на столе, готовое к бою. Сначала я достал среднюю по вместимости чашку, высыпал нужное количество муки. Мне дико захотелось чихнуть, я еле-еле сдержался, иначе в воздухе уже бы образовалось белое облако, оседающее на пол. Добавил туда соды и 3 столовых ложки сахара. Решил не делать их слишком сладкими, кому это нравится, когда вкус пропадает и чувствуется только приторная сладость? Вот сейчас я явственно почувствовал себя девушкой. Вряд ли кто-то из парней так рассуждает, даже вряд ли многие из них вообще готовят. И ладно бы просто готовка, так я же сам напросился, и это доставляет мне удовольствие. Так, Трой, давай просто спишем это на желание порадовать человека. И вернемся к блинам. В миску поменьше налил молока и, разбив яйца, вылил содержимое скорлупок туда же, добавив соли. Сзади послышался разговор Джера по телефону. Обращались к кому-то явно уважаемому с объяснениями о неявке на работу, из чего я сделал вывод, что это был начальник. Надеюсь, он приукрасил, потому что не выглядит настолько хреново, как описал. Хотя, мне и в аптеку сходить не сложно, правда, я плохо ориентируюсь в этом районе... Трой, прекрати хотеть во всем помочь всем! Это уже некультурно. Далее последовала еще череда важных звонков, пока я углубился в соединение одной чашки с другой и ритмичное перемешивание содержимого. Когда смесь стала однородного цвета, я нашел сковородку и, разобравшись с плитой, разогрел на ней оливковое масло. И вылил три кружочка будущих пэнкейков. Они грозно зашумели, соприкоснувшись с горячим покрытием сковороды, но меня это не испугало, я храбрый. Спустя некоторое время я перевернул их на другую сторону. Аромат стоял волшебный, лучше того, что встретил меня при входе в дом. Первая партия уже остывала на блюдце, в ход пошла вторая, а за ней и третья. В промежутке я ответил, что ничего страшного, что делаю это один, я же сам напросился. Да и к тому же, мама когда-то сетовала, что на кухне должна быть одна хозяйка. Опять я ловлю себя на мысли о слишком женственном поведении. Третья партия приготовилась, а больше я решил не делать, нас ведь было только двое, а морские свинки такое не едят. Еще теплыми я подал блины на стол перед Берчем:
- Bon appetit, - к сожалению, не найдя клинового сиропа, я нашел какой-то другой и поставил его рядом с тарелкой. Сияя, сел рядом и с довольным видом смотрел, как мои кулинарные произведения оцениваются новым знакомым. Затем и сам присоединился к завтраку. - Знаешь, такое времяпрепровождения я нахожу куда более интересным, чем сидеть на этих нудных уроках. Раньше никогда не прогуливал школу, оказывается это круто, - усмешка сопровождается новым кусочком остывших блинов. Со своими я быстро покончил, иногда поглядывая на кушающего Джера. одно удовольствие смотреть на такую картину. Чем дальше, тем приятнее.
Доев, я почувствовал, как сон одолевает меня с какой-то ненормальной силой. В школе это было не так заметно, как здесь. Глаза слипались, но я еще держался. Закинув посуду в раковину, я быстренько помыл ее и прошел в гостиную, на диван.

+1

19

В принципе, Джеремая спросил довольно поздно, ровно тогда, когда вся готовка уже подходила к концу. И ведь как же виртуозно у него получается, будто бы этим он занимается всю свою жизнь. Парень, ты потом на кого собираешься пойти? Не на повара ли?
Перед Джером поставили тарелку с блинами, мед, пожелали приятного аппетита, на что парень улыбнулся широкой улыбкой и кивнул в знак благодарности. Пахнуло просто чудесно. Да и вообще, всяко приятно, когда тебе готовят с любовью, а не ты сам себе абы как, лишь бы утолить голод и продолжать делать дела. Он с удовольствием полил все это медом и отправил кусок блинов себе в рот. И тут ангелы сошли с небес и запели, и выразились в виде Троя Сандерса и его кулинарных способностей. Это прекрасно! Или с голодухи все замечательно?
Находить интересным готовку вместо уроков. Понятное дело, что все веселее интереснее, чем нудное изложение лекций и скучное решение задач, однако обычно уроки прогуливают немного иначе. Ему, конечно, не знать, в школу Джер ходил исправно, а вот университет. Поспать - куда приятнее, особенно, когда ты полночи не спал и ходил-бродил хрен знает где и хрен знает у кого. Но раз он с такой уверенностью заявляет, что готовку на чужой кухне заменил бы уроками и сладким сном, то ладно, хорошо, пусть будет так.
Однако, что дальше? Вот этот школьник у тебя, завтракает, ты не давал никакого разрешения на то, чтобы он у тебя оставался, ведь это уйма проблем, но ведь ты не выкинешь его, верно? У тебя даже палец не шевельнется это сделать. Ты разрешаешь ему остаться при всех вытекающих последствиях? На самом деле, ему очень хотелось сбежать от этих размышлений, и от проблем, которые могут у него образоваться, но Джереми уже взрослый человек, черт возьми, и должен включать мозги хоть иногда. У него есть родители, которые, непременно, о нем волнуются, а еще школа, а еще общество, которое узнает и будет поносить. Лучше всего, конечно, чтоб он вернулся к себе домой, а общение в принципе можно продолжать, почему нет? Оставалось только узнать причины его пафосного ухода и как-то решить эту проблему. Что он там говорил? "Инакомыслящие"? Еще один конфликт на почве недопонимания? Решается только разговорами без криков и без всяких авторитарных систем в семье. Но ведь сейчас напрямую его не спросишь, он, поди, оскорбиться и уйдет. Уйдет и не вернется ни сюда, ни к родителям. Нужно быть мягче, тактичнее и чуточку подождать, когда будет подходящий момент. А пока нужно просто не дать ему уйти отсюда, ведь тут куда безопаснее, чем где-либо еще, куда Сандерс может пойти. А к родителям он точно не собирается.
Впрочем, Джеремая на том и порешил, улыбнулся своим мыслям. К тому времени был приговорен весь завтрак и допита вишневая газировка. Берч даже и не заметил, как Трой вышел из-за стола, успел помыть посуду и пройти в гостиную. Нет, просто так сидеть на диване и глядеть в телевизор он не намеревался, Джеру необходимо было пойти и освежится в душе, смыть с себя всю грязь, что была скоплена за эту ночь, смыть с себя частички похмелья, болезни, негативных мыслей, а оставить чистое, а потом выйти и увидать небесные глаза. Верно, так он и сделает.
- В душ не собираешься? - Спросил Адриан младший, выходя из-за стола. Трой лишь покачал головой и только тогда парень заметил, что он совсем сонный и еле держит глаза открытыми. Какая прелесть. Роль местного ангела по праву переходит в руки этого чуда, ведь он справляется с этой ролью и без крыльев на ленточках за спиной. Как можно быть таким? Джереми оставалось только улыбаться.
Он стянул с себя тонкую футболку, оголяя свой несуразный торс, что не был богат ни кубиками, ни прочей развитой мускулатурой, а лишь шрамом под ребрами и татуировками, прочапал наверх за полотенцами и после скрылся за дверьми ванной.
Долго ли, коротко ли Джеремая торчал под душем, но, когда он вышел, обмотавшись полотенцем, Трой Сандерс уже мирно сопел, свернувшись на диване. Что ж, так тому и быть, раз он не ушел, хотя дверь была не заперта. Он решил остаться, значит, пускай остается до тех пор, пока не захочет идти. Ему-то квартиры не жалко. А с родителями проблему все равно надо бы решить.
Он принес со своей кровати одеяло и укрыл парня. Сам же переоделся в чистую одежду, сел напротив дивана в кресло вместе с дневником и глядел на спящего Троя. Если бы он был художником, он бы непременно зарисовал этот момент. Если бы он был фотографом, он бы непременно запечатлел этот момент на пленке. Да так красиво, чтобы при каждом взгляде на свое творение разливалось бы тепло по телу. У него есть фотоаппарат, но фотографировать спящих незнакомых людей без их разрешения как минимум неприлично. Посему, все, что ему оставалось, это записать все, что лежало на душе.

+1


Вы здесь » PENNY DREADFUL » ДОРОГА ДОМОЙ » Torn apart at the seams and my dreams turn to tears


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC